Blood+

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Blood+ » Фанфики » Яойный фанфик по Death Note


Яойный фанфик по Death Note

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Глава 1. Обедом поделись с другом.
- Из-за Киры папа даже не приехал на обед! - Возмутилась черноглазая сестренка Лайта, запив молоком пересохшее горло.
- И откуда этот Кира только взялся? - недоумевала мать двух прекрасных детей, - И кто его только родил на этот свет?!
- Кх… кх… - Лайт аж поперхнулся едой, толи от услышанного, толи от смеха, который он сдерживал.
- На, запей… - добрая сестренка налила Лайту в стакан молока и протянула брату. Кира чуть ли не залпом выдул все содержимое стакана.
- Спасибо… - Лайт с облегчением поставил пустой стакан на стол и расслабился на стуле, радуясь свободе дыхания. - Тема «Киры» начинает приедаться, скорей бы все закончилось.
Бог Смерти, стоявший за спиной у Лайта, уже давно наметил последнее оставшееся яблочко на столе, которое соблазнительно отбрасывало блеск. Но это привлекало не только Рюука, к яблоку протянула руку девочка, взяв его. От чего у Бога Смерти чуть инфаркт не случился, но к его счастью он уже мертв.
- Лайт!!! Пожалуйста, сделай что-нибудь! Она его сожрет!!! - Второпях воскликнул Рюук словно настал Конец Света, схватив Лайта руками за плечи.
Кира готов был подавиться во второй раз от неожиданности. Вообще он просто чудом сообладал над собой и вел себя как ни в чем не бывало, только немного пробило на пот. Раньше Рюук к нему практически никогда не прикасался, но бывало, что приходилось его кормить яблоками из рук, когда велась слежка.
Когти Бога Смерти начали впиваться в рубашку и плечи так, что Лайт чуть не пикнул от боли. Это была довольно крепкая хватка, хотя Рюук по виду не сильно то и напрягался. Кира даже не предполагал, что Боги Смерти так сильны в физическом плане.
- Саю, оставь мне это яблоко, ты уже четыре съела, а я ни одного. - Как можно обычнее попросил Лайт, а про себя проклиная Рюука всеми последними словами.
- А? Правда? Я даже не заметила. - Задумалась Саю. - Зато в последнее время ты тоже стал их много есть.
- Да на вас не напасешься яблок… - улыбнулась женщина, глядя на детей. - Милая, поделись с братом, завтра я куплю больше яблок.
- Я бы ему и так отдала, а то он обидится на меня, и не будет помогать делать уроки. - Сделала умозаключения маленькая Саю, вспоминая горькое прошлое, когда Лайт так поступал с ней, и положила яблоко на место.
Кира слегка передернул плечами, которые отозвались болью, и Рюук отпустил его.
«Я тебе доброе дело сделал, а ты в меня когти пускаешь!!!» - Про себя обратился Лайт к Богу Смерти, Да так рассердившись, что из глаз посыпались искры.- Сейчас возьму, и сам съем это яблоко!»
С этими словами, адресованные только Рюуку, Лайт взял яблоко со стола и поднося его к своим губам.
- НЕЕЕЕЕЕЕЕТ!!! - Воскликнул Рюук, аж взлетев в воздух. - Извини… я просто… просто забыл, что люди такие хрупкие…
Тогда Лайт ехидно улыбнулся, принимая его извинения, хотя он ожидал такой реакции. Парень налил себе еще стакан молока и выпив его, направился к себе в комнату, прихватив с собой свой фруктовый трофей. Прежде чем войти в комнату, он вытащил карандашный стержень из дверной петли, и бумажку, которые служили для него сигнализацией.
Бог Смерти прошел сквозь дверь в его комнату.
- Ну? - Нетерпеливо ждал Рюук своего угощения.
- Что «ну»? - Издевался над ним Лайт, держа в руке аппетитное яблочко.
Рюук понимал, что его разыгрывают, и поэтому подлетев ближе к парню, взял его за запястье руки, в которой было яблоко, сказал:
- Я конечно люблю шутки, но и яблоки я тоже очень люблю.
Лайт посмотрел вверх на Рюука… Да-а, он действительно был очень высоким, не удивительно почему он все время сутулится. Парень не ощущал от него тепла, как от обычных людей, словно рядом с тобой стоит тень. Интересно…
Хоть Рюук и выглядел доброжелательным и азартным, но порою в нем чувствовалась скрытая угроза. Просто Лайт еще не доводил его до гнева, и лучше этого не пробовать.
- Какой ты не терпеливый… - Лайт натянул улыбку, отдав ему любимый Богами Смерти запретный плод.
Рюук с радостью его принял, отпустив руку парня. Кира подошел к шкафу с одеждой и открыл его, чтобы посмотреться в зеркало, которое висело с внутренней стороны дверцы. Лайт расстегнул рубашку и обнажил одно плечо, на котором он разглядел красные отпечатки от рук Рюука, которые должны превратиться в синяк.
- Хм… - нахмурился Лайт, которому это не понравилось. На втором плече было то же самое.
«Неужели Боги Смерти все такие сильные? - Подумал Лайт, касаясь левой рукой за правое плечо. - И это он только слегка придавил?!»
Кира закрыл глаза, представив себе, какие дела можно натворить с такой силой. Как же везет Богам Смерти, есть Тетрадь Смерти, волшебные глаза, невероятная сила, крылья, и бессмертие, в конце-то концов…
«И почему они не рады?» - Удивлялся Лайт, и вдруг прямо за спиной раздался смешок Рюука. Это было так неожиданно, что Кира инстинктивно развернулся в сторону звука, и уткнулся прямо в грудь Бога Смерти.
- …?! - На мгновение они оба молча замерли, не понимая, а что собственно произошло?
- Ты чего сегодня такой нервный? - Все еще находясь в смятении, первый подал голос Рюук, слегка отодвигая парня от себя, обхватив его руками за больные плечи.
- А ты не подкрадывайся, когда я мечтаю! - Произнес Лайт, подняв голову, одновременно мысленно еще раз оценил силу рук Рюука. На этот раз он делжал его более нежно, но крепко. Хм…
- О? Гомен-гомен… - Извинился Рюук и отпустил парня. - И о чем ты задумался, если это не секрет?
- Да так… ничего особенного, о вас Богах Смерти… - неохотно ответил Лайт, мечтательно улыбнувшись и потирая больные плечи. - У вас большие возможности, так чего же вам не хватает, для полного счастья? Люди о таких способностях могут только мечтать.
- Ах, ты об этом, нуууу… - Рюук слегка задумался и усмехнулся, - …но у людей есть то, чего нет у Богов Смерти…
- И чего же? - Сразу же поинтересовался Лайт, внимательно слушая Рюука, словно тот открывает ему тайны Бытия.
- Жизни, конечно! - Энергично ответил Рюук, наблюдая как на лице Кары повисло недоумение.
- А на хрена жизнь, когда у тебя есть бессмертие? - Спросил Лайт, и хищно улыбнувшись, добавил: - …и крылья.
«Он уже не первый Ра упоминает о крыльях… - Заметил Рюук. - Не уж то он так хочет полетать?»
- Хм… поймешь, когда умрешь.- Рюук решил с ним не спорить.
- Хммм… - Лаут недовольно промычал. - Надеюс, когда я умру, то не буду таким занудой как ты.
- А что бы ты делал в Аду, когда у всех вокруг такие же возможности? - Возразил Бог Смерти, - Совсем друге дело, когда ты единственный кто обладал такой силой, и жил среди людей. У Богов Смерти больше обязанностей, чем тебе это кажется.
- Но лучше что-то, чем ничего. Продолжал спорить Лайт. - А человек после смерти может стать Богом Смерти?
- Ну, и я когда-то был человеком. А почему ты спрашиваешь?
- Нууу… - Лайт усмехнулся и замолчал.
- Хочешь стать Богом Смерти? - Догадался Рюук. - Им не каждый может стать, хотя…
Рюук слегка склонился над Кирой, оценивая его взглядом.
- …Хотя у тебя есть большой потенциал. - Добавил он.
- Правда? Ты не шутишь? - Возгордился паренек.
- Но на месте Дьявола, я бы тебя не стал брать на эту должность. - Сказал Рюук, усмиряя пыл гордеца.
- Это почему?! - Возмутился Кира, пристально глядя на Рюука.
- Еще не хватало, чтоб ты и в Аду устроил революцию, ведь ты не побоялся бросить вызов всему миру. - Ответил Бог Смерти.
- Ха-ха-ха!!! - Лайта просто разнесло от смеха. - Не шути так серьезно! Ха-ха!
Вдруг раздался стук в дверь:
- Лайт, прекрати смеяться сам с собой! Я пытаюсь выучить стихотворение! - Раздался гневный голос младшей сестры.
Лайта аж прошибло на пот, но быстро схватив сотовый и открыв его, парень отворил дверь.
- Это ты мне мешаешь разговаривать по телефону! - Лайт сделал раздраженное выражение лица.
- Прости, но пожалуйста, чуть по тише можно? - Попросила Саю, слегка покраснев от такого напора.
- Ладно… - пообещал Лайт и закрыл дверь.
- Ха-ха-ха!!! - Теперь от смеха перло Рюука.
- … - Лайт закрыл сотовый и положил на стол.
- Эк тебя колбасит… - немного рассердился на него рыжий паренек, и сев за стол, включил компьютер.
- А ты молодец, сообразил вовремя, не растерялся. - Произнес Рюук, почти в самое ухо парню.
По спине Киры пробежали мурашки.
- Тебя что, стало прикалывать заставать меня врасплох? - Спокойным голосом отозвался Лайт, нервно дернув курсором мыши.
- Хе-хе… - Положительно хихикнул Рюук, стоя над душой у Лайта. - Ту сейчас будешь записывать имена в тетрадь?
Лайт откинулся на кресле и запрокинул голову, посмотрев на нависающего над ним Рюука. Глаза Бога Смерти горели от предвкушения скорой смерти людей.
- А ты думаешь, что я позволю L спокойно спать? - Улыбнулся Кира, сверкнув глазами.
- Тогда скорее приступай. - Не терпелось Рюуку, слегка проведя ногтем по спинке стула.
Прозвучал стук модема и Кира принялся за работу…
Глава 2. Ужин отдай врагу.
К вечеру у Лайта уже затекла спина, и он потянулся, сладко простонав. Парень забыл, что позади него стоял Рюук, вспомнил, когда руками случайно задел его по груди, когда потягивался. Аж вздрогнув, Лайт покосился на Рюука, опустив руки.
- Что опять не так? - Недоумевал Рюук. - Я тебя пугаю? Весь день от меня шарахаешься…
- Да не то что бы… - Лайт не знал, как объяснить это явление. - Я не ощущаю твоего присутствия, как это бывает с людьми, и забываю, что ты тут.
- А-а, ясно… я тебя уже три раза застал врасплох… Это так весело! - Честно признался Рюук.
- Только не делай это специально, ничего веселого я в этом не нахожу. - Кира начинал злиться и встал из-за стола.
- А мне все равно нравится наблюдать, как на твоем лице появляется тень страха. Разве тебе не хочется видеть, к примеру, лицо L искаженное ужасом? - Спросил Рюук.
- Ну… - Лайт замечтался, представляя себе эту сцену. - …да, пожалуй ты прав, это было бы приятно… очень приятно…
Рюук решил не прерывать его злобные мечтания. Кира, вернувшись на землю, посмотрел в Тетрадь Смерти, внимательно изучая написанное.
- Да-а, я сегодня переусердствовал. - Оценил Лайт длинный список жертв. - Завтра обязательно зайду к L, и буду наслаждаться его ненавистью ко мне.
- Хе-хе, какой же ты все-таки злой… - Обозвал его Рюук.
- Спасибо за комплемент. - В шутку произнес Кира.
- Ну, ты прям мистер Самоуверенность. - Съязвил Бог Смерти, покачав головой.
- А как же без этого. - Парировал Лайт.
- … - Рюук уже решил ничего не говорить в его адрес.
Вдруг в дверь снова постучали:
- Лайт! Ты там живой?! - Раздался встревоженный голос матери.
«В смысле «Ты там Живой?» - не понял ее слов Лайт и молча открыл дверь.
За дверью стояла обеспокоенная мать.
- Милый, ты себя хорошо чувствуешь? - Поинтересовалась она, прикоснувшись к его лбу, проверяя на жар.
- …?!! - Лайт с широкими от удивления глазами, смотрел на мать, не понимая что происходит.
Что-то не так? Может она подслушивала за дверью и тоже решила, что я разговариваю сам с собой?
Теперь Лайт испугался.
- Мама, я здоров… я только что говорил по телефону… - Подстраховал себя Лайт, внимательно наблюдая за каждым движением лица матери.
- Слава богу, а то у Саю небольшое отравление этим… - Успокоилась женщина, протягивая сыну пачку с молоком, на котором была просроченная дата срока годности. - … Молоко прокисло…
Лайт по началу успокоился тому, что причина переполоха не он, но затем его глаза тут же округлились, вспомнив, что он выпил целых два стакана этого молока.
- Мама… - у Лайта просто не было слов для выражения своего негодования. - … ты хоть смотри, что покупаешь, особенно молочные продукты.
- Нууу… - женщина виновато улыбнулась, - … в магазине было так много людей и…
Мать взяла руку сына и положила в нее горстку таблеток.
- …будет плохо - выпьешь, а лучше сделай промывание желудка. - С этими словами женщина удалилась.
Лайт недоуменно посмотрел ей в след, и молча закрыл дверь.
- Ну вот, только отравления для полного счастья и не хватало. - С жалостью к самому себе произнес парень, положив таблетки на стол.
- Зараза к заразе не пристает. - Пошутил Рюук, улыбаясь во весь рот.
- Хм… - нахмурившись, Лайт прислушался к своему организму, - …ты прав, я не чувствую отклонений.
- Лишь бы не сглазить.
Лайт спрятал Тетрадь Смерти, и снова потянувшись, зевнул.
- Ладно, пойду спать, отец скорей всего не вернется из-за моего подарка. - Произнес Лайт, с чувством выполненного долга.
- Что? Так рано? - Расстроился Рюук.
- Я хочу встать пораньше, чтобы растянуть свой выходной день подольше. - Ответил парень и стал переодеваться.
- А не желаешь продлить этот день? - С надеждой в голосе спросил Рюук, наблюдая за каждодневным стриптизом.
- Нет. Но если тебе скучно… - Лайт взял полотенце. - …то можешь поиграть в компьютер, мне он не мешает, а я в душ.
С этими словами он вышел из комнаты.
- О-о! Круто! - Обрадовался Рюук, садясь за компьютерный столик.
За полметра до ванны, Кира почувствовал, что его обняли со спины маленькие женские ручки.
- Братик, мне тааааак плоооохо… - жаловалась младшая сестренка.
Посмотрев на нее, Лайт слегка усмехнулся, радуясь тому, что у него ничего не болит.
Лицо девушки было бледным и страдальческим, она походило на приведение жаждущего сострадания.
- Ничем не могу помочь, я не врач. - С сарказмом отмазался Кира.
- УВААА! Какой ты злой! Никакого сочувствия! - Обиделась девочка, пустив слезу, и специально укусила брата за спину.
- Ай! Дурочка! - Вырвалось у парня, отскочив в сторону от зубастого создания.
- Лайт, не ругайся… - произнесла мимо проходившая мама.- …Саю, не приставай к брату. А Лайт, не будь таким бессердечным.
Женщина говорила спокойным и привычным тоном. Она всегда так разрешала конфликты между детьми.
- БЭЭЭЭЭЭЭЭ! - Саю показала Лайту язык. - Тебе два замечания, а мне одно. Беее!
Лайт не любил ей уступать в подобных вещах, хотя он понимал, что это совсем по-детски. Это своего рода традиция для них двоих. Хотя он, как старший, прощал и уступал ей многое, но порой она получала и от него.
- А зато у меня живот не болит и диарея не мучает. - Гордо высказался добрый братик и зашел в ванную комнату. - 2104 в мою пользу!
Губы девочки задрожали, а глаза намокли.
- Мама! Он опять надо мной издевается! - В отчаянии произнесла девушка, ее сердце разбилось от недостатка сочувствия и обиды.
Рюук раскладывал пасьянс, и вдруг услышал тихий скрип двери.
- Чего подкрадываешься? - Не глядя на него, спросил Рюук. Но каково удивление Бога Смерти, когда оглянувшись, вместо Лайта он увидел его сестричку.
- Вау! Да у нас незваный гость! - Обрадовался Рюук неожиданному повороту событий, и стал наблюдать за действиями девочки.
Саю рыскала по комнате, словно что-то искала.
- Войны захотел?! Так получи! - Приговаривала она, и через некоторое время нашла то, что искала. Это был порно-журнал, который Лайт использовал, когда за ним велась слежка.
- Ну и молодежь пошла… - Проговорил Рюук, случайно кинув взгляд на те страницы, которые рассматривала Саю. Его лицо приобрело более живой цвет от увиденного.
- Пойду, покажу находку маме! - Предвкушала она холодную месть и подбежала к двери. Только протянула она руку, как дверь открылась сама, и вошел Лайт после душа в одних штанах.
- А-а… э-э… - Слегка растерялась Саю и инстинктивно спрятала журнал за спиной.
- Что ты тут делаешь?! И что ты прячешь за спиной?! - Лайт сначала испугался, представив, что она могла найти Тетрадь Смерти, но будучи страшным собственником, страх сменился на гнев. - Ты посягнула на святое!
- Что?! - Смущение девочки сменилось на возмущение, вытащив порно-журнал из-за спины. - Это для тебя святое?!
- Нет! Я про свою комнату! - Лайт сделал паузу, и закрыл верь на замок, сверкнув глазами. - А теперь ты труп.
Кира, конечно же пошутил на счет «трупа».
- А я буду кричать! - Предупредила сестренка, запрыгнув на его кровать, встала в боевую позу, прихватив подушку для самозащиты.
- А я не буду помогать тебе делать домашнее задание, если не примешь наказание молча. - Шантажировал ее Лайт, подходя к кровати.
Рюук с интересом наблюдал за всем этим спектаклем. У Лайта горели глаза от удовольствия посадистировать над сестричкой. Его улыбка стала зловещей как у серийного маньяка, а глаза метали молнии.
У Лайта все еще была мокрая голова после душа, и капельки воды красиво стекали по обнаженным плечам. Рюук только сейчас заметил следы синяков от рук на плечах парня.
- Это не честно. - Рассердилась Саю.
- Ну, держись! - Предупредил ее Лайт, и как дикая кошка, одним прыжком повалил свою жертве на кровать, оседлав ее сверху.
- Защита Откровением! - Воскликнула Саю, как Сейлор Мун во время супер-мега-атаки, и раскрыла девушка порно-журнал на самой откровенной страничке перед самым носом Лайта.
Лайт замер, чувствуя, как его лицо окрашивается в красный цвет.
- А у тебя «встал»! Ха-ха-ха!!! - Издевалась над ним Саю, указывая пальцем ему между ног, не боясь быть побитой в действительности.
А такой наглости от нее Лайт действительно не ожидал и стал еще более багровым. Рюук же от смеха катался по полу в истерическом припадке.
В Лайте забурлил злобный дух Киры, из горла выскользнул рык, как у зверя, но здравый смысл все повторял: «Она всего лишь маленькая, ты как старший, должен держать себя в руках, не рукоприкладствуй… и т. д. и т. п.» Тогда он вырвал журнал из ее рук, и злобно уставился на нее.
- Лайт, твой взгляд пугает меня… - Саю почувствовала угрозу с его стороны, и не знала чем его отвлечь или заболтать.
- О! Откуда это у тебя?! - С немалым удивлением спросила Саю, показывая указательным пальцем на следы от рук на плече у Лайта.
- Хм… - Кира не сразу понял о чем она говорит, пока не кинул взгляд на плечо. - …это следы любовных утех.
С сарказмом обманул ее Лайт, т. к. другого он пока ничего придумать не мог, из-за явных отпечатков ладоней.
- Бу-га-га-га!!! - Еще громче засмеялся Рюук, подумав что это он поставил ему синяки, а не девушка. - Любовных утех… Ха-ха-ха!!!
Лайт слез с кровати, и встав на пол, произнес:
- Все, свободна, уходи.
- Э-э… а наказание? - Недоумевала девочка, чувствуя подвох.
- Просто будешь думать сама. - Ехидно ответил брат.
- В смысле? - Не поняла девушка.
- Всю неделю не буду помогать тебе в уроках. - Пояснил Лайт, решив, что это самуе лучшее наказание для нее.
- Н-нет! Пожалуйста! - Умоляла его Саю.
- Считай что мы квиты, а теперь вали с моей комнаты до следующей недели. - Лайт настоял на своем, прогоняя ее.
- Пожалуйста, прости меня! Я больше не буду, у меня же скоро контрольная! - Саю запрыгнула к нему на шею. - Я тебя не отпущу, пока ты меня не простишь!
Тогда Лайт молча стал подходить к двери, вместе со своей родной пиявкой. Саю принялась упираться, но брат был сильнее нее. Открыв дверь и выйдя, он сделал пол дела, теперь осталось ее отцепить, что было гораздо сложнее, т. к. она вцепилась мертвой хваткой.
- Ладно. Тогда сейчас пойдем к маме и поговорим о твоем поведении. - Парень принялся ее шантажировать.
- А я все расскажу про порно-журнал! - Девочка сказала это слишком громко.
- Тогда забудь о помощи в домашних заданиях на целый месяц! - Разозлился Лайт, поставив ей ультиматум.
Тогда Саю набрала в легкие воздух, но ничего не сказав, надула губки.
- Хорошо. - Гордо произнесла Саю, слезая с брата, думая какую бы ему еще пакость сделать. - У тебя похоже, есть более важное дело, после просмотра порно-журнала.
Тонко намекнула девушка, отходя на безопасное расстояние от Лайта.
- Тсс… - Цыкнул Кира, готовый задушить ее на месте, и хотел было схватить ее, но девушка уже бегом спускалась вниз по лестнице.
- Лайт-кун - извращенец! Ха-ха-ха! - На ходу громко обозвала его девочка и громко рассмеялась.
- Сама такая! - У Лайта проснулась детская обида. - И две недели ко мне не подходи даже! Ты слышала меня!
Прорычал Лайт и, фыркнув как кот, скрылся в своей комнате.
Его лицо было красным.
«Меня давно так не бесили! Пустоголовая девчонка!» - Лайт все еще кипел от ярости и от смущения одновременно, метая молниями из глаз.
Рюук его таким злым еще никогда не видел.
- Обычно ты такой хладнокровный… - Рюук был не мало удивлен. - … Но в гневе ты страшен, Лайт-кун.
- Ты меня еще не видел в ярости. - Как можно спокойнее прорычал парень, и решил замолчать, дабы случайно не наорать и на Рюука, который изначально не был на его стороне или любого из людей.
- Да ты у нас просто демон! - Но Рюук, похоже, решил достать парня окончательно.
Богу Смерти нравилось то, как Лайт сейчас выглядел, словно подпитываясь всей чернотой, которую излучает парень.
- Да ну тебя… - Уже успокоившись, послал его Лайт и лег в кровать, поправив потревоженную подушку.
- Если она тебе мешает, то почему ты не хочешь записать ее в Тетрадь? - Спросил Бог Смерти.
- Еще чего! Гибель члена семьи у L вызовет еще больше подозрений. - Фыркнул паренек и повернулся на бок. - К тому же зачем мне ее убивать за детские шалость? Ведь это у нее любовь такая ко мне.
- А ты ее любишь? - Этот вопрос Рюука был подобен грому среди ясного неба, т. к. Лайт сам в точности не знает, что он чувствует по отношению к сестре.
- Хм… хороший вопрос, в принципе, мне все равно, что она есть, что ее и нет… - Задумался Лайт. - …хотя может и не все равно…
Парень замолчал, но Рюук ждал более точного ответа.
- Чего тебе? - немного смутился Кира. - Не знаю я! Всё, я в отбое… бай-бай…
Рюук на миг окинул его взглядом, и молча сел за компьютер, продолжая партию пасьянса…

Глава 3. Капля яда.
Лайт проснулся от какого-то противного ощущения в животе под левым ребром, и неожиданно сильной тошноты. Парень аж резко сел, схватившись за рот одной рукой, чтобы подавить приступ.
«Чертово молоко!» - Лайт догадался от чего ему так плохо, даже на пот пробило.
- Лайт, ты в порядке? - Раздался удивленный голос Бога Смерти. - Ты очень бледен…
- … - Кира бы ему ответил, но боялся, что сейчас его просто-напросто вырвет.
Парень резко вскочил в кровати на пол, но перед глазами у него все потемнело. Колени подкосились, и он упал в руки Богу Смерти, который стоял рядом.
- Не издевайся над собой, ляг обратно в кровать. - Посоветовал Рюук, ощущая жар от мальчика. - У тебя, похоже, поднялась температура…
Сделал вывод Рюук, приложив свою когтистую ладонь ко лбу парня.
- Нет, это просто ты холодный… - запротестовал Лайт, все еще стоя перед ним на коленях, хотя холодная рука ему была приятна.
- У меня температура нормальная - комнатная. - Возразил Рюук.
- Ха-ха-ха!!! - Лайта просто разнесло от этой шутки и его тело затряслось от смеха. Тогда, чтобы не потерять равновесия, он обхватил Рюука за талию, а щекой прижался к нему. - Как раз чего-нибудь холодненького мне и не хватает
- …!!! - Рюук не ожидал такой наглости со стороны Лайта, кроме того, это его даже смутило, но отталкивать его не стал.
- Вот как… обычно люди боятся прикасаться к Богу Смерти, или же им просто противно это делать из-за моей не совсем человеческой внешности. - Сказал Рюук, игриво взъерошив рыжие волосы на голове мальчика.
- Хм… - Кира запрокинул голову, чтобы посмотреть с лицо Рюука, - … может ты и страшный, но я к тебе уже привык и не особо обращаю на это внимания, даже напротив, это прикольно, что у меня есть такой знакомый, хотя ты не на моей стороне.
- О-о, впервые слышу это от человека в свой адрес… - произнес Рюук, но посмотрев на больного мальчика, добавил: - …но может ты просто бредишь.
Лайт звучно усмехнулся, но болезненный спазм в животе, заставил сползти и сесть на пол, схватившись за живот.
- Неужели от двух стаканов молока, может быть так плохо? - поражался Рюук, позабыв, что значит быть живым и испытывать боль.
«Может закинуть его на кровать и пусть мучается там, а не на полу?» - Подумал Рюук, и подхватил его за подмышки, ловко и быстро усадил его на постель.
- Щекотно… - Усмехнувшись, промолвил Лайт, когда Рюук уже убирал холодные руки от мальчика.
Лайт завалился на простыни, сияя глазами, которые смотрели на Бога Смерти. Боль немного отпустила, и на лице мальчика появилась довольная улыбка. Щеки же пылали из-за температуры.
Рюук уловил себя на том, что невольно залюбовался парнишкой.
- Может, ты выпьешь те таблетки, которые дала твоя мама? - Предложил Рюук, указывая на стол.
- Ммммм… - недовольно промычал Лайт, как ребенок, которого заставляют пить горькие таблетки.
Он не хотел их принимать по нескольким причинам:
1. Он не доверяет самим таблеткам.
2. Его мама не врач и могла что-то напутать.
3. Не хотел что-либо брать в рот, а то вдруг действительно вырвет.
4. Они действительно горькие.
5. Просто не хотел.
Но все-таки он решился встать с кровати, и дойдя до столика, включив настольную лампу, открыл самый нижний ящик. Там у него лежала личная аптечка, которая была в основном по мелочам, например, обработать ранку, если порезался об бумагу и приложить пластырь. Тут же лежал ртутный термометр, который собственно и являлся его целью. Встряхнув его, и присмотревшись к шкале, Лайт убедился, что его можно использовать. Сев на стул, парень приложил градусник подмышку и принялся ждать.
- Какой же ты дотошный, по тебе и так видно, что есть температура. - Промолвил Рюук, приблизившись к Лайту.
На экране монитора компьютера была незаконченная игра в «MANJONGG», в которую играл Рюук. Лайт молча искал глазами одинаковые комбинации фишек.
Рюук, стоя за спиной, склонился, чтобы дотянуться до мышки и продолжить игру. Кира почувствовал его дыхание на своем плече.
Что? Неужто Боги Смерти дышат? Но они же мертвые!
Лайт не успел додумать свою мысль, как сразу же его живот дал о себе знать, словно чья-то невидимая рука изнутри схватила его за внутренности, и не отпуская сжимает.
- А-ах… - сдержанно сквозь зубы простонал Кира, и согнувшись, схватился за живот. - Словно схватки перед родами…
- Чур «рожать» не здесь, а в туалете. - Подшутил над ним Рюук, внеся в слово «роды» совершенно другой смысл.
- Ё-м - выдавил Лайт, откинувшись на спинку стула, переводя дыхание и покосившись на Рюука. Но рука снова отпустила и боль стала утихать, и Кира вновь растянул улыбку. - А-а… нирвана…
- Да ты еще и мазохист! - Удивился Рюук, глядя на блаженное выражение лица Лайта.
- Не правда… - не согласился парень.
Тогда Рюук положил свою холодную руку на горячий живот Лайта. Пресс парня слегка напрягся от неожиданной прохлады, а по коже пробежали приятные мурашки.
- Так лучше? - Поинтересовался Бог Смерти, смотря в лицо мальчика.
Кира сначала недоуменно посмотрел на руку Бога Смерти, потом собственно на Рюука, и улыбнувшись кивнул. Холод действительно усмирял боль и расслаблял.
Затем Лайт вытащил градусник и посмотрел на результат: 37,8 градусов.
«Хм… самая дурацкая температура… - про себя фыркнул парень, положив градусник на стол рядом с клавиатурой. - Такую даже сбивать нельзя».
Рюуку нравилось прикасаться к чему-то живому и теплому. Под своей ладонью он чувствовал, как живот мальчика то опускается, то поднимается при вдохе и выдохе. Кожа была горячей и гладкой, приятной на ощупь.
Бог Смерти слегка вздрогнул, когда Кира легонько прикоснулся к его указательному пальцу, своими более мягкими и маленькими пальчиками. Нахмурившись, Рюук понял, что парень всего лишь разглядывал его перстни на указательном и среднем пальце, проводя по рельефу черепов.
- Нравятся? - Спросил Рюук у любопытствующего парня.
- Да, я люблю такие вещи. - Ответил Лайт.
Тогда Рюук снял перстень с указательного пальца второй рукой, слегка обняв Лайта.
- Можешь посмотреть по ближе. - Разрешил ему Рюук.
Лайт лишь нагло улыбнулся и померил украшение на свой палец, но перстень был очень большой, на какой бы палец он его ни надел. Рюук с интересом следил за движением рук Киры. Но когда Лайту надоело, он сам надел перстень на палец Рюука. Наткнувшись ладонью о ногти Бога смерти, Кира решил проверить их на прочность, подставив под ноготь свой указательный палец, а большим пальцем надавил сверху. Но Рюук резко согнул испытуемый палец и случайно оставил кровавую полосу на подушечке пальчика Лайта.
- Ай! - Воскликнул Лайт и инстинктивно взял окровавленный палец в рот, и повернувшись к Рюуку, одарил того гневливым взглядом.
- Что?! Ты сам хотел проверить их на прочность. - Усмехнулся Бог Смерти.
Лайт в Рюуке видел бесшабашного парня, со своими тараканами в голове, которых он старался избегать.
Вытащив изо рта палец, Кира его выпрямил, и кровь с новой силой закапала из раны.
- Хммм… - промычал Лайт, недовольно надув губки, как делала это Саю, и покосился на свою ранку. И решил было повторить процедуру по остановке кровотечения, и уже было приоткрыл ротик, как свободная рука Бога Смерти перехватила ладонь парня.
Лайт недоуменно глянул на Рюука, не понимая чего он хочет. Но словно ответив на его немой вопрос, Рюук кончиком своего языка нежно коснулся кровоточащей раны. Лайт вздрогнул так, словно его подключили к электрическому проводу, и не от боли - просто он испугался самого Рюука. Он не знал, на что способен Бог Смерти, пробующий человеческую кровь. Он не раз соблазнял его на обмен глазами, за пол жизни, как бы то ни было Рюук - создание самого Ада. Неведение пугало Лайта… но прикосновение чужого языка вызывало противоречивые чувства.
Рюук почувствовал, как дрогнула рука мальчика, и взглянув на парня, заметил его испуг.
- Я не съем тебя. - Успокоил его Бог Смерти, обратив внимание на то, что когда-то бледные губы Лайта вдруг стали яркими и сочными.
Лайт сглотнул слюну, а дыхание стало прерывистым, как после легкой пробежки.
«Какие же люди красивы - Про себя успел восхититься Рюук, не замечая, как его рука, которая покоилась на животе у парня, стала подниматься выше, лаская гладкую кожу. Зато это заметил Лайт.
- А? - Парень хотел было возразить, но вдруг ощутил дыхание Рюука около уха, а его гибкий язычок приласкал щель ушной раковины и нырнул в маленькую дырочку.
Лайт, привыкший к здравому смыслу, пытался разложить нахлынувшие чувства по полочкам. Это было для него дико, но одновременно восхитительно. Мелькали мысли, типа Рюук - это парень, он даже не человек, и даже не живой. Я мало о нем знаю, и мало ли что он может выкинуть…
Но несмотря на противоречия, он не желал прекращать это, т. к. Лайт так редко погружается в собственные чувства. Обычно его ни что не радует и не впечатляет в этой жизни. У него все есть, но это не приносит ему удовлетворения. Даже если что-то плохое разбудит его душу, то он будет счастлив. От таких впечатлений, Кира вообще забыл, что у него что-то болело.
Откинувшись на спинке стула, Лайт закрыл глаза и громко выдохнул. Раненой руку он закинул за голову, обнимая Рюука за шею, давая понять, что он не против его ласк.
(Люди! Кому стало плохо, можете не читать дальше, я не обижусь, просто я вас понимаю, т.к. дальше будет еще откровеннее. Если же вы решили продолжить, не говорите потом, что я вас не предупреждала. Но особо упрямые личности могут взять с собой пакетик. - От авт.)))))))) ^__^'
Свободная рука Рюука нежно погладила, обнимавшую руку парня, плавно поднявшись до его локтя, и словно с горки, съехала вниз по телу, и присоединилась к другой руке.
Несмотря на то, что Лайт закрыл глаза, он все равно ощутил, как его голова закружилась, когда две сильных руки стали ласкать его кожу.
Тогда Лайт обнял его и второй рукой, изучая Рюука на ощупь, мягко поглаживая его.
- Ах… - еле слышно простонал Лайт, когда язычок Бога Смерти коснулся шеи парня и проскользнул вниз к ключице.
Волна восхищения ударила с новой силой, и Кира стал ощущать тесноту в нижнем белье. Рюук заметил это, когда ладонью натолкнулся на бугорок в штанах парня. Лайт поначалу немного испугался, когда почувствовал его руку, и хотел было все это прекратить, но все же не сделал так. Он просто плыл по течению своих плотских чувств.
Сладкий стон Киры соблазнял Рюука попробовать вкус его губ. Но дабы не испугать парня, Бог Смерти своей левой ладонью коснулся щеки и подбородка Киры, и кончиком языка провел по его нижней губе. Лайт понял, чего хочет Рюук, и приоткрыл свой ротик, заманчиво облизнувшись, словно приглашал его в гости. Не упуская такую возможность, язык Рюука, словно змея заполз по влажную пещерку, где его ждала другая змея.
(Кому стало действительно плохо, прошу не ругаться, я предупреждала заранее. - от Авт.))))))
Лайт принялся отвечать на поцелуй, прерывисто дыша через нос и вцепившись ногтями в Рюука. Мальчик чувствовал в себе дикий огонь, который все сильнее разгорался, и теперь он готов на все что угодно, лишь бы его потушить, а иначе придется сгореть.
Рюук ощущал его жар и страсть, и это передавалось ему. От нетерпения Рюук не сильно вонзил в него свои когти, но это вызвало еще больший пожар со стороны Киры.
Похоже он был совсем не против, чтобы над ним посадистировали.
Сильно наклонив стул, он бы перевернулся, но Рюук плавно положил его. Лайт же отпихнул стул ногой и оказался на полу лежа на спине. Рюук встал на колени перед головой мальчика, и склонившись над ним, провел языком по грудной клетке, оставляя влажную дорожку. Затем язычок спустился к животу и проник в пупок, и ышцы пресса парня немного напряглись от небольшой щекотки. Рука же Бога Смерти подкрадывалась к резинке на штанах Лайта.
При мысли, что он коснется его ТАМ, Лайт возбудился еще больше и прогнулся в спине.
Скользнув под резинку штанов и преодолев резинку трусов, Рюук осторожно нащупал напряженную и горячую плоть Киры. Мальчик был готов взорваться в любую секунду, но желание продлить приятную пытку заставило прикусить нижнюю губу и потерпеть.
Обнажив член Лайта, Рюук надавил своим языком на уздечку под его головкой. А ногтем большого пальца осторожно пихнул в маленькую дырочку на головке полового члена.
- А-анх! - Громко простонал Лайт и сильно прикусил язык.
Будучи под ноками у Рюука, мальчик шарить по нему руками, терпя пытку. Одной рукой он зацепился об металлические цепи, украшавшие пояс Бога смерти. Каждая деталь цепей была в виде блестящих симпатичных черепков. Кроме того, на штанах Рюука он наткнулся на бугор, который стал увеличиваться под ладонью мальчика, свидетельствующий о желаниях Бога Смерти.
Тогда Рюук выпрямился и приподнял мальчика, придвинув к нему стул. Кира даже не заметил, как уже был без одежды, и упирался локтями о мягкое сидение стула, а коленями о жесткий пол. Несмотря на пикантность своего положения, парень требовал продолжения.
Рюук провел своим когтистым пальцем по складке между ягодицами мальчика, натолкнувшись на маленькую дырочку.
- Ах! А-а… - Стонал Лайт, вцепившись в стул, краснея от того, что все это позволяет проводить с собой.
Богу Смерти нравилось видеть его смущение. Тогда для этого он провел ему там же уде не пальцем, а своим шаловливым язычком, пытаясь проникнуть в заветную дырочку. А когтистыми руками впился в его круглую попку.
Дыхание парня уже было на столько сбито, что он не знал, как правильно дышать, чтобы не задохнуться от странных, но дико приятных чувств.
Сейчас влажной уже была не только его попка, но и мягкое сидение стула.
Лайт даже подумать не мог, что ему могут нравиться подобные вещи, которые какзались ему аморальными. Он ощущал, как мягкий и мокрый язычок, извиваясь, входил все глубже и глубже. Это так сильно подействовало на него, что Лайту захотелось, чтобы в него вошли, так, что он стал кусать себе руки, не решаясь попросить об этом Рюука.
- Рюук… сделай это… - все-таки сдался парень, сильно краснея и даже злясь на самого себя от данной просьбы. - …Я хочу этого…
Еле слышно умолял его Лайт, посмотрев на Рюука через плечо, прогибаясь в спине, как кошка.
Именно таким сейчас Рюук и хотел его видеть. Расстегнув свой пояс и опустив штаны, он уловил себя на том, что тоже очень волнуется. Обхватив парня за бедра, начал медленно входить в него.
- Ааахх… Тссс… - Парню было больно, и Рюук почувствовал, как он задрожал сильнее обычного.
Тогда Рюук сделал паузу, чтобы Лайт привык к этому, все таки он же не хочет его порвать. Во время перерыва, Рюук погладил его по прогибу в спине. Делая это, ему вдруг тоже захотелось быть живым.
Когда Лайт более-менее успокоился, Рюук продолжил входить в него. Мальчик даже покрылся испариной и застучал зубами от напряжения.
- Ты как бельчонок… - подшутил над ним Рюук, услышав стук зубов, и полностью вошел в него.
Кира смущенно хихикнул, нырнув лицом в сидение стула, прикрыв голову руками.
Мальчик был таким узким, что Рюук боялся сразу кончить в него. Он начал двигаться осторожно и медленно. Конечно, это причиняла боль Лайту, но она постепенно отступала, и Рюук ускорял темп.
Теперь мальчик стонал от удовольствия еще громче, чем до того, и тоже принялся нагонять его темп и ритм.
Рюук притянул парня к себе, еще больше насаживая его на себя, и прижимая к груди. Вдвоем они набрали дикую скорость, и Лайт уже не замечал, что Рюук оставляет на нем достаточно глубокие царапины и укусы. Им просто нравилось ощущать друг друга.
Первым к финалу пришел Рюук, а следом за ним кончил и Лайт. Белая жидкость растеклась по животу и бедрам. Кира, переводя дыхание расслабился, положив голову на плечо Рюука.

0

2

Глава 4. Неожиданная новость.

До ушей Лайта донесся писк будильника, но не успев и глаза открыть, как звук тут же прекратился. Лайту это показалось странным, и он приподнялся, открыв глаза.
Рядом с будильником стоят Рюук, который его и отключил. Сегодня ведь был выходной, а Лайт просто забыл его выключить.
- Еще рано, можешь дальше спать. - Произнес Рюук.
«Так, с чего он такой… хм… добрый? И что-то я не помню как лег в постель… - не мог Лайт спросонья собраться с мыслями. - Последнее, что я помню…»
Кира почувствовал, что краснеет, и этот процесс он остановить не может. Тогда он завалился на подушку, косясь на Рюука. Он хотел спросить его кое о чем, но не хотел поднимать эту тему. Все-таки, ведь это было лишь плотское чувство.
Но Рюук заметил вопрос на лице мальчика, и решил ему ответить:
- Ты сразу же заснул после этого, и я не стал тебя будить, а просто перенес тебя в кровать…
- Да? - Удивился Лайт. - Ясно…
Он только сейчас почувствовал, что обнажен. Просто одеяло было таким теплым, что даже не замечаешь в чем одет или вовсе раздет.
Вздохнув, мальчик попытался еще раз проникнуть в мир Морфея, но боль в боку заставила пробудиться любопытству, и откинуть одеяло. То что предстало взору Лайта повергло его в шок: не только его бок, но и почти все его тело было покрыто в царапинах, укусах, засосах, следы от рук и прочие изменения, и некоторые из них до сих пор кровоточили при прикосновении. Создавалось впечатление, что парень стал жертвой изнасилования. Каждая ранка, словно разбуженный ребенок, заныла. И простыни, где он лежал, были покрыты засохшей кровью.
- Рюук! - Лайт воскликнул рассерженным голосом, указывая на себя. - Что это такое?!
- Следы любовных утех… - С сарказмом ответил Бог Смерти, процитировав фразу Киры, произнесенную на кануне вечером.
- Это не смешно. - Даже немного обиделся Лайт, и попытался сесть на кровати, но тут же пожалел об этом. Резкая боль в попке заставила его взвыть, и лечь обратно на кровать.
Рюук еле-еле сдерживался, чтобы не рассмеяться, но его забавляло наблюдать за ругающимся и стонущем мальчиком.
- Ах, черт! Рюук, ты садист! - Выругался парень, с трудом поднявшись с постели, и странной походкой приблизился к шкафу.
- Садист? Нет, я просто люблю разнообразие. - Возразил Бог Смерти, не отрывая глаз от парня.
Кира открыл дверцу шкафа, и посмотрел на Рюука, прищурив глазки, думая, что Рюуку все же приятны его мучения.
- Садисты тоже любят разнообразие… - смекнул Лайт, беря полотенце и нижнее белье. - Ты когда-нибудь видел монотонного садиста?
- Ха-ха-ха! - Не выдержав рассмеялся Рюук, пытаясь себе это представить.
«У него, наверное, слишком бурная фантазия…» - флегматично подумал Лайт.
Парень хотел быстренько дойти до ванны незамеченным, дабы не шокировать своих родственников своим видом. К его счастью все спали, и дорога была свободна. По пути он прихватил с собой аптечку.
- Тебе помочь превратиться в мумию? - Спросил Рюук, предлагая свою помощь в перевязках.
Гордый Лайт хотел сказать резкое «Нет!», но здравый смысл подсказывал обратное.
- Как хочешь… - В итоге промолвил парень.
- За то ты будешь похожим на Бога Смерти, ты ведь хотел этого… - продолжать Рюук над ним подшучивать.
- … - Лайт решил не реагировать на его шуточки, и включил душ на более прохладную воду, чтобы не раздражать свои любовные награды.
- Ты похож на полосатого тигра. - Заметил Рюук, продолжая капать ему на нервы, и глядя на красные полосы на теле парня.
- Сейчас зарычу… - предупредил его Лайт, и вдруг почувствовал, как в животе снова все стянуло.
«Что?! Он еще не перестал возмущаться?» - Сильно удивился Лайт, обхватив живот, который возмущенно заурчал.
- Слышу… только это тигр с несварением желудка. Иди сюда лечить буду. - Раскомандовался Рюук, открывая аптечку.
На удивление, Лайт был послушен и, выключив воду, стал вытираться чистым полотенцем.
- Хм… может ты не пойдешь к L и посидишь дома? - Порекомендовал ему Рюук, трезво оценивая не очень хорошее состояние мальчика.
- Ты сам вызвался мне помочь, но доктором я тебя не нанимал. - Выразил свое недовольство Лайт, приближаясь к Рюуку. - В тому же я хочу насладиться угрюмым лицам в нашем штабе, особенно увидеть раздраженного L.
Лайт аж закрыл глаза и довольно промычал, представляя себе выражение лица своего преследователя.
- А ты еще меня называешь садистом… - проговорил Рюук, обрабатывая свой укус на плече парня.
- А? - Кира словно пробудился из грез. - Ну… если только немножко…

***
L чувствовал, как его веки тяжелеют в прокуренном помещении. Хотя он привык лишать себя сна, но это уже длилось довольно долго, и теперь даже он сдавал позиции. Он даже изменил своему любимому чаю на кружку кофе. Он как всегда сидел в своей излюбленной позе, положив руки на колени.
- Асахи-сан, может, вы все-таки пойдете домой, вы очень бледны, и я не хочу, чтобы у вас случился еще один сердечный приступ. - Забеспокоился L, глядя на усталого директора, но вдруг раздался стук в дверь, и в помещение вошел Лайт.
- Спасибо за беспокойство, но ты у меня не доктор, чтобы уговорить меня сидеть дома! - Ягами-старший был очень раздражен, и даже не дал сыну поздороваться, хотя он видел, что парень вошел.
- Хм… дежавю? - вслух подумал Лайт, снимая шапку.
- …? - никто, кроме Рюука, не понял, о чем говорит Лайт.
- Теперь ясно в кого ты такой… - Заметил Рюук.
- А что за кислые лица? - решил Лайт перейти в другую тему, изображая саму невинность. - Что-то случилось? Неужели снова Кира?
Спросил Лайт, снимая пальто, все же на улице снег идет, и даже обещали -10 градусов. Везет Саю, может у неё в школе объявят актированный день, а ему бедняге придется тащиться в мороз на занятия.
Лайт сделал обеспокоенное лицо, но блеск в глазах выдавал его хорошее настроение.
Ах! Какое наслаждение, когда здесь такое напряжение.
- С 18:00 до 5:40 жертвами Киры стало 34 человека. - Пояснил L, держа в руках длинный распечатанный список с именами и фотографиями жертв.
Лайт вздохнул и сел в кресло. Как же хорошо, что в Тетради Смерти можно указать любое время смерти…
- Я удивлен, что ты пришел в такую рань и в такой мороз… - Произнес L, глядя на него своим знакомым взглядом а-ля «справедливость восторжествует», или «я знаю, что ты Кира, и докажу это, чего бы мне это не стоило».
«Вот узнать хотя бы его фамилию… - в свою очередь мечтал и Лайт. - …Не пожалел бы и пол тетради, подставляя к фамилии различные имена. Авось бы и угадал!»
- А может ты его соблазнишь, и откроешь тайну его имени. - Шутливо предложил ему Рюук, услышав его мысли.
Лайту хотелось засмеяться, но он сдерживал себя, и лишь тихо улыбнулся. Но это не осталось незамеченным L.
«Если Лайт является Кирой, то неудивительно, почему ему так весело...» - Подумал L, сглотнув еще холодный кофе.
- Ладно, уговорили… - Сдался Ягами-старший, вставая с дивана. - Закругляемся. Лайт, если хочешь, то оставайся, раз уж пришел.
Все стали расходиться, оставляя L и Лайта наедине.
«Соблазнить L? Хм… если только его споить на каком-нибудь празднике, то это не плохая идея… - Лайт обдумывал предложение Рюука. - Но он такой… хм… страшненький».
- Ну… хм… - Задумался Рюук, глядя на L, и залился диким смехом, от которого даже Кире стало не по себе.
- Ну, уж не страшнее меня… - выдавил Рюук причину своего смеха.
Посмотрев на Бога Смерти, до Лайта вдруг дошло о чем он говорит. И веселье Рюука передалось парню, и на его лице появилась улыбка шизофреника.
- У тебя сегодня хорошее настроение я погляжу. - Отметил L.
«Интересно, о чем он сейчас думает?» - негодовал L, нахмурив брови.
Если добиваться расположения L, то это нужно сделать именно сейчас, пока мы наедине. Лайт вспомнил, что он по пути купил плитку шоколада, а сладкое - это как раз то, что любит L.
- Минуточку… - произнес Лайт, и немного странной походкой подошел к своему пальто.
L неотрывно наблюдал за Кирой, обрабатывая в своей компьютерной коробке каждое его движение.
Лайт залез в левый карман и вытащил заветную сладость.
- Будешь? А то я не очень люблю сладкое, в отличие от тебя. - Предложил Кира, фальшиво улыбнувшись.
- х-хорошо… - немного смутился L, неожидав такого вкусного подарка от подозреваемого. - Но раз ты не любишь сладкого, зачем купил?
В силу своей привычки, L уже не замечал, что буквально допрашивает парня.
- Ну… - Лайт закрутил своими шестеренками, чтобы придумать что-нибудь правдоподобное. - За то ты любишь. Ведь сидя тут всю ночь никто не купит торта, а этот шоколад я купил не для себя.
«Он купил его для меня?» - еще больше удивился L.
- Спасибо… - L по-детски улыбнулся, принимая в руки шоколадку.
- Молодец Лайт, хорошо придумано, ты его смутил! - Радостно воскликнул Рюук.
Лайт осторожно сел в кресло, что бы не испытать резкую боль.
- Лайт-кун… - произнес L, продолжая наблюдать за парнем.
- Что? - сразу отозвался тот.
- А что с твоей походкой? - наконец-то произнес L - У тебя что-то болит?
- А-а… - Лицо Лайта вспыхнуло как огонь от смущения. - …да так, ногу повредил, да и живот чего-то побаливает.
Лайт ненавидел жаловаться, но ничего другого он сказать не мог.
- Не стоит стесняться говорить о своем плохом самочувствии… - упрекнул его L, вставая с кресла, чтобы сделать чая (холодный кофе было пить уже не в прикол). - Минуту назад ты был совершенно бледным, словно тебя обескровили.
«Да уж, это точно… обескровил - меланхолично подумал Лайт, принимая приготовленную чашку чая их рук L.
Тут у Рюдзаки глаза стали больше обычного:
- Что с твоей рукой?!
- Хм? - Лайт кинул взгляд на рукав, откуда выглядывал размотавшийся кусочек бинта. - А-а, ничего-ничего, просто порезался.
Нервно улыбаясь, проговорил Кира, незаметно покосившись на Рюука: «Техника выполнения перевязок - 2!»
- Гомен-гомен, сто лет этим не занимался… - оправдался Рюук, разведя руками.
L не понимающе захлопал своими глазищами:
- Это ты дома так?
- Да, а что? - Лайт сделал недоуменное лицо, сглотнув чая из чашки.
- Нет, ничего… - Как-то даже разочаровался Рюдзаки и сел обратно в кресло.
Лайт снова почувствовал, как его внутренности бурно зашевелились, словно пытались освободиться от невидимой руки. Это было сильнее, чем раньше.
L откусил одну плитку шоколада и держал ее во рту, чтобы та растаяла, и глянув на Киру, чуть не подавился. Лайт вдруг побледнел, как смерть прямо на глазах. Хотя паренек делал вид, что все в порядке, но суженные зрачки выдавали его боль. Кроме того, его глаза стали словно стеклянные, смотрящие сквозь Рюдзаки.
- О чем вы говорили, пока меня не было? - Лайт пытался отвлечь внимание L от себя на что-нибудь другое.
- Ах да, хорошо что напомнил… - L вдруг оживился. - …Мы тут подумали, что у тех следователей у кого есть семьи, включая и твоего отца, ради безопасности близких решили их переселить в другую часть города или район. Затем мы сотрем о них все данные, конечно это не навсегда, а пока дело не будет закрыто…
После длинной речи, L снова внимательно уставился на парня, изучая каждое изменение на его лице.
- Что?! Мне придется съехать?! - Возмутился Лайт, аж подскочив из кресла.
Хотя он не считается официальным членом из группы следователей, занимающихся этим делом по ряду причин: во-первых, он даже не работает в полиции и является простым студентом, во-вторых, он является главным подозреваемым в этом деле. Но данный расклад ему не понравился.
- Нет, ты как главный подозреваемый никуда не денешься… - Тут L как-то жутко улыбнулся, словно задумал что-то страшное и хочет насладиться его реакцией на задуманное. - …Но твоя мать и сестра съедут, и ваш дом станет новой штаб-квартирой. А твой отец даже не против чтобы я пожил вместе с ним и с тобой. А то постоянные переезды из одного отеля в другой сильно утомляют.
Хотя по правде L сам напросился, чтобы по лучше изучить своего подозреваемого.
- А-а… э-э… - То, что Кира был в ужасе от услышанного, значит ничего не сказать. Он даже забыл, что у него что-то болело, но лицо стало еще бледнее обычного.
- Разве ты не рад? - Рюдзаки сделал удивленное лицо, но именно эту реакцию он и ожидал от Киры.
«Черт! Я попался на его уловку!» - Выругался про себя Лайт, пытаясь сделать более нейтральное выражения лица.
- Нет-нет, я просто счастлив… - честно соврал Лайт, пытаясь ровно улыбнуться.
- Ты же хотел его соблазнить и узнать его имя, это же отличный шанс! - Рюук пытался найти более оптимистичную перспективу этой ситуации, но глядя на Лайта, ему казалось, что парень вот-вот зарычит от злости.
«Да, но не таким способом! - Лайт был вне себе от нахлынувшей ярости. - Теперь я каждый день буду видеть его рожу, и уворачиваться от невидимых ловушек с его стороны! Это каждая минута в напряжении! Я все время буду думать, чем он сейчас занят и какие у него планы и мысли. При нем я боюсь сделать лишнее движение, чтобы он не думал, что я Кира. А тут такое! Когда я буду покидать свою комнату, я начну волноваться за свою Тетрадь Смерти! Я не должен допустить, чтобы L ее нашел, и теперь мы просто не дадим прохода друг другу!»
- Тише-тише… у тебя просто паранойя. - Рюук попытался успокоить поток возмущенных мыслей со стороны Лайта, судя по которым это не все то, что парень хотел сказать. - И не делай такое жуткое лицо, а то и правда похож на серийного маньяка. Лучше расслабься и все обдумай.
- Ладно. - Сдержанно произнес Лайт, обращаясь одновременно и к L и к Рюуку. - Я пожалуй пойду домой.
«Пока не наговорил кучу гадостей» - про себя добавил Ягами Лайт.
- Правда? Ты же только что пришел, посиди еще немного… - L даже немного расстроился. - …Хотя бы допей чай.
Лайт кинул взгляд на свою кружку чая, и у него аж внутренности словно все завязались на узелки, и он недовольно надув губки, непроизвольно приложил руку к своему животу.
Это действие не осталось незамеченным.
- Тебе плохо? Хочешь, я прогуляюсь с тобой? - Забеспокоился Рюдзаки. - Или подвезу тебя домой?
- Нет, спасибо, я сам дойду. - Быстро ответил Лайт, желая скорей скрыться с его глаз.
- Хм… жаль.
- Ладно, пока.
- До встречи.
Выходя из номера, Лайт понял, что это последний его выходной…

0

3

Глава 5. Яд в действии.

Лайт шел по улице не спеша, хотелось все как следует обдумать, но какая-то дикая боль которая в основном была справа, переместилась на левую сторону. Казалось, что стягивает не только кишки, но и все мышцы живота. Кроме того вдруг появилась слабость и тошнота, и парень почувствовал себя беременной женщиной. Но несмотря на это, он гордо шел по улице. Но прибавив шаг, он ощутил, как кровь стала отливать от лица, а перед глазами замелькали пятна.
Рюук, следовавший за парнем, не о чем не думая, вдруг увидел, как колени парня задрожали, и тот убавив шаг, присел на корточки, обхватив живот обеими руками.
- Эй-эй! Ты в порядке? Тебе еще рано умирать… - Даже Бог Смерти забеспокоился.
Мальчик отрицательно покачал головой, а по щеке скатилась капля пота.
- Может вызовешь «скорую» по сотовому? - Посоветовал Рюук, суетясь вокруг него.
Лайт поднял на него глаза, которые словно говорили «Я не взял с собой сотовый телефон». Выражение лица выдавало мучение.
- Хм… - Рюук не знал, что с ним делать, но было бы не грех помочь парню, раз его время еще не пришло.
- О-о! Хочешь, я тебе поймаю машину, и ты доедешь до больницы?! - С радостью предложил Рюук, и не дождавшись ответа, подлетел к дороге, где ему на глаза как раз попалась мирно едущая «Скорая помощь».
- Нееет… стооой… - хрипло выдавил из себя Лайт, испугавшись его намерениям. Он даже протянул вперед свою руку, чтобы его остановить. Но резкая боль заставила потерять равновесие, и парень вслед за вытянутой рукой, распластался по заснеженному тротуару.
Но Рюук не услышал его, и как истинный Бог Смерти, распустил свои черные крылья, и взлетел в воздух. Лайт на мгновение был очарован его крыльям, которые были у него только в мечтах.
Подлетев к машине, «Скорая помощь» даже не подозревала, что она стала чьей-то жертвой. Со всего размаху, Рюук ударил по капоту так, что всю машину просто встряхнуло, и водитель от ужаса резко затормозил прямо рядом с Лайтом.
Из машины вышел обеспокоенный водитель и недоуменный врач-женщина средних лет, которая сразу заметила валяющегося мальчика. Лайт попытался сесть, когда понял, что его заметили и деваться больше некуда.
- Парень, ты заболеешь, если будешь здесь сидеть. Что случилось? - Произнесла женщина, подойдя к Лайту, заглянув ему в лицо. Инстинкт врача подсказывал, что это ее пациент.
- У меня болит живот… - Послушно признался Лайт, немного смущаясь, и приложил ладонь на место сильнейшей боли.
- Хм… сможешь встать и пройти в машину, я тебя осмотрю, если ты не против? - Спросила врач, уже предполагая кое-какой диагноз.
Лайт кивнул и не торопясь встав, потопал в сторону машины.
Водитель, обойдя всю машину, удивленно уставился на восемь царапин на капоте. Словно какое-то невидимое животное прыгнуло на машину.
- Хм… что это могло быть? - подумал он вслух.
- Понятия не имею… - Отозвался один из санитаров, который тоже вышел. - Зато больному парню поможем… хм… может это его ангел-хранитель нас остановил?
С сарказмом заметил санитар, широко улыбнувшись, обнажив золотой зуб.
Из машины вышла врач, и подойдя к ним, спросила:
- Машина готова?
- Да. - Твердо ответил водитель. - Только скажи куда ехать.
- В ближайшую хирургическую клинику. - Произнесла женщина, на ходу влезая в машину.

***

- Лайт, не переживай, это всего лишь аппендицит… - уже в который раз успокаивал Рюук расстроенного парня, говоря как о простой простуде.
Лайта уже везли на каталке. Он с дикими от ужаса глазами смотрел на незнакомых людей в белых халатах. Конечно, он много видел фильмов про врачей и медицину в целом, но никогда не думал, что придется самому побывать на хирургическом столе. Кстати о хирургическом столе, только что Кира увидел его рядом с собой. От такого, у него в душе все перевернулось с ног на голову.
- Парень, повернись на бок, пожалуйста… - словно на автомате попросила его медсестра, держа в руках два шприца. В одном из них была прозрачная жидкость, а в другом желтоватая, с какими-то плавающими крупинками. (Просто Лайт не знал, что это антибиотик, который не успел до конца раствориться из-за всей срочности дела, но в этом нет ничего страшного). Протерев спиртовым ватным шариком кожу, медсестра всадила иглу в его многострадательную попку. Это было очень больно, и Лайт думал, что вгрызется зубами в каталку.
Медработники, конечно, обратили внимание на царапины на теле мальчика, но пока решили не беспокоить его по этому поводу.
- Перекладывайся… - Приказала она, указывая на хирургический стол, слегка поддерживая парня за плечи.
Он ложился на него с таким видом, словно он не пациент, а преступник, которого усаживают на электрический стул.
Свет от ламп светил прямо в глаза, а справа он увидел пожилого хирурга с огромными очками на носу. Руки врача были согнуты в локтях ладонями вверх, готовыми к привычной для него работе. Взглянув на Лайта, а потом на девушку слева от парня, кивнул. Этой девушкой оказалась медсестрой-анестези­сткой, которая принялась надевать маску для подачи наркоза. Лайту это не понравилось, и он инстинктивно заворочал головой, не позволяя нацепить этот намордник.
- Будь хорошим мальчиком, делай то, что говорят медики… - произнес Рюук, паря над головой парня, и легонько прикоснулся к его лбу, чтобы позволить медсестре надеть маску. Она даже и предположить не могла, что у нее есть такой невидимый помощник.
- Подаю… - Сказала медсестра доктору, и Лайт услышал шипящий звук, и струя наркоза ударила ему в лицо.
Постепенно боль уже не казалась такой сильной, а веки стали тяжелеть. Затем постепенно боль исчезла вместе с его сознанием…
- Круто! Я присутствую на операции, давно мечтал об этом. - Это последнее что услышал Лайт от Рюука.
«Предатель…» - Хотел было обидеться Лайт-кун…

***
Рюдзаки, после того как Лайт от него ушел, заснул прямо на кресле. Он сильно устал за последнее время, и разум требовал сна, если он хочет, чтобы он трезво мыслил. Хотя L и считает, что сон и прием пищи занимает слишком много времени, но понимает, что без того и другого организм быстро истощается. Конечно, L готов отказаться от сна, но от сладкого вряд ли. Это одно из немногих, что доставляет ему радость, но в основном он предпочитает духовную сытость.
В кармане зазвонил его сотовый телефон. Рюдзаки спросонья даже немного испугался этого маленького вибрирующего и орущего существа. Потянув его двумя пальцами за висюльки, он открыл его и нажал кнопку.
- Алло… - сонным голосом и потирая свои опухшие глаза, отозвался L, немного раздраженный тем, что его разбудили.
- Рюдзаки-кун!!! Лайт в больнице, сказали, что он на операции, а что случилось не сообщили!!! - Словно с цепи сорвавшись, вопил Суитиро Ягами, брызжа слюной на том конце провода. - Он ведь был у тебя! Что случилось?
- А-а… э-э… - от такой новости L сразу же забыл, что минуту назад спал, пребывая в шоковом состоянии, не понимая, что происходит. - Да, он потом пошел домой Асахи-сан, больше я ничего не знаю.
Хотя L вспомнил, что Лайт плохо себя чувствовал. Черт, не нужно было его отпускать одного! Я это нутром чуял…
- Но он до дома не дошел и теперь на операции! - Похоже, мужчина очень сильно переживал за сына и был в отчаянии от неведения. - Я поеду сейчас к нему в больницу.
- Асахи-сан, пожалуйста, только не нервничайте, только еще вас не хватало со вторым сердечным приступом. - Уже забеспокоился и L, облокотившись о кресло. - Хотите, я поеду с вами?
- Хорошо, спасибо тебе, до встречи. - Поблагодарил его Ягами-старший уже уставшим и охрипшим голосом.
Рюдзаки закрыл сотовый телефон и сел в кресле. Тело и мозг с новой силой затребовали сна и отдыха, но душа требовала знать правду.
«Ну Лайт, если вдруг ты все таки окажешься Кирой, то только за это я казню тебя с удовольствием» - устало пригрозил L, с трудом поднимаясь с теплого и уютного кресла.
Глава 6. Таинственный ангел-хранитель.

- Он сейчас в отделении интенсивной терапии, подождите, пожалуйста, его сейчас осмотрят, и тогда доктор поговорит с вами о его состоянии. - Пояснила дежурная медсестра с большими глазами и очень длинными ресницами.
По крайней мере, именно ее глаза произвели впечатление на все еще сонного L. Рюдзаки просто не знал, что на его внешний вид реагируют точно также.
Ягами и Рюдзаки сели на диван и стали ждать. Не расчесанный и сутулый L, казался здесь для окружающих людей местным пациентом, который вдруг решился спуститься в вестибюль и отдохнуть от назначенных ему процедур.
С лестницы спустился пожилой мужчина в белом халате.
- Доктор Тсубаса-сан, к вам пришли родственники прооперированного мальчика. - Позвала доктора пучеглазая медсестра.
- Хорошо… - произнес хирург, и посмотрел на пришельцев оценивающим взглядом, - …пусть кто-нибудь один пройдет за мной в кабинет.
Похоже врач не любил, когда в ординаторской много народу, поэтому за ним сразу же подскочил Суитиро.
Рюдзаки, оставшись один, поудобнее пристроился на диванчике, и попытался задремать, закрыв глаза.
- Опять в курточке! - Рявкнула медсестра на проходящего мимо мужчину.
- Я быстро, только к диспетчеру отдать путевку… - начал оправдываться мужчина, немного наглым тоном голоса.
«Водитель?..» - догадался L, не открывая глаз и находясь в полудреме.
- Ну, как машина? Больше ни на что не натыкалась? - спросила та же медсестра, перейдя на более бытовой тон.
- Нет, только не знаю, что делать с царапинами, на ремонт денег выделят только в следующем месяце. - Ответил водитель, облокотившись о стол, за котором сидела медсестра.
«Царапины?... в аварии что ли побывал?...» - L ни как не мог покончить с мыслительной деятельностью.
- Да, я видела их, словно лапа зверя это сделала… - женщине стало как-то не по себе, вспоминая машину.
«Какого зверя?» - подумал L, обмозговывая полученную информацию, но эта фраза не подходила к его стандартам.
- А еще наш санитар Кобаяши подшутил, сказав, что это ангел-хранитель того парня остановил машину, чтобы мы его подобрали. Хе-хе… - Рассмеялся мужчина. - А если серьезно, то и вправду было такое ощущение, что натолкнулся на что-то невидимое…
«Ангел-хранитель?! Парня подобрали? Лайта?!» - сильно удивился L, и его чутье сыщика заставило подскочить с дивана и подбежать к водителю.
- Покажите, пожалуйста, машину и расскажите, что произошло. - Рюдзаки сразу перешел к делу, немного шокируя работником больницы, глядя на них своими огромными глазами, что даже медсестра сделала шаг назад.
«Ангелы-хранители… Боги Смерти - одного поля ягодк - пронеслось в голове L.
Водитель даже опешил. Но если бы он работал в психиатрической клинике, то он бы так не отреагировал, тем более L как раз подходит под стандарт тамошних пациентов.
- А вы собственно кто? - водитель для начала решил с ним познакомиться.
- Неважно…
- Он как раз пришел к тому парню, которого вы подобрали на улице. - Перебила его медсестра.
- А-а, ну хорошо, тогда я вам все покажу и расскажу, если вы настаиваете… - Согласился водитель, надевая свою шапку, а L кинулся к гардеробу, на ходу вытаскивая номерок.
- Если придет Ягами-сан, передадите, чтобы он подождал меня?! - Прокричал L, быстро одеваясь.
- Хорошо-хорошо… - кивнула женщина, поправляя колпачок на голове. - …только не кричите, больница все-таки.

***
- Вот, взгляните… - сказал водитель, обойдя пострадавшую машину «скорой помощи». По пути сюда, он рассказал ему, все как было.
Рюдзаки заметил восемь достаточно глубоких царапин.
«Похожи на… ладони?! - удивился L, приложив свои руки на капот машины, чуть ниже царапин. - …И вправду, только ладонь должна быть слишком большой».
Парень под пальцами даже нащупал небольшой рельеф от следов рук, на которые никто не обратил внимания.
- Ясно… - L достал сотовый телефон, своим аккуратным движением рук. - Вы не против, если я сделаю слепок?
- Да, пожалуйста… - недоумевал мужчина, но спрашивать ничего не стал.

Суитиро-сан сидел на диванчике и ждал L, недоумевая по поводу его исчезновения.
В вестибюль вошел L и Мацуда-сан, и Ягами встал с мягкого дивана, вопросительно глядя на них.
- Что сказал доктор? - на ходу спросил Рюдзаки.
- Это аппендицит, сейчас его переведут в обычную палату. - Облегченно ответил отец мальчика.
- Как хорошо, что ничего серьезного. - Успокоился и L. - Можно поехать домой, а вы выспитесь, ведь не хотите оказаться рядом с его койкой?
- Я буду спокоен, когда увижу его. - Твердо сказал мужчина. - А куда ты пропал Рюдзаки? А Мацуда что здесь делает?
- Это я его позвал, расскажу потом, не здесь. - Пояснил L, намекая на конфиденциальность.­
Вдруг раздался звук колес, и на горизонте появилась каталка, на которой можно было опознать рыжеволосого мальчика, которого должны были перевести на другой этаж в палату.

***
«Свет… какая-то тень… снова свет… тень… а-а… это лампы…» - Лайт начал просыпаться после наркоза, не понимая, что его везут по коридору.
Все тело словно налилось свинцом. Он попытался приподнять руку, но это было очень трудно, казалось, что тебя одели в железный доспех, и теперь пытаешься отклеиться от огромного магнита.
Несмотря на накрытое на него простынь с одеялом, ему было холодно. Посмотрев налево, он увидел различных людей в халатах и без таковых. Каждый из них все куда-то шел, напоминая кучу муравьев в муравейнике. Над головой висел пакет с прозрачной жидкостью. Это была капельная системе, присоединенная к его вене на руке. Именно этого он хотел меньше всего в жизни.
Лайт сильно хотел воды, но сил еще не было, чтобы говорить, и попросить об этом. Интересно, во время похмелья, так же себя чувствуешь?
Каталка остановилась перед лифтом и мед сестра нажала кнопку вызова.
- Лайт!!! - Раздался голос Ягами-старшего, словно гром среди ясного неба.
- Па… па?.. - еле слышно прошептал рыжий паренек.
Да-а, голос его отца даже мертвого разбудит, не говоря уже о полуживом.
Лайт с большим трудом повернул голову в сторону шума. Он увидел бегущего к нему отца, а за ним более спокойного L и Мацуда-сана.
- Лайт!!! Слава Богу! - отец вцепился руками в каталку, и склонился к любимому сыну, не обращая внимания на возмущенные возгласы медработников, которые транспортировали данного пациента.
Кира захлопал глазками, удивляясь всей этой суете над ним.
- Откуда у тебя это?! - удивился Суитиро-сан, увидев на обнажившемся плече укус. И не дожидаясь ответа, заботливый отец приподнял одеяло, чтобы взглянуть на сына, и ужаснулся, увидев многочисленные ранки.
- Папа, я голый… а тут люди… - у Лайта от возмущения даже голос прорезался. - … и мне холодно…
- Прости… - вдруг опешил отец, и обратно укутал свое дитя.
Рюдзаки заметил, что эти царапины на теле Лайта он где-то видел, и его взгляд упал на гипсовый слепок, который он держал в руках.
«Они похожи? - еще больше удивлялся L, поглядывая, то на Лайта, то на слепок.
Тут двери лифта открылись, и медработники закатили каталку в него.
- Простите, мы понимаем ваше беспокойство, но не могли бы вы прийти завтра. - Заранее извинилась худощавая медсестра, сопровождавшая мальчика. - Ему нужно отдохнуть после наркоза.
- Х-хорошо… - Окончательно успокоился Ягами-сан, провожая взглядом каталку.
- Интересно, откуда у него такие царапины? - произнес Мацуда, после того, как дверца лифта закрылась, сильно удивившись.
- Потом узнаем. - Сказал Ягами-сан, и направился к выходу.
В машине L внимательно изучал слепок, аккуратно держа его пальчиками.
Что это может значить? Почему моя интуиция мне говорит, что царапины на машине и на Лайте совершены одной рукой? Сегодня утром он уже был в бинтах, значит эти царапины появились еще до того, как он появился у меня. Хм…
Рюдзаки вспомнил про ангела-хранителя…
Конечно, это безумная теория, а что если Кире кто-то покровительствует? Если это так, то это «что-то» могло ему помогать, например, остановить машину «скорой помощи», или хм… сказать что за ним следят и сказать место положение камер в комнате. Тогда Кира мог с легкостью обманывать всех.
Рюдзаки прикусил большой палец правой руки, представляя, каких размеров должна быть рука у хозяина царапин. Да и размеры самого этого человека.
Даже надумав это, я не поверю, пока своими глазами не увижу этого ангела-хранителя или Бога Смерти. Но если такое допустить, то все окажется гораздо сложней, чем я думал. Как-то не охота гоняться за призраком, тем более, если он царапается. Но если он помогает Лайту, то зачем его же и расцарапал? Это единственная нестыковка.
Интересно, что завтра скажет Лайт о царапинах? И хочет он этого или нет, я заставлю его показать их и сравнить с этим слепком. Насколько я знаю, у Лайта нет девушки, по крайней мере, с такими огромными руками..
Рюдзаки улыбнулся, радуясь продвижению дела, уже в голове создавая вопросы для допроса Лайта, и ему было совершенно наплевать, что парень недавно перенес операцию.
***

Оказавшись в палате, Лайт стал нервничать, несмотря на дикое желание уснуть.
- Что случилось? Ведь все уже позади… - Недоумевал Рюук, нависая над мальчиком.
«У меня дурное предчувствие… - мысленно разговаривал с ним Кира, - …и в этом есть доля твоей вины».
- Из-за меня? Что-то не так? - возмутился Бог Смерти.
«Я слышал, что на машине остались твои царапины».
- И что с того? Водитель не мог меня увидеть, наверняка подумал, что просто на что-то напоролся. - Оправдывался Рюук. - Ты много берешь в голову.
«Да? А ты видел, что в руках держал Рюдзаки? - парировал Лайт. - Это был гипс!»
- И что?
«Рюук, это был слепок твоих когтей! L что-то задумал, я это чую… - забеспокоился паренек. - К тому же он заметил мои царапины, ты видел его выражение лица, когда он глянул на меня?»»
- А ты помнишь, какую физиономию состроил твой предок? - продолжал спорить Рюук. - Я подумал, что его удар хватит.
«В любом случае, мне нельзя позволить сравнить мои царапины и тот слепок, иначе появятся лишние вопросы и подозрения…» - Лайт сделал вывод.
- …
«Но если я буду сопротивляться, тогда он точно поймет что-то неладное, кроме того, мне и так придется придумать байку о происхождении царапин. Ведь до завтра они не исчезнут сами собой». - Паренек был полностью погружен в размышление своей проблемы.
- … - Тут Рюук ничего не мог сказать, и возникла пауза.
Лайт тоже замолчал, пытаясь успокоиться от пережитого стресса. Рыжий локон волос упал на лоб и закрыл глаза парня, но Лайт не обратил на это внимания. Тогда Рюук убрал его назад, пригладив парня по голове. Похоже, у Лайта даже появился жар после таких дебатов и нервотрепок.
- И что это было? - уже вслух спросил Лайт, когда его приласкали. Почему-то у парня даже с души упал какой-то камень.
- Это называется забота. - Пояснил Рюук, словно Лайт, это злобный маленький мальчик, который не понимает таких вещей, добро дружба справедливость и т.п.
- Ты же Бог Смерти, у вас это позволено? - Удивился Лайт.
- Мы испытываем те же чувства, что и люди. - Рюук даже обиделся такому мнению, как Боги Смерти бесчувственны, безжалостны, равнодушны и т.п. - Я слышал, что Боги Смерти влюблялись в людей, но я правда не знаю, чем все это закончилось.
- Хмм… - мозг Лайта начал переваривать принятую информацию, - …как-то необычно…
- Я не понимаю, откуда люди насочиняли столько легенд о мертвых? - поражался Рюук. - Напротив, когда человек умирает, к примеру, с ненавистью, то она увеличивается в несколько раз уже в ином мире, то же самое и с любыми другими чувствами, такими как любовь, уважение, страх…
- Может быть… - не совсем согласился Лайт. - …но Боги Смерти бессмертны, поэтому их отношение к людям более снисходительное из-за их хрупкой жизни.
Рюук сдержанно хихикнул.
- Разве я сказал что-то глупое? - недоумевал Кира по поводу его реакции на сказанное.
- Нет, ты сейчас рассуждаешь как Бог Смерти, но кое-что ты путаешь. Смерть для нас, это что-то естественное, поскольку сами это пережили, и поэтому, видя, как человек умирает, это в порядке вещей. Но это не значит, что мы всем людям желаем зла и ненавидим их, или что-то в этом духе. Даже если наша работа и есть убийство.
- Вот как… - Лайт немного задумался, все-таки Рюук не всегда разговаривает на такие темы.
Ему много лет, и наверняка он много чего знает, как о людях, так и о загробной жизни. Но он молчит как партизан, дабы не шокировать более узкое сознание человека в этой тематике.
Лайту как-то стало не по себе. Рюук для него как книга, в которой записано то, чтолюди не знают, или не должны знать, но на этой книге весит замок, который с неохотой, но все же иногда открывается.
Кира вдруг вспомнил свою проблему с царапинами, а за ней всплыли воспоминания о той ночи. Сам того не желая, парень стал испытывать смущение, не смотря на всю свою прирожденную наглость. Одно дело, если у тебя девушка, и ты являешься активом в постели. Кроме того, Лайт привык быть лидером и инициатором. Но совсем другое дело, когда ты переспал с парнем, старше тебя на несколько сот лет, а то и больше, и в постели оказался пассивом. К тому же, он является Богом Смерти, и ты ничего о нем не знаешь, кроме того, что он любит яблоки и веселиться на полную катушку, потешаясь над людьми.
- У тебя жар? Ты весь красный… - Заметил Рюук.
- Ничего страшного… - Лайт старался подавить неловкость, но взгляд от него все равно отвел.
- Ты можешь сказать, что это сестра тебя так расцарапала… - Рюук решил подавать ему идеи на оправдание.
- Ты что, издеваешься? А если они спросят ее об этом, к тому же у меня царапины в ТАКИХ местах, где сестра бы не поставила. - Этого варианта Лайт даже испугался.
- Тогда скажи, что у тебя есть девушка…
- Рюдзаки так долго следил за мной, что знает всех в моем окружении, кроме того, мама скажет, что вчера я был дома и никуда не выходил. А это сильно усложняет, ведь раны свежие. Он не поверит. - Лайт пораскинул мозгами, видя много белых пятен и в этой теории.
- Да, но и правда будет еще более невероятна, чем ложь. - Рассмеялся Рюук. - Но ты не обязан его знакомить со своей якобы девушкой, это твое личное дело. Ну, или подговори какую-нибудь свою из знакомых?
- Подговаривать опасно, вряд ли кто-то из знакомых девушек захочет врать полиции, кроме того, я никому не доверяю. И даже если отказать знакомству, будет очень странно, что моя якобы девушка не навещает своего парня в больнице. - Лайт продолжал проверять эту теорию на прочность.
- А может у тебя бессовестная девушка, люди то разные бывают? - Предложил Рюук.
- А если он всучит мне в руки свой телефон и попросит позвонить ей? - Теперь Лайт окончательно разрушил эту версию. - Хотя, я бы мог позвонить любой из своих знакомых, но загвостка в том, что все их номера записаны у меня на сотовом, который я оставил дома на подзарядку. И покажется слишком странным, если я вдруг не вспомню номера телефона своей девушки…
- Лайт… - остановил его Рюук.
- Что?
- Это мне в тебе и нравится, что ты думаешь на сто шагов вперед, но порой ты перегибаешь палку. - Высказался Бог Смерти, который, несмотря на свое бессмертие, сильно устал с ним спорить. - Может L не догадается на счет телефона?
- Зря ты его недооцениваешь, порой мне кажется, что мы с ним одинаково думаем. - Возразил Лайт, покачав голой.
- И что тогда? Ни ложь, ни правду ты сказать не сможешь. Каковы еще идеи? - поинтересовался Бог Смерти.
- Даже не знаю… может сказать, что на меня напали гопники? - Пошутил Лайт, в меру невозможности придумать что-нибудь еще.
- …и изнасиловали? - сразу подхватил идею Рюук.
Лицо парня окрасилось стыдливым румянцем, но губы растянулись в улыбке.
- Знаешь, хоть он мне и не поверит, но расспрашивать больше не станет. - Лайт рассмеялся. - Или мне молчать?
- Или сказать, что это следы любовных утех. - Рюук тоже залился смехом. - Тогда это окажется правдой. И добавь, что ты вошел в клуб садо-мазохистов.
Продолжал Рюук шутить, смеясь до слез.
- Дурак! Еще не хватало, что бы L оббегал все местные клубы, чтобы проверить правдивость моих слов. - Испугался Лайт, но продолжал улыбаться.
- Я щас умру от смеха! - Рюук никак не мог успокоиться, представляя как L расспрашивает всяких извращенцев. И в виду его бурной фантазии, он представлял этого извращенца в садо-мазохическом костюме и с плеточкой.
- Рюук, ты уже мертв. - Успокоил его Лайт.
Через минуту наступила гробовая тишина. Лайт обдумывал, все теории, и решил остановиться на полуправде, только это произведет впечатление «гулящего парня». А по Лайту с виду этого не скажешь, хотя чем черт не шутит.
- Ладно, я в отбое… - сдался парень своей усталости. - …Чего только не сделаешь, чтобы тебя не раскрыли, даже жертвую репутацией.

Глава 7. Допрос.

На следующий день L приехал в больницу раньше, чем Ягами-старший, и был этому несказанно рад, чтобы допросить Лайта.
Кира услышал, как в дверь палаты постучались, и не дождавшись ответа, вошел L.
- Привет, не как здоровье? - решил для приличия поинтересоваться пришелец.
- Жив, и это главное. - Лайт решил не вдаваться в подробности своего самочувствия. У него все еще была слабость, а в боку пульсировала хирургическая рана.
- Это хорошо. - Рюдзаки был рад его краткому ответу, и теперь он хотел перейти к тому, зачем он собственно пришел. - Ты не против, если я тебе задам несколько вопросов?
- Что-то случилось? - вопросом на вопрос ответил Лайт, делая удивленное лицо.
«Скотина! Так и знал, что это скажешь!» - про себя выругался Лайт.
- Да… - произнес L, и приблизился к кровати парня. - Ты тогда меня обманул по поводу царапин, что случилось на самом деле?
- … - Лайт еще ни как не мог привыкнуть к его прямолинейности. - Я не могу тебе этого сказать, это мое личное дело…
- Личное дело? Я может тебе есть что скрывать? Например, то, что ты Кира… - честно сказал Рюдзаки, не тая своих намерений. - Хотя бы позволь взглянуть на тебя…
L нагло взялся за край одеяла, и неожиданно для Лайта, вскинул его, обнажив парня до пояса.
- Что ты делаешь?! - Разозлился рыжеволосый парень, вцепившись в одеяло, обратно натягивая его на себя.
- Тогда что тебе скрывать, раз ты не виновен! - Рюдзаки тоже выходил из себя, обхватив Лайта за запястья, и разведя его руки в стороны.
После операции Лайт был еще очень слаб, и не мог дать ему должного сопротивления. Кроме того, он даже подумать не мог, что L зайдет так далеко. Глаза Рюуги были полны решимости и даже какой-то ненависти.
На плече Киры, он заметил след, который не был похож на человеческий укус. Брюнет больно схватил его за плечи, сильно увлёкшись изучением рисунка на теле, не обращая внимания, что буквально насилует парня.
Гнев Лайта сменился испугом и растерянностью, и он произнес то, чего он не хотел говорить:
- Меня ИЗНАСИЛОВАЛ - выпалил Лайт, и испугался еще больше, предчувствуя, что заварил кашу, и теперь придется расхлебывать.
«Черт! Как я мог такое ответить!» - из-за лжи и немного поехавшей крыши, дыхание парня стало неровным и частым, и сглотнув слюну, он решил изучить реакцию L.
- …!!! - Рюдзаки замер от такого заявления, и почему-то ему даже стало страшно, допуская, что это могло быть правдой. Но он не знал, верить или не верить ему. Да и то, что он сейчас делает с Лайтом, выглядело двусмысленно.
- Прости… - уже спокойно извинился L, и отпустив парня, присел рядом с ним на кровать.
Возникла пауза, в которой L пытался переварить происшедшее, глядя на измученного и перепуганного мальчика. Действительно, эти царапины, укусы, кровоподтеки, словно на него и вправду кто-то напал.
- Ты меня не обманываешь? А то для пострадавшего, ты слишком был веселым вчера утром… - Рюдзаки нашел своего червя сомнения. - …много улыбался и смеялся…
- А-а… я… - Лайт не хотел слишком много врать, тем более то, что может испортить его репутацию. Сглотнув слюну, и покраснев как рак, он все таки это произнес, - … я мазохист, а не Кира…
Рюуга от услышанного даже забыл, что нужно дышать, а Рюук уже давно залился смехом в нервном припадке, оглушая Лайта. L просто повезло, что он его сейчас не слышит.
- Прости, ты похоже разочаровался, ты искал Киру, а поймал извращенца. А теперь, узнав мою тайну, прошу не рассказывать моему отцу, а то он пристрелит меня на месте. - Добавил Лайт, надеясь, что на этом его оставят в покое.
- …! - L был просто в шоке, и решил его больше ни о чем не спрашивать. - Ладно, забили…
- Ах, да! - Лайт постарался широко улыбнуться. - А ты не передумаешь жить со мной под одной крышей, зная это?
- А-а… нет, не передумаю… - Рюдзаки немного смутился, поняв, на что Лайт намекает.
«Черт! Его даже извращенцы не пугают!» - Про себя выругался Лайт.
- …но буду иметь в виду. - Предупредил его L, резко встав с кровати, и направляясь к выходу.
- Хорошо, меня к Новому году выпишут. - Вслед произнес Лайт.
- Понятно. - Рюдзаки взялся за дверную ручку. - Выздоравливай, буду навещать время от времени.
С этими словами он ушел, и Кира вздохнул с таким облегчением, словно сдал экзамен.
- Лайт! Ты просто сказочник! - Восхитился Рюук, у которого все тело гудело от смеха.
- Да эта проблема решена, но осталась еще одна… - уже не переживая флегматично произнес Лайт.
- Правда? И какую проблему ты еще себе надумал?
- Без тетради я не смогу убивать до конца выписки, и если Кира исчезнет на этот срок, то это снова вызовет его подозрение. - Пояснил парень.
- И что ты будешь делать?
- Когда я записывал имена в тетрадь, то оставил небольшой запас… - начал пояснять он, - …в учебнике по высшей математике, на 149 странице, я оставил два вклеенных листочка. Один листочек простой, где записаны имена преступников на математическом языке, я под ним чистый листочек из Тетради Смерти.
- Ясно, тебе просто нужен учебник. - Догадался Рюук.
- Да. - Лайт лениво почесал свой подбородок. - Я попрошу отца, чтобы он принес несколько учебников, якобы позаниматься.
- Молодец, ты все продумал. - Снова похвалил его Рюук.
- Меня только волнует присутствие L в моем доме. При мысли, что тетрадь у него лежит под носом, у меня в душе все переворачивается…

Глава 8. Поиск правды.

Врун!!! Он думал, что я поверю! Хотя походка у него тогда действительно соответствовала сказанному, не с призраком же он это делал!
Рюдзаки сильно злился своему очередному провалу.
Я окончательно запутался. Необходимо произвести ревизию у него в комнате.
L уже два часа назад, как переехал в дом, и сглотнув чаю, ждал, когда уйдет Суитиро-сан к своему сыну в больницу. Он почувствовал себя трудным подростком, который так и ждет, когда слиняют все взрослые, чтобы сделать что-то запретное.
«Это ради дела!» - Рюдзаки оправдывал самого себя.
Провожая машину Ягами-сана через окно, L понял, что горизонт чист и можно действовать.
Поднявшись по лестнице, он осторожно открыл дверь и вошел в святилище Лайта-куна.
Так-так, с чего начнем? Со стола!
L заметил на ящике замочную скважину, которая не позволяла открыть его без ключа.
А где он спрятал ключ?
Рюдзаки принялся рыться в других ящиках, но ничего не найдя, обратил внимание на открытую аптечку в нижнем ящике. Кинув взгляд на стол, он увидел термометр, который Лайт забыл положить на место, будучи в порыве страсти.
37,8 градусов… хм… значит ему было плохо еще дома. И как ему было не в лом с температурой и болью в животе приходить ко мне? Так действительно поступит только мазохист… или… будучи Кирой он хотел насладиться своей победой, и покапать на нервы, несмотря на болезнь.
- Хм… - L сел за компьютер, и включив его, начал внимательно разглядывать каждый файл в нем, надеясь найти хоть что-нибудь полезное.
Взявшись за сидение стула, L захотел его придвинуть ближе к столу, когда его нога затекла. Но на сидении он увидел какую-то подозрительную грязь. Раздвинув ноги, Рюдзаки присмотрелся к ней, и как опытный криминалист, распознал в ней пятна крови.
Тогда он слез со стула и еще раз внимательно рассмотрел эти пятна. Действительно, очень похоже на свернувшуюся кровь. Посмотрев за спинку стула, он увидел… царапины.
Что?! Опять?!
Они были похожи на предыдущие, которые были на машине и на теле мальчика. Тогда L пошел в свою комнату и вернулся обратно уже с гипсом в руках, чтобы быть уверенным, что царапины принадлежат одной руке.
Лайт-кун, чем же ты занимался тут? это не могут быть твои ногти или ногти Саю…
Так, он что-то говорил про извращенцев…
Рюдзаки подошел к окну и завесил его шторами. В комнате сразу же стало темно, и L достал ультрафиолетовую лампу-фонарик, и посветил ею на стул. Там сразу же появились невидимые пятна на обычном свету, доказательства любовных утех.
L аж покраснел, вспомнив, что минуту назад сидел на этом стуле.
Лайт слишком осторожен, чтобы приглашать кого-нибудь в дом. Неужели он один участвовал в…
Рюдзаки не знал, как правильно назвать то, что он сейчас видел.
…в совращении этого стула.
Посветив еще, он обнаружил пятна на полу.
Что же он с собой делал?
Рюдзаки выключил лампу и раздвинул шторы. Теперь его внимание привлекла кровать.
Если он садистировал над собой дома, то после таких царапин…
L вскинул одеяло, но простыни оказались чистыми и свежими.
Поменял…
Но упрямый Рюдзаки хотел убедиться в своей правоте и отправился в ванную комнату.
Там сушилась одна единственная постиранная простыня и пододеяльник.
Через некоторое время, L облил их специальным раствором, котором в медицине обычно используют для контроля качества предстерилизационно­й обработки предметов, чтобы не оставались следы крови.
Ха-ха… сейчас проверю твою любовь к стирке. Тяжело, наверное, стирать с болью в животе, да так, чтобы никто не заметил. Ах да, ты же у меня мазохист, все время забываю…
Как и предполагал L, на белье стали просматриваться окрашенные пятна, их было очень много, что в принципе и соответствовало его состоянию. Рюдзаки улыбнулся своей победе.
Он даже не забинтовался на ночь, а лег с открытыми ранами. Он что, больной на голову? Но он же не мог расцарапать самого себя? А может он использовал какие-нибудь подручные средства? Типа когтистой перчатки, как у Фреди Крюгера? Но как тогда оцарапалась машина?
Этот вопрос остался большой загадкой для L.
Убрав все на место, по пути L увидел телефон. Из любопытства, он нажал на кнопку прослушивания автоответчика. В начале это были сообщения от подруг Саю, но следующее сообщение его даже забеспокоило: (голос Лайта) «Пап, это я, можешь сделать одолжение, привези несколько учебников: экономику, высшую математику, право и еще что-нибудь, а то я умру со скуки… ПИ
На этом запись закончилась.
Черт! Как я мог такое пропустить, вот не повезло! Надо было перехватить учебники и самому их отнести, предварительно осмотрев их. Чую, что что-то важное пропустил…
Рюуга уже автоматически шарил по комнате, ища все подозрительное. Но его интуиция забила тревогу, и теперь он даже расстроился из-за пробела с учебниками.
Когда мы наблюдали за Лайтом, преступники умирали, когда он делал уроки. Интересно… хм… когда Лайт, то бишь Кира получит учебники, то начнутся ли новые смерти? Или это чистая случайность? Если следовать этой идее, то он не зря так стремится забрать учебники, пока я сижу тут. Наверняка в перечисленных учебниках что-то было…
Рюдзаки перестал искать не зная что, не зная где, и завалился на кровать Лайта, протерев глаза и глубоко задумавшись.
Так-так, вспоминаем, какой из предметов делал Лайт во время наблюдения и смерти жертв? Хм…кажется математику. Да, он решал уравнения, а преступники падали замертво.
L резко сел, вспомнив, что в сообщении Лайт тоже просил принести учебник по математике.
И какой из этого вывод? А что если он убивает посредством не мысли, а какого-нибудь предмета, который позволяет ему это делать таким хитрым способом. И это что-то попало к нему в руки.
Рюдзаки снова лег на кровать, словно от этих движений зависит его мыслительная деятельность.
Если это предмет, то как им можно пользоваться и вообще, что он из себя может представлять? Если вспомнить, то для этого необходимо знать имя человека и знать в лицо… хм… что-то ничего более в голову не лезет…
L посмотрел на стол.
Ключи не нашел, если взломать, то сразу догадаются, что это я сделал. А вдруг Лайт установил какой-нибудь опознавательный знак, дающий знать, что его кто-то открывал, ведь в дверь он подкладывал бумажки.
На улице послышался знакомый скрежет колес.
Уже приехал?
Рюуга подскочил, второпях выключив компьютер, и вышел из комнаты. Хлопнув дверью, он увидел, как что-то выпало из двери.
- …?
Посмотрев на пол, он увидел кусочек грифеля. L аккуратно поднял его, думая от куда он мог выпасть только что. И посмотрев на дверь, в ее петле обнаружил вторую половинку грифеля, которая тоже вот-вот упадет.
Хитрец! Кусочек бумаги в двери был всего лишь фикцией, вот что было настоящей сигнализацией!
Рюдзаки разгадал ловушку парня.
Значит, тебе есть что прятать, и я обязательно это найду…

***

В это время…
- Спасибо, пап… - поблагодарил отца Лайт, принимая учебники из его рук.
- Рюдзаки уже переехал, сейчас разбирает свои вещи. - Радостно произнес мужчина.
«…или мои вещи перебирает…» - недовольно подумал Лайт.
- Хм… не обязательно было прибегать к таким мерам. - Высказал Лайт свое мнение по этому поводу.
- Ради поимки Киры и безопасности близких, мы пойдем на все, и он получит сполна за все свои деяния. Если он посмеет тронуть кого-то из родных, я лично его казню! - с энтузиазмом и, брызжа слюной, говорил директор полиции.
«Лично казнить? Пожалуйста, в порядке очереди, папа, здесь много желающих… - с сарказмом подумал Кира, глядя на справедливого отца. - …Да-а… L хорошо промыл ему мозги, чтобы попасть ко мне в до
- Спасибо, ты очень добр… - Лайт улыбнулся дежурной улыбкой. - А можно договориться с доктором, чтобы меня пораньше выписали? У меня скоро зачеты.
Попросил Лайт, хотя его не волновали за экзамены, сколько он беспокоился присутствием L в доме.
Как представлю, что он сейчас лазает по моей комнате, так убить на месте хочется.
- Я поговорю, но ничего не обещаю… - неохотно согласился мужчина поправляя очки. - Хотя, я лучше поговорю с учителями о пересдаче экзаменов, так будет лучше для твоего здоровья.
- Нет! - испугался Лайт, понимая, что нужно придумать другое оправдание. - Я хочу сдать их до Нового Года, что бы совесть меня не мучила. Кроме того, я не хочу здесь находиться, может меня направят домой, какая разница, где лежать.
- А перевязки и уколы?
- За деньги можно попросить приходить медсестру на дому. - Настаивал Лайт, готовый на все что угодно. - Я готов даже оплатить сам со своей стипендии, но дома я выздоровею быстрее, и там спокойнее.
- Хм… какой же ты ребенок. - Отец сделал ему замечание, но ничего не мог с этим поделать. - Хорошо, я поговорю с доктором, но не в деньгах дело. Ягами-старший направился к двери.
- До завтра, Лайт.
- Спасибо, папа, пока.
Когда дверь захлопнулась, Лайт тяжело вздохнул, да так, что казалось сейчас швы разойдутся.
- Умф! - фыркнул Лайт, схватившись за бок. - Как все хреново.
- Почему ты не рад? - удивился Рюук, потрепал парня по волосам, привлекая к себе внимание. - Листочек то из тетради у тебя, а предок договорится с доктором. Чего опять забеспокоился?
- Меня очень беспокоит L, вдруг он ее найдет?! - запаниковал Лайт, посмотрев на Рюука.
- И что ты собираешься делать?
- Может незаметно ночью сгонять домой, и проследить за комнатой? - Лайт словно обезумел от беспокойства. - Вдруг пока отец будет спать, он вздумает заглянуть ко мне в ящик?
- Если это действительно случится, то как ты объяснишь свое появление в доме? - поинтересовался Рюук. - Твой отец такой переполох поднимет.
- Зато отец потеряет доверие к L, ели узнает, что он рылся в моих вещах, без его ведома. - Парировал Лайт. - Ему не выгодно, чтобы это стало известно.
- Ну, и как ты собираешься уйти? Ты еле ходишь…
- Если надо, то уползу! - упорствовал мальчик. - Придумаю что-нибудь.
- Здесь третий этаж, через окно не убежишь… - сразу предупредил его Рюук.
- Хм… - Лайт посмотрел в окно, - …хорошая идея, можно спрыгнуть на деревья. Я когда-то так делал, когда всем классом сбегали с уроков.
- Надо же! Я думал, что ты был самым примерным учеником! - еще больше удивился Рюук. - Но если ты даже сбежишь, а Рюдзаки не будет заходить в твою комнату, то как ты вернешься обратно?
- А я и не вернусь.
- А вдруг швы разойдутся, и откроется кровотечение?
- Хм… - Лайт нахмурился - …этого я не хочу, но постараюсь быть поосторожней.
Произнес парень, твердо уверенный в своих решениях, чтобы охранять свою тетрадь от чужих рук.
- И ты пойдешь в таком виде, на улице ведь зима?
- Тогда нужно попасть в гардероб. - Не унимался Кира.
- Через охрану и медсестру?
- Хм… - Лайт улыбнулся и указал на стену - …здесь довольно широкие вентиляционные ходы.
Намекнул парень о своей продуманности.
- Да? - Рюук не хотел отпускать парня в эту авантюру, и посмотрел на вентиляционный вход. - Но в данный момент это для тебя большая физическая нагрузка. Ты уверен, что справишься?
- Постараюсь. - Лайт был слишком самоуверен.
- А ты не боишься застрять, если проход вдруг станет где-то узким?
- В операционной и в коридоре они одинаковые, считай это стандартом для всех помещений. - Лайт уже устал с ним спорить, и зевнув, повернулся на бок. - Все у тебя больше нет вопросов?
- Есть. - Сразу отозвался Рюук. - Я смогу отговорить тебя от этой затеи?
- Хм… - Лайт посмотрел на него через плечо, пытаясь понять, в чем собственно проблема. - Нет, я все уже решил.
- Ну, ладно… - произнес Рюук, словно что-то затеял. - Тогда остается только одно, раз уговоры не помогли.
- И что же? - ухмыльнувшись, спросил Лайт, словно бросая ему вызов.
- Я тебя просто не отпущу. - Ответил Рюук, сложив руки на груди.
- Чего?! - не поверил парень своим ушам. - Это физическое насилие!
- Когда дипломатия безрезультатна, приходится объявлять войну. - Проявил смекалку Рюук.
- Но почему? - Лайт аж подскочил с кровати, сев на ней, несмотря на проснувшуюся боль. - Ты же Бог Смерти, тебе должно нравиться это.
- В другой раз…
- … - Лайт зашипел от злости, и уставился на Рюука своим пронзительным взглядом.
Да, остается одно решение: если тебе нечего сказать своему оппоненту, то выскажи все, что ты о нем думаешь…
- Да кто ты мне такой, чтобы указывать, что мне делать, а что нет?! - Лайт старался не сильно кричать, дабы не смущать медицинский персонал за стенами палаты.
- Я? Я твой Бог Смерти… - снова смекнул Рюук, окончательно обломав Лайта.
- …! - Лайт завалился на кровать. - Я не желаю с тобой выяснять отношения.
- Ты обиделся?
- Нет, я очень зол. - С этими словами, Кира достал учебник по математике и открыл на 149 странице, чтобы начать свою черную работу.
Он хотел, чтобы L знал, что Кира не бездействует.

0

4

Глава 9. Побег.

- Рюдзаки-кун, снова Кира дает о себе знать… - Раздался голос из ноутбука.
- Спасибо, Ватари, выводи. - Поблагодарил его L, и начал просматривать полученные файлы.
Хм… всего два, это скромно, по сравнению с недавними жертвами. Экономит? Если Лайт - это Кира, то ему необходима информация. У него в палате стоит телевизор, но этих преступников не показывали в СМИ. Значит, он добыл информацию дома и записал их имена в учебник или тетрадь, которые мог ему принести Ягами-сан.
Очень умно, но как он убивает?
В дверь постучали.
- Да! - отозвался L.
- Рюдзаки-кун, ты не голоден? - В комнату вошел Суитиро-сан.
- Нет, спасибо… - скромно ответил L - …Кира снова объявился.
- Сколько на этот раз? - мужчина уже не удивлялся.
- Двое…
- Нуу… это Кира просто ленится или отдыхает, после того случая. - Флегматично откритиковал действия Киры, Ягами-сан.
- Возможно… - Рюдзаки посмотрел в окно, где уже давно стемнело.
- Тогда я отойду ко сну, и тебе того же советую. - Сказал Мужчина, снимая и протирая очки.
- Угу, спокойной ночи.
Когда Ягами-сан ушел, у L промелькнула одна мысль. Вернее ему хотелось осмотреть тот закрытый ящик в комнате Лайта.
«Хорошо, подожду, когда Ягами-сан заснет» - сам с собой согласился L, запивая чаем и обдумывая свой поход.

***

Лайт, прищурив глазки, покосился на Рюука.
- А Боги Смерти когда-нибудь спят? - вдруг спросил парень.
- Это нам не нужно, но можем… - ответил Рюук, и тут же усмехнулся. - Я знаю, о чем ты сейчас думаешь, это у тебя на лбу написано, не вздумай уйти.
- Но Рюук, я должен пойти, у меня плохое предчувствие, считай это инстинктом или интуицией… - еще больше забеспокоился мальчик, завертевшись по кровати.
- Не уговаривай меня…
- Хм… - гордо хмыкнул Кира, и попытался сесть, свесив ноги с кровати. - И что ты мне сделаешь?
- Изнасилую… - злобно пошутил Рюук, сказав первое, что пришло в голову.
- Но не здесь же! - Лицо Лайта вспыхнуло от смущения, от такого прямого заявления.
Он осторожно встал с кровати, слегка наклонившись в правую сторону.
- Что-то ты неустойчиво стоишь… - Рюук оценил его состояние.
«Если он где-нибудь свалится и потеряет сознание, то неужто мне придется тащить его обратно?» - подумал Рюук, посмотрев в окно.
Вдруг раздался какой-то странный скрипучий звук, и посмотрев на Лайта, Рюук увидел, как тот передвигает кровать по ближе к стене.
- Эй, Лайт! Тебе нельзя сейчас напрягаться. - Бог Смерти просто удивился быстротой решений парня.
- Ничего, она на колесиках… - спокойно сказал Лайт, встав на кровать, чтобы дотянуться до вентиляционного хода. И колпачком от ручки стал откручивать болтики, на которых держалась решетка.
Делая это, Лайт почувствовал, как его швы и мышцы натянулись и болели. И одолев один болт, сразу же сел на кровать, схватившись за бок. Это было такое противное чувство.
- Тебе еще одну, а потом поднять свой вес, чтобы вскарабкаться туда… - Произнес Рюук.
- Обязательно… - мальчик улыбнулся.
- Ну что ж, желаю удачи, только по пути кишки не потеряй. - Шепотом пошутил Рюук.
- Ничего, я придержу свой карман. - Шуткой на шутку ответил Лайт, и собравшись с духом, встал и просто развернул решетку на 180 градусов, открыв себе путь для отступления.
- Вот и все… - с этими словами, Кира потянулся на руках, и упираясь ногами в стену, начал карабкаться.
- Глядишь, получилось. - Немного удивился Рюук, он думал, что у парня не хватил сил туда залезть, и приблизившись к Лайту, потянул его обратно.
- Рюук!!! Не смей! Я все равно убегу! - Разгневался парень и принялся отбиваться.
- Тише ты, у меня есть идея получше, чем ползать по темным и пыльным ходам. - Усмирял его Бог Смерти, распуская свои черные крылья, и вылетев через окно с парнем на руках. Это произошло так быстро, что Лайт даже пискнуть не успел. Адреналин тут же захватил все тело и вскружил голову, и парень вцепился в Рюука мертвой хваткой. Не то, что бы он боялся высоты, просто это было так неожиданно.
Взмахнув крыльями, и они уже оказались высоко над городом.
- Рюук, а если меня кто-нибудь увидит! - испугался этого Лайт, и стал активно сопротивляться.
- Ё-моё, Лайт! Ты что, упасть хочешь?! - даже у Рюука терпение лопнуло, и он крепко прижал к себе парнишку, обняв за плечи одной рукой. - Сейчас ночь и невидно ничего, или ты думаешь, что все только и делают, как пялятся в небо?
- Прости… я просто осторожен. - Успокоился Кира, слегка удивившись тому, как Рюук вспылил. - И не кричи, ты меня пугаешь порой.
- А ты любого выведешь, твоим родственникам государству нужно платить моральную компенсацию за то, что они живут с тобой. - С сарказмом произнес Рюук, повернув курс в сторону дома Лайта. - Рюдзаки просто не понимает, на что он решился, поселившись у тебя.
- Нет, это мне должны платить за то, что я терплю каждого, один L сколько ущерба дает по моей психике. - Возмутился Лайт.
- Ладно, забили… Кстати, ты давно хотел полетать, а я не всегда такой добрый. - Порой даже Рюук уставал морально от Лайта.
«Надо в Аду потребовать за моральный ущерб, хотя на то он и Ад» - подумалось Богу Смерти.
Лайт на секунду задумался и вздохнул:
- Ты прав, я просто взволнован последними событиями и не могу расслабиться…
Поняв, что Лайт больше не будет дергаться, Рюук взял его поудобней, как обычно жених берет свою невесту.
Прижавшись к Рюуку, как котенок ищущий тепла, Лайт посмотрел на небо. Ему редко, когда удавалось полюбоваться звездным небом, да и не считал он это чем-то особенным и волшебным. Ну, не романтик он! Но сейчас вдалеке от света городских фонарей, звезды казались ярче и больше. Кира невольно залюбовался ими, позабыв, что его куда-то несут, а на мгновение он даже забыл, что является Кирой. Он не понимал, почему звезды так влияют на людей, и почему ему так не сидится на земле.
Мороз давал о себе знать, пощипывая кожу, особенно пальцы рук и ног. Но Лайт не обращал на это внимания, казалось, что время остановилось, и все стихло. Только звук крыльев, рассекающих воздух, и редкие гудки проезжающих машин. Но это казалось так далеко, словно это звуки из совершенно другого мира. Ему даже не хотелось посмотреть вниз на город, парню это было не интересно.
Тогда Лайт закрыл глаза, и было такое ощущение, что он плывет по волнам…
Рюук уже завис над домом Лайта, и посмотрел на мальчика.
- Ты спишь? - Сильно удивился Рюук, глядя на заснувшего мальчика, подумывая не плохо ли ему, а вдруг в отключке.
Но Лайт действительно спал, сладко посапывая в руках Бога Смерти.
«Вот прикол был бы, если я его верну обратно в больницу… - подумал Рюук, приземлившись на крышу, - …То я бы сказал, что ему все приснилось».
Но Рюук не стал так зло шутить над парнем, а проник в его комнату через окно. Ему не хотелось будить мальчика, и он просто положил его на кровать, укрыв одеялом.
Лайт во сне согнулся калачиком под теплым одеялом. Пальчики парня были красными от холода.
Рюуку нравилось, когда Лайт становился таким покладистым и милым, словно ангелочек.
Глава 10. Большая неожиданность.
Рюдзаки допил свой чай, и выключив свет, отправился на незаконный обыск, прихватив с собой фонарь и отмычку.
«Сегодня я вскрою этот ящик, наверняка там что-то есть важное» - подумал L, подкрадываясь на цыпочках к двери комнаты Лайта, словно вор.
Открыв дверь, L посветил фонариком перед собой, не обращая внимания, что в кровати кто-то лежит.
- Лайт! Лайт! Ты был прав! - Рюук поднял тревогу, закрыв рот Кире, чтобы тот спросонья не послал его куда подальше.
Лайт открыл глаза, не понимая, что происходит и где он находится. Первое, что он увидел, это слишком активного Рюука, который что-то ему говорил, и поняв, что его не понимают, повернул голову мальчика в сторону стола.
Прищурившись, и догнав, что он находится у себя в комнате, тут же вспомнил, зачем он сюда так рвался, увидев белую фигуру L.
«Так, значит он здесь!» - Лайта стала пронзать ярость, и из милого ангелочка он трансформировался в злобного демона, готового разорвать любого в пух и прах.
Пытаясь взломать замок, Рюдзаки почувствовал чье-то присутствие, и не просто почувствовал, он буквально ощутил, как вся комната наполнилась чем-то злым и давило на него.
L замер, боясь оборачиваться, так как источник зла ощущался прямо за спиной.
«Что это может быть? Суитиро-сан спит, да и дверь закрыта. - Подумал L, прежде чем оборачиваться. - Домашних животных в доме тоже нет».
Райт заметил, как L больше не шевелится и к чему-то прислушивается. И только Рюдзаки начал медленно оборачиваться, как…
- Взломщик! - С рыком Кира накинулся на L, прибив того к столу лицом.
- Лайт-кун!!! - Не поверил своим ушам, застигнутый врасплох Рюдзаки, будучи прижатым к столу, и уронив фонарик, который с грохотом упал на пол и отрубился.
- Что ты скажешь в свое оправдание?! - Лайт больно прижал его своим весом так, что L стало трудно дышать.
Лайт дрожал всем телом от ярости, и Рюдзаки это ощущал спиной.
- Я тебе все скажу, только отпусти меня, я все равно никуда не денусь… Ай! Больно же! - Рюдзаки попытался рассуждать более трезво и дипломатично, не так агрессивно, как Лайт. Который обхватил его шею рукой, и резко натянув на себя, заставил сильно прогнуться в спине, вызывая боль у привыкшего сутулиться L.
Лайту дико понравилось мучить его, слышать, как он стонет от боли. Это даже немного возбуждало.
- Считай это наказанием… - Рыжеволосый мальчик не мог скрыть своей страшной улыбки и безумного блеска в глазах, и еще сильнее прижал к себе L.
Рюдзаки даже испугался, увидев его лицо на отражении в мониторе компьютера.
- Ай! А-а… чего ты хочешь от меня? - Рюдзаки не любил физическое насилие над собой. - И почему ты не в больнице? Я очень удивлен, как ты дошел до дома в этой одежде и без обуви, на второй день после операции?
- Здесь вопросы задаю я! - еще больше разгорячился Лайт.
«Он пришел сюда в больничной пижаме на своих двух! Это же… он точно мазохист! - Поражался L, чувствуя, как хватка Лайта растет. - Не… это садизм какой-то!»
- Вообще-то я до сих пор думаю, что ты Кира, и пришел сюда за доказательствами. - Это было чистосердечное признание L. - Ты это хотел узнать?
- - теперь опешил Кира, и неохотно отпустил своего пленника. - Мне просто надоело тебе каждый раз доказывать, что я не Кира.
Рюуга развернулся к Лайту, и они встретились лицом к лицу, чуть касаясь кончиками носа.
- Тогда, то ты там прячешь? Если ты не Кира, то тебе нечего бояться, ведь так? - прямо в лоб сказал L, глядя ему прямо в глаза.
- Это личное, и ни какого отношение к Кире не имеет. - Врал Лайт, не собираясь открывать свой ящик уже из принципа.
- А что тебе скрывать, я и так знаю, что ты извращенец. - Парировал L, наблюдая, как Лайт стал меняться в лице от смущения и злости.
- Ну вот, мало того, что ты меня обвиняешь в серийных убийствах, так еще повесил ярлык извращенца… - Лайт попытался это сказать спокойно, а иначе он наорет и придушит его на месте.
- Да, и еще… - Рюдзаки выпрямился, и притянул к себе многострадальческий­ стул, и развернул его спинкой, чтобы Лайт видел глубокие царапины. - Они точно такие же как у тебя на теле и на машине. Что происходит? Знаешь, что я еще нашел, кроме крови, когда я провел ультрафиолетовой лампой…
Так Лайт еще никогда в жизни не смущался, как сейчас. Он ничего не мог ему ответить, похоже Рюдзаки может сказать в лицо все что угодно, даже такое.
Что касается Рюука, то он рыдал от смеха, вспоминая что пережил этот стул, но Лайту было не смешно.
- Я не понимаю, как это связывает, что я Кира? - Лайт решил подойти к проблеме с другой стороны.
- Как подозреваемому, я не могу тебе ответить, но скажем так, что у Киры есть хороший ангел-хранитель, который ему помогает. - Намекнул L на Бога Смерти.
Лайт аж покрылся потом от такой догадки.
- Кроме того, я не считаю, что у Киры есть какие-то сверхспособности, а скорей всего он имеет какой-то предмет, который позволяет ему совершать убийства. - Продолжал L, глядя на уже побледневшего Лайта. - Поэтому я хотел узнать, что у подозреваемого в ящике.
У Лайта от волнения даже голова закружилась, но он был рад, что все-таки находится дома. Зная характер и настойчивость L, Лайт бы уже на следующий день услышал весть о пожаре, или того хуже об аресте.
- Хорошо, я открою, и ты убедишься, что ошибаешься. - Гордо сказал Лайт. - Только отвернись, я ключ достану.
- … - Рюдзаки неохотно отвернулся, и тут же глазами принялся искать отражающие предметы, чтобы наблюдать за ним, а ушами слушал направление шагов парня.
«Вот достал бы дневник и пульнул прямо в лоб!» - злобно размечтался Лайт, открывая ящик.
Услышав звук замка, L развернулся.
- Гляди, это всего лишь ежедневник… - Лайту хотелось его тыкнуть носом в ящик и захлопнуть.
Как я зол! Кто бы только знал!
- Прости, ты наверное злишься, но я его конфискую на время. - произнес Рюдзаки, позабыв про стыд и совесть.
- Ты что-то совсем обнаглел! - Терпение Киру лопнуло. - Это личная неприкосновенность,­ все равно, что хакер в твоем компьютере.
- В твоем компьютере я уже облазил каждый байт, так что не волнуйся, ничего подозрительного не нашел. - Честно сознался L.
Лайт даже не заметил, как запустил свой ежедневник, который сделал тройное сальто в воздухе и залетел бы в лоб, но L среагировал вовремя, и поймал его в руки.
- Бери его и проваливай с моих глаз! - Лайт уже подумывал, как бы убить L без помощи Тетради Смерти, а своими руками. И знать его имя для этого дело совершенно не нужно. Вопрос уже будет в том, куда деть тело. Но в крайнем случае, Лайт уже готов просто съесть его, чтоб уж наверняка, правда на это потребуется некоторое время…
- Но если ты не Кира, то прости меня заранее, и тогда тебе не о чем беспокоиться. - С этими словами, L развернулся к выходу с его ежедневником, который по сути никакой ценности для Лайта не представляет.
Лайт был готов кинуться на него, но сейчас ему хотелось, чтобы он просто исчез и не задерживался ни на секунду.
«Пусть катится ко всем чертям от греха подальш - более-менее успокоился Лайт.
- Твой отец не обрадуется, когда узнает, что ты здесь. - Сказал L, открывая дверь.
- Так же и то, что ты был здесь, и пытался взломать мой ящик! - парировал Лайт, разведя руками. - Что ты ему скажешь?
- Правду, конечно! - возмущенно сказал L, словно его оскорбили. - Я же не такой врунишка, как ты.
Лайт уже пожалел, что ответил ему, и обессилив, он сел на пол, почувствовав сильное головокружение.
- Лайт-кун, тебе плохо?! - Забеспокоился L, отпустив дверную ручку, и приближаясь к Кире.
- Нет! - испуганно выкрикнул Кира, инстинктивно протянув руку перед собой. - Не приближайся ко мне!
- Почему? - недоумевал L, невинно похлопав глазками.
- А-а… - Лайт на секунду опешил, не желая даже слышать его голоса. - …все хорошо, я просто устал…
Вдруг послышались шаги, и в дверях появился Суитиро-сан.
- Что здесь происходит? - недоумевал мужчина, и посмотрев по сторонам, на его глаза попался рыжеволосый мальчик. - ЛАЙТ!!!!!!!!!!
Глаза директора повылезали из орбит от удивления и возмущения, а челюсть просто отвисла, обнажив зубы. Такого сюрприза он не ожидал, и мужчина даже потерял дар речи. Повисла пауза, во время которой все просто смотрели друг на друга.
- Лайт… как? Ты что, не в своем уме?! - рассердился Ягами-сан, бросая искры из глаз.
- П-папа… я себя здесь лучше чувствую… - ничего лучшего парень придумать не смог, и хотя бы для приличия осторожно поднялся с пола, держась за стол одной рукой.
- Я тебе щас шею намылю!!! Да так, что еще месяц будешь в больнице отлеживаться!!! - рассвирепел мужчина, приближаясь к сыну. - Ты что себе позволяешь?!!
«О Боже, как они похож - подумалось L, не желая вмешиваться в семейные разборки, но если Лайт является Кирой, то он ему нужен живым…
- Ягами-сан, я вам все объясню. - Спасал его L от ненужных телесных и моральных увечий.
Ягами-сан, скрепя зубами посмотрел сначала на L, затем на Лайта. Ему не хотелось, чтобы Рюдзаки слышал эти семейные ссоры…
- Ладно… - сдался он, и подошел к кровати, - А теперь ложись!
Скомандовал мужчина своему сыну, откинув одеяло, и держа один его конец в руках.
Лайту ничего не оставалось, как молча подчиниться и лечь в постель.
- Встанешь, и я тебя привяжу! - пригрозил отец, укрыв его одеялом.
Лайт почему-то сильно смутился такой заботой с его стороны, тем более на глазах у Рюдзаки. Покраснев, он почувствовал себя провинившимся ребенком, которого наказывают, и он не может противостоять взрослым, кроме как капризничать. Такова тяжелая участь детей, подчиняться родителям, даже когда уже вырос. И так до тех пор, пока птенчик не выпорхнет из гнездышка, когда окрепнут крылья.
Когда хлопнула дверь, тогда Лайт понял, что он в комнате уже один (Рюук не счет). Несмотря на тишину, парень не мог успокоиться и заснуть. Ему хотелось знать, чего же L наговорит отцу? Вдруг и он его будет подозревать? Лайт не желал видеть две пары подозрительных глаз в своем доме. Все-таки дом - это то место, где должен храниться покой и отдых. Каждый человек, вернувшись домой, словно перезаряжается, как батарейка, и выйдя на работу тратит свою энергию. И вернувшись, снова отдыхает, собирается с мыслями, и так по кругу. А без этого человек теряет силы и истощается. И что теперь стало? Дом Киры превратился в поле боя, где расслабляться нельзя. И как положено в бою, нужно одолеть врагов, а иначе погибнешь сам. А вести бой, будучи раненым, очень тяжело, особенно когда ты один, и того места, где можно подзарядиться больше нет.
Кроме того, из-за побега, Лайт пропустил вечерний укол обезболивающего средства, и теперь рана в боку неимоверно болела.
- Ммм… - слегка простонал Кира, подумав о силе боли, когда действие обезболивающего исчезнет совсем.
«Но это стоило того!» - не переставал убеждать себя парень в правильности своего решения.
Он уже не знал на какой бок лечь, чтобы не так больно было и заснуть.
Вдруг на душе стало как-то тяжело и грустно. Лайт очень удивился этому, т.к. не понимал причину этого. Такое чувство, словно твою душу душат руками, и хотят услышать ее крик.
«Что это за мучительное чувство?» - Лайт никогда не испытывал ничего подобного, и все его тело задрожало. Это было ближе к отчаянию, но с чего бы?! Сейчас он победил, все выстоял, так что же случилось?!
Парень посмотрел на свои дрожащие руки, от чего он даже немного испугался. И прикоснувшись ими к лицу, Кира обнаружил, что оно мокрое… от слез!
Только сейчас он понял, что плачет и залился слезами еще больше.
Может это из-за L? Или боли? Страха? Переутомления? Или его просто все достали?
- Лайт, ты плачешь?! - Теперь очень удивился Рюук, подойдя к кровати, чтобы убедиться в этом. - Или ты так смеёшься?
Лайт накрыл голову одеялом, ему не хотелось, чтобы кто-либо видел его таким. Да, Рюук действительно никогда не видел его плачущим.
«Что его так расстроило?» - недоумевал Бог Смерти.
- Лайт, в чем дело? Тебя все достали? - Рюук пытался навести с ним контакт. - Ответь мне…
- Д-дело не в этом… - через силу отозвался парень, и невольно всхлипнул под одеялом.
«Ой, Боже мой, что ж такое-то?» - Лайт вытер слезы, краснея от стыда.
- Может у тебя болит рана? - Гадал Рюук, хотя он прекрасно знал, что Лайт не из таких, которые плачут от боли. Но он все равно спросил, чтобы хоть как-то разговорить парня.
Кира почувствовал, как пружины на кровати прогнулись от веса Рюука, и парень весь напрягся. Сейчас ему не хотелось разговаривать.
- Нет… не совсем… - все-таки отозвался Лайт.
- А что же? - Рюук проявлял свою настойчивость.
- я не знаю… - даже с нотками удивления произнес Лайт, чувствуя, как Рюук склонился над ним.
- Тогда у тебя временно съехала крыша… - успокоившись, сделал вывод Бог Смерти, - …но не переживай, она скоро вернется…
- …! - щеки Лайта пылали, и он не мог их охладить даже холодными руками.
Когда стало не хватать кислорода, тогда Лайт вынырнул из под одеяла, встретившись взглядом с Рюуком.
- Не смотри на меня сейчас… - Кира отвел взгляд в сторону, покраснев еще больше.
- Я думал ты задохнешься, но не покажешься. - Сказал Рюук, пытаясь запечатлеть каждый штрих на его лице, и незаметно для него, коснулся раскаленной и влажной щеки парня.
Кира вздрогнул от неожиданности, и приоткрыл рот. Рука Бога Смерти была приятно холодной, и по коже пробежали мурашки.
Подняв на Рюука удивленные глаза, хотел ему что-то сказать, но слова застряли в горле. Парень вообще перестал понимать, что происходит с ним самим, все тело словно оцепенело, а руки задрожали еще больше.
- Я тебя пугаю? - поинтересовался Рюук, видя беспокойство мальчика. Да что там беспокойство, парень был просто в шоке.
Губы Лайта ответили «Нет», но их не было слышно. И только сейчас он понял, что это дикое смущение. Он только сейчас осознал то, насколько они с Рюуком стали близки, но после того они старались не говорить на эту тему. Парень с трудом сглотнул слюну, пытаясь подавить противный ком в горле.
- Рюук… - еле-еле произнес Лайт.
- Что? - тут же отозвался Бог Смерти.
На лице Киры появилась едва заметная улыбка, и он сел на постели.
Знаешь, если вдруг такое случится, и меня поймают, то я ни капли не пожалею, что приобрел Тетрадь и тебя… ведь сожаление не имеет смысла… - Лайту вдруг как-то полегчало на душе, и даже смог расслабиться. Правда у него все в горле пересохло, и он облизал губы.
Рюук даже позавидовал ему тем, что он жив. Потому что только жизнь заставляет его восхищаться. А сейчас Лайт ему казался еще более живым и красивым, когда тот показывает свои чувства и слабости.
Рюук притянул парнишку к себе, обняв его, хотя тот малость удивился этим телячьим нежностям, но сопротивляться не стал, даже напротив, обнял и его.
Хотя Лайт обычно избегал таких близких контактов, с кем бы то ни было, но сейчас ему было хорошо, и он просто закрыл глаза…

Глава 11. Недоумение.

Рюдзаки сидел у себя в комнате, обдумывая свои коварные планы по разоблачению Киры…
Как неожиданно… Лайт был подобен дикому зверю, охраняющим свои владения. Его взгляд словно говорил, что порвет меня на части. В его ежедневнике нет ничего такого, что вызвало бы у меня подозрения. Но раз он сбежал с больницы, то значит он прячет действительно что-то важное у себя, иначе бы он не пришел.
Рюуга положил злополучный ежедневник на стол, и выключил ноутбук.
Сегодня как было два убийства, так он больше никого и не убивал…
Хотя меня волнует, как Лайт смог совершить побег из хорошо охраняемой больницы? Завтра позвоню… или нет, пожалуй сам приду и все разузнаю сам. И еще раз допрошу Лайта. Ну и для профилактики хочу осмотреть его учебник по математике.
Отпив глоток чая, L открыл новую плитку шоколада. И вдруг вспомнил, как два дня назад Лайт принес ему точно такую же, и отдал ему ее с улыбкой на устах.
L невольно улыбнулся. Это было так приятно, хотя к чему вдруг такое внимание? Со стороны Лайта это было необычным постыпком…
Ладно, завтра что-нибудь да прояснится…

***

Рюук услышал скрип колес, и подойдя к окну, увидел машину «скорой помощи», из которой вышла женщина средних лет. Затем к ней подошел Суитиро-сан.
«Похоже это медик к Лайту…» - догадался Бог Смерти, и кинул взгляд на часы. Время уже было за полдень, а Лайт спал как убитый, не издавая ни единого звука, закинув одну руку вверх за голову. Его лицо было умиротворенным и спокойным.
«Щас придут и разбудят его» - Рюук даже чуточку разочаровался этому. Вчера парнишка так и заснул, обнимая его.
В последнее время, ему удается так быстро и неожиданно засыпать, что я порой думаю, что он просто без сознания…
В дверь постучали, и вошли Ягами-сан и медсестра.
- Так, беглец, ты еще спишь?!! - раздался громкий голос отца.
- Мм… - Лайт нахмурился, не желая реагировать на раздражители.
- Лайт, вставай!!! - еще более громко произнес Суитиро-сан.
Кире ничего не оставалось, как открыть глаза и тут же прищуриться из0за яркого света.
- Познакомься, это Макото Кей-сан, она твоя медсестра. - Мужчина представил женщину сыну. - Так что дерзай, и веди себя хорошо.
С этими словами мужчина вышел из комнаты, а женщина принялась распаковывать медицинские инструменты и шприцы.
- Ну-с, молодой человек, сначала рану, а потом уколы.
- … - Лайту уже надоели все эти уколы в его… хм… мягкое место.

***

- Нет, мы и понятия не имеем, как он ушел… - говорила постовая медсестра с L. - …Скорей всего через вентиляцию, т.к. решетка была открыта.
- Хм… ясно… можно я пройду в палату осмотреть?
- Да, конечно, там все равно пока никого нет.
Рюуга воспользовался случаем и вошел, сразу глянув на стену.
Неужто он достал до туда?
Кровать он двигать не стал, но из коридора он взял стульчик. Встав на него, он увидел, что в решетке не хватает одного шурупа. Но если подвигать решетку, то она вращалась вокруг оставшегося болта.
Освободив проход, L потянулся туда на руках, и помогая ногами, влез на половину, и остановился.
Да, для этого нужно напрячься…
Там было очень темно и пыльно, у L даже в носу зачесалось, и он громко чихнул, подняв пыль.
«Как он в такой темноте без фонарика пробрался к выходу? - недоумевал L, полностью взобравшись и почесав нос. - Тут заблудиться раз плюнуть».
Вытащив фонарик, Рюдзаки послал луч света в этот коридор, разгоняя тьму.
- Хм… - задумался L, посмотрев на пыль, там были видны четкие отпечатки рук, но чуть дальше пыль булла не тронутой, свидетельствующая, что дальше не ступала нога человека. - Значит, он все-таки передумал идти таким путе
Границы пыли были четко видны.
«А еще хирургической больницей называется, видели бы это из санэпидстанции...» - возмутился Рюдзаки, но в глубине души порадовался, так как именно это ему и помогло.
Рюуга вылез из этой грязной дыры обратно в палату, стряхивая с себя пыль.
«Тогда как он ушел?» - L так и остался в недоумении, и его взгляд упал на окно.
«Может он запрыгнул на деревья? - парень подошел к окну и открыл его. - Да, это вполне реально, деревья так близко».
Выглянув в окно, он пытался разглядеть какие-нибудь следы, но их не было. Кроме того, некоторые ветки деревьев выглядели очень хрупко, и их невозможно не сломать.
Тогда он вышел на улицу, и осмотрел еще несколько деревьев и поискал следы.
Такое чувство, что он просто испарился. Кроме того, в это время, уже не ездил транспорт, хотя у него все равно не было денег на проезд. А его дом сравнительно далеко отсюда, как он добрался и был никем незамечен? Тем более парень в больничной пижаме наверняка привлек бы чье-то внимание.
К сожалению, его вещи уже отнесли домой, и я не успел их осмотреть… как жаль…
***

Лайт сидел на кровати, держа поднос с едой на коленях. Он только сейчас испытал голод. В первый день после операции ему вообще не давали ничего, а только на второй день немного бульона и на этом все. А сейчас он имел счастье хоть немного, но все же поесть.
- Как жаль, что тебе не дали яблок… - расстроился Рюук. - Ты бы ведь со мной поделился?
- Хм… - Лайт хитро улыбнулся. - Пришлось, а иначе ты бы мне прожужжал все уши этим фруктом.
- Ах, я уже третий день без яблок, у меня уже ломка. - Произнес его Рюук.
- А вот этого не надо. - Отрезал Лайт. - Я скажу отцу, чтобы он купил яблок…
Не успел Лайт договорить, как в дверь постучали, и не дождавшись ответа вошли. Это был L. Увидев его, у Лайта даже аппетит пропал.
- Привет, ты обедаешь? - Поздоровался Рюдзаки, закрывая за собой дверь.
«Теперь я понимаю, почему у него нет девушки… - про себя подумал Лайт, глядя на L. - Она бы просто умерла от его дотошности и подозрительности».
- Да, пытаюсь поесть, только кто-то мне мешает. - Кира все еще был зол на него, и решил на него наехать.
- Хорошо, тогда я зайду по позже… - Рюдзаки это заметил, и собрался было уйти, - А мне показалось, или только что разговаривал пока был один в комнате?
- Тебе показалось. - Отрезал Лайт.
«Собрались два параноик - Сделал вывод Бог Смерти.
- …? - Рюдзаки вопросительно посмотрел на Лайта.
- Я просто вслух размышлял… - Раздраженно сдался Лайт. - Хотелось попросить отца купить яблок, можешь ему это передать?
«L, запомни, Боги Смерти любят яблок - вдруг сразу вспомнилось Рюдзаки послание Киры.
- Хорошо, передам, приятного аппетита. - С этими словами L вышел из комнаты.
Возникла пауза, и Лайт уже бесстрастно глядел на еду.
«Вот сволочь, аппетит прогнал! - возмутился парень, - …похоже, ему это доставляет удовольствие».
Если он тут останется жить до тех пор пока не поймает Киру, то мне придется сделать одно из:
1. Смириться и жить с ним.
2. Скопить денег на новый дом или квартиру.
3. Убить L любыми доступными способами, и не обязательно с помощью тетради.
4. Сойти с ума и переехать в психушку.
5. Сдаться самому и не мучиться.
Но сейчас Лайту был по душе третий вариант, хотя второй тоже ничего, но это было бы очень долго.

***

Вечером Лайт решил немного поспать, т.к. его раздражали пришедшие следователи. Они сидели в гостиной и о чем-то беседовали. Сквозь сон, Кира услышал, как они разъехались на машинах.
L так и не зашел к нему будучи занятым. Если он сейчас надумает прийти, то получит удар тупым предметом по голове!
Только подумав об этом, мальчик услышал шаги по лестнице. Кира уже мог по шагам определять, кто это, отец или Рюдзаки. И это был L, и Лайт принялся искать тупой предмет на тумбочке.
- Лайт! - радостно произнес Рюук. - Я чую запах яблок, он их несет! Лайт, пусти его!
Рюдзаки действительно нес яблоки, и думая, что Лайт спит, решил не стучаться, чтобы незаметно их положить.
- Я тебя слышу, можешь не подкрадываться… - Не поворачиваясь, произнес Лайт, когда L поставил тарелку с яблоками на стол.
- Ну, раз ты не спишь, я задам тебе пару вопросов? - Словно этого L и ждал.
- L, а ты когда-нибудь спишь? - вопросом на вопрос ответил Лайт.
- Конечно, я же тоже человек, а не машина… - возмущенно ответил Рюдзаки, присев на кровать Лайта. - Но в последнее время мысли о Кире мне не дают заснуть.
-Да, и Кира не может спокойно спать из-за нападок со стороны L… - С насмешкой заметил Рюук, крутясь возле яблок. - Вот и мучаете друг друга.
Лайт развернулся к L, и случайно коснулся его руки. Оба парня вздрогнули от неожиданности прикосновения, и оба покраснели. Они подумали об одном и том же - они нарушили личное пространство друг друга. И посмотрев в глаза и Лайт, и L поняли, что они одинаково думают.
Вдруг Лайт вспомнил, что когда-то хотел его соблазнить, чтобы узнать его имя, ну, или хотя бы приблизить к себе, в теревшись в доверие, и не вызывать подозрений. А это как раз подходящий момент! Лайт даже забыл, что минуту назад очень сердился.
Рыжеволосый мальчик хитро улыбнулся, и вместо того, чтобы убрать свою руку, он напротив, обхватил кисть брюнета своей ладонью.
- Если бы я оказался Кирой, ты бы смог меня казнить лично? - Вдруг спросил Лайт, не боясь за последствия сказанного.
- …! - L удивился этому вопросу, конечно, он грозился это сделать, но при мысли, что он лишит жизни не просто человека, а Лайта… того с кем ты живешь под одной крышей, с кем общаешься и у кого такой же ход мысли, как и у тебя. Это было бы очень страшно. - Скорей всего, да…
- Хм… - неожиданно для самого себя, Лайт обиделся. Вот взять, и сказать такое прямо в лицо, мог бы отмазаться как-нибудь, что ли. - Потому что это твой долг, или ты ненавидишь Киру?
- Нет, тогда бы я стал ненавидеть тебя за ложь и притворство. - Ответил Рюдзаки, глядя на каменное лицо Лайта. - И не стал бы об этом сожалеть…
От этих слов Лайту стало как-то не по себе.
Неужто мы с ним так похожи? Узнав его имя, я тоже убил бы его с удовольствием, да еще такую смерть придумал, что в кошмарах не снилось.
- Лайт-кун, как ты сбежал из больницы? - Как снег на голову упал вопрос на Лайта.
- Пусть это останется секретом, вдруг придется это еще раз сделать. - Ответил Лайт, не желая придумывать новую сказку о побеге.
- Из тебя так трудно выбить правду, Лайт-кун. - Давил на него L.
- Я не могу довериться тому, кто не доверяет мне. - Этой фразой Лайт поставил мат в этой партии, и L больше ничего не мог сделать.
Все Рюдзаки, сегодня ты проиграл. И я убью тебя, я не просто тебя соблазню, я заставлю тебя влюбиться в меня, а потом я буду с наслаждением упиваться твоими страданиями. А потом можно избавиться и от группы следователей, кроме папы, естественно. После случившегося, он наверняка просто подаст в отставку.
Лайт ликовал своим коварным планам и победой.
Кира коснулся щеки L своей рукой.
- Ты выглядишь уставшим… - Сам не зная что нес Лайт. Его сейчас вдруг одолело странное чувство, характеристика которого «Хочется, но колется».
- А? - Рюдзаки слегка отстранился от его руки. - Ты уклоняешься от темы. Я все равно рано или поздно узнаю правду.
- Возможно… - «Но только после смерт - про себя добавил Лайт, злорадно улыбнувшись.
- Хм… Ладно, я пожалуй пойду… - Рюдзаки был несколько смущен изменившемуся отношению к нему, и тогда он встал с кровати.
Лайт ничего ему не сказал, а лишь кивнул головой. После того, как L удалился, Рюук, не веря своему счастью, принялся за яблоки. Мальчика немного забавляла любовь Бога Смерти к такому земному предмету, как яблоко, ведь даже люди не относятся к нему с таким трепетом как он.
- Хочешь? Тут много яблок? - Угощал его Рюук, держа в руках два красных яблока.
- Хм… ну давай… - не совсем охотно согласился Кира, т.к. его уже клонило в сон. Но ведь Рюук с ним делился самым дорогим.
- Лови… - Рюук кинул ему самое красное из яблок.
Лайт даже опешил, не ожидав, что Рюук ему бросит его. Но реакция парня сработала быстрее, чем его мысли, и он поймал яблоко прямо в руки.
- «Лови» говорят до того, как кидают, а не после. - Возмутился Кира, посмотрев на Рюука.
- Зато ты оживился, надо по чаще тебе давать встряску.
- Хм… не дождешься, я буду спать… - Лайт завалился на подушку, рассматривая кожицу яблока, которая была гладкой и блестящей, словно отполированная.
Откусив кусочек, Кире оно показалось достаточно твердым, но сладким. Из появившейся раны на яблоке сразу же появился сок, вытекая из краев, словно кровь. Сглотнув, парень понял, что не голоден, а его глаза слипались под тяжестью век. Повернувшись на бок, его рыжие волосы застелили левый глаз, словно занавес.
«Вот обленился, даже ест леж - Подумал Рюук, но услышав сопение, он подошел по ближе и посмотрел на парня.
«Спит?! - Удивился Бог Смерти, и глянул на откусанное яблоко в его руке. - Ну, прям Белоснежка или Спящая красавица».

Подпись автора

0

5

Глава 12. Новогодняя лихорадка.

- Лайт, а куда мы идем? – Спросил Рюук, чувствуя, что парень что-то задумал.
- Знаешь, за последние несколько дней я просто рад выйти на улицу. – Ответил Кира, ступая по заснеженному тротуару. – А то отец орал, когда я пытался это сделать.
- Если б ты был в больнице, то как раз сегодня тебя бы выписали. – Заметил Рюук, наблюдая за повеселевшим Лайтом.
- Тем более, сегодня канун Нового Года, и я хочу кое-кому сделать подарок. – Ответил Кира, переходя дорогу на пешеходном переходе.
- О! Ты хочешь сделать мне подарок?! – Оживился Рюук, но естественно он так пошутил.
- Хм… - Лайт не предполагал, что он такое скажет, и над ним повисло недоумение. – Вообще-то для L, но если хочешь, то и тебе подарю что-нибудь…
- А-а… все еще пытаешься привлечь его внимание?
- Конечно…
Весь воздух словно был наполнен праздничным настроением, вокруг ходили люди, суетясь в приготовлениях. Дети радостно разглядывали витрины магазинов, показывая, чего бы они хотели в подарок, а родители лишь улыбались им.
- А что ты ему подаришь? – Поинтересовался Рюук.
- Не знаю еще, найду что-нибудь… - честно признался Лайт, и его взгляд упал на зоомагазин, и он задумчиво остановился.
- Что, хочешь подарить ему золотую рыбку? – Пошутил Рюук, глядя на магазинчик и выходящих из него людей.
«Можно присмотреть какую-нибудь живность». – Уже про себя общался с ним Лайт, и зашел в магазин.
Все животные словно сошли с ума: кошки зашипели подняв шерсть, собаки зарычали и заскулили, птицы забили крыльями по клетке, громко крича.
«Рюук, что это с ними?!!» - насторожился Лайт, косясь на Бога Смерти.
- Животные могут видеть меня. – Пояснил Рюук.
Слава Богу, по большей части в магазине были аквариумы с рыбками, и шум был не такой сильный.
«Рюук, постой у входа…» - попросил Лайт, и прошел вперед. Но животные косились не только на Рюука, но и на мальчика, и только один котеночек не фыркал, и вообще вел себя, как ни в чем не бывало. Это был белый комочек шерсти с янтарными глазами.
«Надеюсь у L аллергия, и он умрет, когда я оставлю его у себя, или скорей съедет сам от моего дома». – Зло пошутил Лайт, всматриваясь в котенка через стекло.
«Интересно посмотреть на выражение лица L, когда я подарю ему это». – Подумал Кира, подходя к кассе.
Выйдя из магазина, Кира надел красную ленточку зверьку, завязав на бантик, и запихнул котенка под курточку. Пушистик сначала завертелся внутри, но пригревшись к Лайту, успокоился.
По пути домой, Рюук выпросил у Лайта DVD-диск с игрой, так сказать подарок на Новый Год.
Войдя в дом, Лайт снял обувь и верхнюю одежду, а котенка спрятал под свитер.
«Хм… может подарить сразу? Не охота с ним нянчиться…» - подумал Лайт, чувствуя, как зверек начал впивать когти в грудь.
По лестнице, медленно спускаясь, шел L, присматриваясь к странной выпуклости на груди Киры.
- Где был? – Сходу спросил Рюдзаки.
«О боже! Он похож на ревнивую жену». – Лайт даже испугался такой идее.
- Подойди сюда, я приготовил тебе подарок. – Лайт натянул улыбку на лице.
- Подарок? – Приятно удивился L, и подошел к парню, с любопытством смотря то на его улыбку, то на бугорок под свитером, который зашевелился. – Это он?
- Да. – Ответил Лайт, и подошел к L вплотную, поддерживая котенка рукой.
Врожденная любознательность Рюдзаки завопило, и требовало удовлетворения.
- Это что-то живое? – Догадывался L, и натянул горлышко свитера Киры, чтобы взглянуть на подарок.
Глаза L увеличились, когда распознали белого котеночка, прижавшегося к груди Лайта мордашкой, как дитя к матери.
- А-а… - Рюдзаки чувствовал, что краснеет. Он никогда бы не подумал, что ему подарят котенка, тем более такого красивого.
L стоял так близко, что Лайт не удержался, чтобы не шепнуть ему в самое ухо:
- Так что, ты берешь, или мне придется забрать его к себе?
По коже L пробежала стая мурашек, потом еще одна, а в ухе стало так щекотно, что казалось, зачесалась сама барабанная перепонка.
- Конечно, беру. – Рюдзаки повернул голову в сторону Лайта, и они встретились взглядами. Глаза Киры что-то замышляли, но L не мог понять что именно.
- С-спасибо, не ожидал. – Не ловко вымолвил Рюдзаки, и залез рукой под свитер, вынимая котеночка.
Сделав шаг назад от Лайта, L поднял пушистика над головой.
- Это девочка. – Сразу сказал Лайт, понимая его намерения.
- Ну, тогда в честь нашего дела назову ее… хм… - Рюдзаки задумался, прижав котенка к груди и заглядывая то на Лайта, то в янтарные глаза зверька. - …Назову ее КИРОЙ.
У Лайта аж челюсть отвисла, и почувствовал, как его дух уходит из тела.
- П-почему Кирой? Это плохое имя. – Не согласился Кира-старший.
- Нуу… это первое, что мне пришло в голову. – Честно признался Рюдзаки, прищурив глазки. – Да и когда мы поймаем настоящего Киру, то она будет навивать приятные воспоминания об этом деле.
- Ясно… - Лайт не стал с ним спорить. Он уже успел пожалеть, что не купил ему золотую рыбку, хотя и ее бы он назвал Кирой. Ну, или хотя бы расческу, чтобы он навел порядок у себя на голове.
- Похоже Новый Год будем встречать втроем. – Произнес L, кинув взгляд на елку около стола.
- Пожалуй, но настроение у меня хорошее. – Лайт попытался улыбнуться, да и вообще, он просто не знал, как нужно правильно строить глазки парню, тем более такому оригинальному как L.
- Да, у меня оно тоже поднялось, и все благодаря Кире. – Ласково произнес Рюдзаки, погладив котенка, а Рюук чуть не подавился со смеху.
- … - Лайт решил не комментировать происходящее.
«Главное случайно не откликнуться, когда он позовет ее в следующий раз…» - Кира принял это к сведению.
Он что, теперь специально будет дразнить этим именем?
- Я тебе когда-нибудь тоже подарю подарок. – Проговорил Рюдзаки, переключив свое внимание на Лайта.
«Да-а… золотые наручники, если только…» - Подумалось Лайту.
- Да необязательно, если только… - Лайт хищно улыбнулся, - …дружественный поцелуй.
- А?! – Рюдзаки подумал, что ослышался, и вопросительно уставился на Лайта.
- Ха-ха-ха! Да, я пошутил, не бери в голову! – Рассмеялся рыжеволосый паренек, покрываясь румянцем. – У меня сегодня любвеобильное настроение.
«В каждой шутке есть доля правды... – Подумал Рюдзаки. – Или правда, превращенная в шутку»
- Ну, если ты хочешь… - Уже улыбнулся L, приближаясь к Лайту.
- А? – Лайт даже сделал шаг назад от неожиданности, когда ощутил мягкие губы L на своих губах.
Рюдзаки почувствовал, как руки Лайта очутились у него на плечах, которые притянули его чуть ближе. А его губы попали под нежный «Чмок». Это длилось не долго, но было очень приятно, и L ощутил себя тающей свечкой. Данный поцелуй был поверхностный, но порядком двусмысленным.
Затем Лайт также неожиданно отстранился, отпустив L.
- Это был приятный подарок. – Произнес Лайт, слегка улыбаясь.
- Да… пожалуй… - Рюдзаки был очень смущен, и коснулся своих губ указательным пальцем.
«Победа! Он будет моим!» - ликовал яойный монстр, заметив, как L покраснел, и наверняка понял, что это не совсем дружественный поцелуй.
Лайт, хотел было еще по заигрывать с L, но по лестнице спускался Ягами-старший.
- О, откуда у нас в доме котенок? – Приятно удивился мужчина.
- Это подарок от Лайта. – Радостно произнес L, протягивая пушистика, словно счастливый ребенок.
- Да, милый. – Флегматично оценил мужчина маленькое пушистое создание природы, обратив внимание на красивые глаза и красную ленточку. – Только убирать за ним сам будешь.
- Конечно, я приучу ее к туалету. – Произнес L, приласкав котенка.
- И как ее зовут?
- Кира.
- …И почему я все еще удивляюсь? – Самого себя спросил Ягами-сан.
***

Придя к себе в комнату, Лайт сел за компьютер.
- О! Установи мне игру, пожалуста-пожалуйст­а! – Чуть ли не умолял его Рюук.
- Ладно, только не дергайся так. – Лайт, конечно любил поиграть в компьютерные игры, но не так сильно как Рюук.
Кира поставил игру на установку, откинувшись на спинку стула, заведя руки за голову, мило улыбнулся.
- О чем таком веселом подумал? – Заинтересовался Рюук, нависая над мальчиком.
- Да так, вспомнил выражение лица L, когда я с ним заигрывал… - Лайт улыбнулся еще больше, но, видя не понимающий взгляд Рюука, мальчик засмеялся.
- Все-таки в глубине души он тебе нравится. – Произнус Рюук, ожидая нападки и возмущения.
- Ничего подобного, я его просто ненавижу. – Дерзко ответил Лайт, закрыв глаза. – Мне нравится сам процесс запудривания мозгов.
- А если ваши отношения зайдут слишком далеко?
- Я этого только и жду, главное втереться в доверие.
- А ты не боишься к нему сам привязаться?
- Что за глупости?! – Лайт, аж подскочил на стуле. – Не говори таких вещей, я даже своих родственников не очень-то люблю, а L для меня вообще чужой.
Лайт забегал глазами, словно приходя в себя после наваждения. Мысль, что он вдруг полюбит Рюдзаки, напугала его.
Странно, обычно людям трудно без друзей и любимых, но на тебя, похоже, это правило не распространяется.
- Я люблю одиночество. – Гордо произнес Лайт. – Мне хватает и твоего общества. Ты ведь со мной и так на всю жизнь.
- Да, но сейчас я хочу составить компанию компьютеру. – Ответил Рюук, услышав сигнал о завершении установки, и весело подхватив парня за бока, вытащил со стула.
- А вот это наглость. – У Лайта аж адреналин заиграл, когда его резко подняли вверх. – Мог бы попросить, я бы уступил.
- Ха-ха-ха! – Но у Рюука было игривое настроение, и Лайт понял, что ему просто хотелось подурачиться.
Лайт сел на кровать, и почувствовал пульсирующую боль в боках, где держал его Бог Смерти.
«Наверное, синяки останутся…» - недовольно подумал Кира.

***

Поздно вечером L сидел в гостиной, взяв нитку с иголкой, чтобы повесить красивые конфеты на елку. А Лайт в это время у себя в комнате решил поработать с Тетрадью Смерти.
«Я всему миру просто офигительный подарок сделаю…» - Грозился Лайт, записывая имена преступников, и определяя время смерти ровно на 12:00, под бой курантов.
У Ягами старшего сильно разболелась голова, из-за повышенного кровяного давления, и он спустился в гостиную.
- Ягами-сан, может вам лучше выспаться, вы бледны. – Забеспокоился Рюдзаки, развешивая конфетки на елочку.
- Но сегодня Новый Год, к тому же я Лайта и так разделил от сестры и матери… - Упирался мужчина. – В прошлый Новый Год меня тоже не было…
- Но вдруг вам станет плохо, тогда Лайт расстроится еще больше… - уговаривал его L. – Я с ним встречу Новый Год.
- Не нужно со мной нянчиться, я уже взрослый! – Разозлился Лайт, каким-то образом появившийся в гостиной, метая молнии из глаз, как дьяволенок.
- Прости, Лайт-кун, я пытаюсь уговорить твоего отца отдохнуть. – Извинился L, трансформацией Лайта во что-то озлобленное.
- Папа, а ты еще на меня наезжал, якобы я не слежу за здоровьем, а сам поступаешь также. – Теперь Лайт смог высказать все накопившееся во время болезни.
- … -Отец и сын сверлили друг друга взглядом.
- Ладно, уговорили, а то мне и вправду что-то не хорошо… - Сдался мужчина, и поднялся к себе в комнату.
Лайт инстинктивно принялся искать взглядом Рюука, но вспомнил, что он играет в игру в комнате. Без него даже стало как-то одиноко и не привычно.
L все-таки съел одну конфетку, которую он повесил на елочку.
- Мяяя! – заплакал котенок, вылезая из-под стола, посмотрев на своего хозяина.
- О, Кирочка, ты где пряталась? – умилялся Рюдзаки своим питомцем, склонившись к нему.
«Кирочка…» - Лайт малость скривился, и сел в кресло.
- Что, может будем накрывать стол? Уже время поджимает. – Предложил L, и склонившись к Лайту, шепнул: - Я припрятал бутылку шампанского и вина.
На лице Лайта появилась довольная улыбка. Ему в голову пришла еще одна гениальная супер-пумер-мега-зл­обная идея.
Можно попробовать споить L, и тогда он мой, а может он чего взболтнет лишнего?
- Я только за. – Согласился Кира, резко встав из кресла. И обхватив L за талию обеими руками, играючи потащил его в сторону кухни, заставив его пятиться назад.
- Лайт-кун, ты меня смущаешь… - Рюдзаки заулыбался ему, принимая это за шутку.
Дойдя до порога кухни таким экстравагантным способом, L поскользнулся на кафеле, и испугавшись, вцепился в Лайта.
- А-а! – хором выкрикнули парни, падая на пол.
Рюдзаки благополучно приземлился на спину, а Лайт виском зацепил угол стола. Но он сделал вид, что ему не больно, и засмеялся страшным загробным смехом.
- Ой, я давно так не веселился, тебе не больно? – Спросил L, вытирая слезы от смеха. – Мы еще даже не выпили, а уже бесимся.
- А если выпьем по бокалу шампанского, то весь дом поставим на уши, а может, чего еще натворим. – Вскользь намекнул Кира, глядя на повеселевшего L. Рубашка L была немного задрана, а через широкую горловину виднелось плечо, потрясаемое от смеха.
«А он ничегоооо, просто оригинален по-своему» - заценил его Лайт, сглотнув слюну и приоткрыв рот.
Рюдзаки переполняло чувство радости. Ему нравилось лежать вот так, просто на полу под Лайтом. И он понял, что сегодня ему хотелось быть в компании только с ним.
Никогда бы не подумал, что так привыкну к нему. Если он Кира, то мне будет немного грустно. Хотя, я для этого и купил спиртного, чтобы его немного разговорить. Конечно, это не очень хорошо, но зато очень эффективно.
Похоже, у L были свои планы на эту ночь.
Взгляд Рюдзаки упал на губы Лайта, и он тут же вспомнил сегодняшний «чмок». Ему вдруг снова захотелось это испытать.
«А-а… может мне не стоит пить?» - с опаской подумал Рюдзаки.
Лайт решил его не сразу насиловать, поэтому, от греха подальше слез с него, и помог встать, потянув за руку.
Перенеся бокалы и закуски в гостиную, они сели за стол, включив телевизор.
Лайт порой ненавидел телевизоры, в отличие от L, который сидел в своей излюбленной позе в кресле, и уставился в экран. Между ног он зажал бутылку шампанского, и пытался ее открыть, снимая запечатывающую бумагу, и раскручивая проволоку. Лайт сидел в кресле напротив него, наблюдая за ним. Открутив проволоку, пробка тут же вулетила в люстру, отключив свет и разбив ее.
- А-а! – Воскликнул L, одной рукой защищаясь от осколков, а другой – пытался остановить фонтан из бутылки.
- …!!! – Лайт тоже прикрывался от искр и стекол. Затем он подбежал к выключателю, чтобы остановить искры. Но ему понравился фонтан, обмочивший L весь живот и промежность.
Кира не мог не засмеяться, глядя на это редкое зрелище.
- Прости, а я то думал, что у нас не будет фейерверка. – Пошутил Лайт, хватаясь за свой живот. – Только папа этого не оценит.
- Главное не в телевизор. – Уже улыбнулся и L, глядя на веселого Лайта, и встал с кресла.
Света хватало от зажженной елки и телевизора.
Лайт подошел к L, и рукой залез под его рубашку, потрогав мокрый живот, а затем вынув, попробовал на вкус.
- Шампанское вкусное. – Продигустировал Лайт, продолжая улыбаться.
Рюдзаки были приятны его прикосновения, но данная ситуация смутила его, а по коже пробежали мурашки.
- Я найду свечи и приберусь, а ты переоденься. – Лайт уже распределил план действий в чрезвычайной ситуации.
- Теперь главное не устроить пожар. – Предупредил L, и удалился в ванную.
Лайт вошел в комнату, чуть не выбив дверь со смеху, тем самым напугал Рюука, который мирно сосредоточился на игре.
- Е-мое, Лайт! Ты что, пьян? Нельзя так пугать, на меня и так зомби нападают. – Воскликнул Бог Смерти, проиграв из-за Лайта.
- Да ты сам как зомби… - Смеялся Лайт, роясь в ящике, возле компьютера. – Да и пить мы только собираемся.
«Похоже, предстоит бурная ночка!» - про себя добавил Кира, доставая свечи.
- А это зачем? Для романтической обстановки? – Недоумевал Рюук.
- Нет, мы люстру разбили… - уже более-менее спокойно произнес Лайт, переведя дыхание.
- Что?! – Удивился Рюук. – Это новогодняя лихорадка? Стоит тебя оставить на минутку, как ты разнесешь весь дом.
- Это не я, это все L. – Произнес Лайт, выходя из комнаты.
- Хочу на это посмотреть. – Рюук вышел за ним.
***

Стоя под душем, L пытался отмыться от липкого шампанского. У него на душе была такая легкость. Такие вещи заставляли чувствовать себя живым. До встречи с Лайтом, он ощущал себя машиной-сомнабулой,­ которая никогда не совершала ошибок в работе. Но дело Киры задело его гордость, заставляя хоть что-то чувствовать и переживать. Именно соперничество и трудности давали ему чувство жизни, а не существования.
Дотронувшись до живота, L вспомнил прикосновение Лайта. Это было приятное воспоминание, и закрыв глаза, в его памяти снова всплыл их поцелуй. Он резко открыл глаза, когда по телу прошлась волна возбуждения. Его щеки тут же запылали огнем.
«Надо же? Мое тело требует любви…» - Рюдзаки был удивлен такой реакции.
Он привык себя лишать физиологической радости. Да что там, он даже спать не позволяет себе, не говоря уже об этом. Единственное, чем он радует свое тело, так это сладостями.
Услышав шаги Лайта, он выключил душ, и поспешно вытираясь полотенцем, оделся.
Кира уже убрал мусор, и почистил кресло. Рюук тихо улыбался, смотря вверх на разбитую люстру.
- Ну что, продолжим? – в помещении появился Рюдзаки.
- Ты вовремя, давай сядем на диван. – Предложил Кира, кинув взгляд на свежего L и на телевизор, где Император Японии толкал предновогоднюю речь.
Лайт решил уже сам разлить шампанское по бокалам, и сел на диван. Рюдзаки, взяв бокал и конфетку, тоже сел на диван рядом с Кирой. Он уже обратил внимание на красные свечи на столе. И переведя взгляд на Лайта, он увидел отражение пламени и огоньков елки в глазах парня и в его бокале. Хоть Новый Год выглядел скромно, Рюдзаки был очень счастлив.
«Пусть, хотя бы в эту новогоднюю ночь будет мир с обеих сторон фронта». – Про себя провозгласил Рюдзаки.
Забили куранты, и звон бокалов рассек воздух.
- С Новым Годом, Лайт-кун.
- Тебе того же. – Произнес Лайт, отпивая из бокала глоток шампанского.
Рюук под столом заметил еще бутылку вина.
«И они это хотят умять вдвоем?» - Подумал он, и почувствовал на себе чей-то взгляд. Обернувшись, он увидел котенка, который пристально смотрел на него.
- На что это Кира так уставилась? – Заметил L изменение в поведении зверька.
- Не знаю, на огоньки, наверное. – Непринужденно ответил Лайт, и вдруг праздничный настрой нарушил звонок сотового телефона Рюдзаки, лежащего на декоративном столике, рядом с вазой.
- Кто-то хочет меня поздравить? – Подумал L вслух, и допив из бокала, взял сотовый.
- Алло… да… - отвечал парень в трубку. – Что?!
Рюдзаки подскочил с дивана, а Лайт уже понял о чем речь, и старался вести себя естественно.
- Когда это случилось? Ясно… пока… - Рюдзаки был просто в шоке, и обратно сел на диван, держа в руках сотовый.
- Что случилось? – Лайт сделал обеспокоенное лицо.
- Кира… похоже он преподнес большой подарок. – Задумчиво и даже обиженно произнес L.
- Что он натворил на этот раз?
- Все заключенные в зоне строгого режима умерли от сердечного приступа. – Ответил L, положив сотовый телефон на место. – В живых остались только трое, которых перевели туда час назад.
- Он не перестает удивлять, даже подарки делает… - пока Лайт себя не похвалит, никто этого не сделает.
- Завтра, когда мы все соберемся, обсудим это дело. А сейчас… - Рюдзаки налил себе шампанского под самый край бокала. - …Я постараюсь расслабиться хотя бы раз в год.
«Лайт-кун, я ненавижу тебя за это, небось смеешься про себя…» - про себя злился Рюдзаки.
Лайт тоже себе налил, и обнял L за плечи.
- Сегодня я не хочу об этом думать. – Тихо сказал L, и звякнув бокалами, принялся топить свое горе и неудачи.
«Так-так, я вижу, что он опьянел…» - заметил Лайт, хотя и ему уже здорово ударило в голову.
- Не расстраивайся, смотри в салате стекло лежит… - правду сказал Лайт, и L чуть не подавился шампанским от смеха, посмотреть на стол.
В салате действительно лежало что-то блестящее, отражающее огоньки.
Котенок, прыгнув на кресло и скинув пульт, тем самым выключил телевизор. Затем он спрыгнул на пол и принялся его футболить лапками. Все присутствующие улыбались, наблюдая за ним. В комнате стало тихо и спокойно. Но эта тишина не напрягала парней. Им просто нравилось сидеть и молчать.
Рюдзаки вздохнул, опустошив бокал до дна. Рядом с Лайтом было тепло и уютно. Теперь он сам почувствовал себя котенком, готовым замурлыкать от удовольствия. От Лайта исходил приятный аромат не похожий ни на что. Этот аромат L ощущал, еще тогда, когда лежал на кровати у Лайта, при обыске его комнаты.
«Это запах Лайта… он такой приятный… теплый…» - Рюдзаки уже сам был тепленький, его быстро разнесло, учитывая, что последние ночи он практически не спал и мало ел.
- Хочешь еще? – спросил Лайт, наливая себе.
- Да… пожалуй… - Согласился L, подавая свой бокал.
Пользуясь случаем, Лайт обнял его за талию, и как бы невзначай, залез пальчиками под рубашку. Нежное прикосновение к коже не осталось не замеченным. Рюдзаки сглотнул слюну, а дыхание стало не ровным из-за нахлынувшего возбуждения, т.к. после алкоголя его кожа стала сверхчувствительнее­ обычного. Но как бы это не было приятно, сознание требовало остановиться.
«О Боже! Он же парень…» - Рюдзаки словно очнулся.
Он вспомнил, что у него где-то лежала колода карт, которыми он иногда раскладывал пасьянсы.
- Подожди минуточку… - произнес L, и не хотя, встав с дивана, поднялся к себе в комнату.
Лайт, довольный происходящим, посасывал край бокала с шампанским, блестя глазами, смотрящие на Рюука. Бог Смерти же сидел в кресле, подперев подбородок о ладонь.
Вернулся L с колодой карт.
- Поиграем? – предложил он, хитро улыбаясь.
- А на что? – сходу спросил Лайт, не доверяя его улыбке.
- На желание. – Ответил L, перетасовывая карты.
- …?
- Ты загадываешь желание, можно про себя, и если выиграешь, то я его исполню. – Объяснил L условия игры.
- А желание любое? – хитро спросил Лайт.
- Хм… в пределах возможного, но свое имя я тебе все равно не скажу. – Предупредил L, раздавая карты.
- Ну, я же не Кира, чтобы такое загадывать… - произнес Лайт, хотя у него была такая мысль.
«Да… масть не пошла сразу…» - оценил Кира свой расклад, недовольно глядя на карты. Зато я хожу первым.
«Рюук, что там у него?» - Лайт решил жульничать.
- Ай-ай, какой плохой мальчик, а честно слабо? – пристыдил его Бог Смерти, но все же взглянул на расклад у Рюдзаки. – Червы – валет и король, пики – десятка и король, трефы – туз, и бубны – двойка.
Лайт сходил шестеркой бубны, мило улыбаясь.
«Спасибо, Рюук, дальше я сам». – Мысленно поблагодарил его Лайт
- Ты, шулер. – Обозвал его Рюук.
- Хм… - хмыкнул L, глубоко задумавшись.
Если я возьму карту, то он поймет, что бубны у меня отсутствуют, и будет меня ими закидывать, пока я не выложу козырный туз. Но если я отобью сразу тузом, то он поймет, что козырей у меня больше нет, и будет снова подкидывать бубнами…
- Я беру… - решился L.
На лице Лайта появилась зловещая улыбка, т.к. бубны у него были еще в половину расклада.
Лайт немного побаивался его тайного желания, поэтому проигрывать он не собирается, пусть даже не честным способом. Да и к тому же, он сам взял на себя смелое желание – поцелуй. Хотя, он подумывал сразу предложить секс, но это как-то вульгарно, и вдруг это Рюдзаки шокирует. Тем более они могут сыграть еще раз, и уж тогда это будет последний раз.
Пока они играли, то успели опустошить шампанское и 2/3 бутылки вина.
- Знаешь, мы с тобой как будто не в карты, а в шахматы играем так доооолго. – Лайта уже сильно разнесло, уже не понимая, во что он играет и какой козырь.
- Хм… подожди, не могу сообразить… - Рюдзаки пытался сосредоточиться на расплывающихся перед глазами картами.
Парни уже спустились с дивана на пол, разбросав карты вокруг себя.
- Неудивительно, почему вы так долго играете. – Рюук просто поражался двум пьяным гениям. – Потому что все, что было в бито, уже обратно ушло в запас колоды.
- Ха-ха-ха!!! – Лайт залился диким смехом, услыхав страшную правду.
- А? – Рюдзаки в недоумении поглядел на вдруг повеселевшего Лайта.
- L, ты не задумывался, почему козырный туз встречался четыре раза?! – Сквозь слезы смеха произнес Кира, просто убиваясь.
Рюдзаки посмотрел на запас колоды, которая была все еще полная, и на карты Киры, которые он бросил, рыдая от смеха. В его раскладе был козырный туз и бубновая двойка.
- Ха-ха… - теперь нервный тик начался и у L, тоже заливаясь смехом.
- Ладно, Кира, объявляем ничью. – Рюдзаки даже не обратил внимания, что Лайта обозвал Кирой.
- Хорошо, а какое было твое желание? – Отозвался Лайт, даже не заметив этого.
- Нет, сначала твое. – Настаивал L.
«А вот это называется нажраться до беспамятства! – Рюук был просто в шоке от них обоих. – Надеюсь, L не вспомнит этого…»
- Мое желание было поцеловать тебя. – Прямо, без стыда и совести признался Лайт, понимая, что он действительно этого хочет.
- Да?! – Рюдзаки был очень удивлен, и тут же покраснел. – Сказать по правде, это было и мое желание.
- …!!! – парни удивленно уставились друг на друга.
- И что же получается? Мы играли на одно и тоже, но так ничего и не выиграли? – Расстроился Рюдзаки.
Почему? – оспорил его Лайт, подползая поближе к нему. – Было весело, а поцеловаться мы и так можем по обоюдному согласию.
С этими словами, Кира впился в губы немного ошарашенного L, который стал ему отвечать. Их поцелуй был таким страстным, словно пара влюбленных встретилась после долгой разлуки.
Рюдзаки протянул руки, обнимая его за шею, а Лайт в свою очередь его за талию. Оба парня стояли на коленях. Их дыхание было шумным, а губы жадными. Рюдзаки думал, что испытает оргазм от одного только прикосновения своего язычка к языку Лайта. Кира тоже был очень возбужден, и он был не в силах остановить этот первобытный инстинкт. Его руки залезли под одежду L, и принялись ласкать его кожу. У L от восторга даже волосы на голове зашевелились. Тогда он прижался к Лайту всем своим телом, и оба парня ощутили у себя на животе упругую плоть друг друга.
Одна рука Лайта переместилась на спину Рюдзаки, а другая спустилась на его ягодицы, нырнув под штаны и трусы. Затем Лайт разлепил поцелуй, громко причмокнув губами, и стал целовать шею и подбородок Рюдзаки. Одновременно крепко прижав парня к себе, так чтобы их восставший орган врезался в тело и оказался в ловушке.
- Ах… - простонал L, запрокинув голову и закрывая глаза.
Ему не хотелось, чтобы Лайт останавливал поток поцелуев, а зажатый член требовал, чтобы его душили и гладили. Тогда L потянулся, упираясь руками в плечи Лайта, чтобы испытать трение о его живот, и получить еще больше удовольствия.
У Киры это вызвало восхищение, т.к. его плоть тоже испытала трение под движениями L. Он еще крепче стал прижимать к себе L, сжимая его упругую попку, и проведя пальцем по складке снизу вверх.
- Ах… да-а… - выдохнул L, начиная тереться об Лайта без всякого стыда и скромности.
Для удобства, Лайт осторожно начал вставать с пола, позволив Рюдзаки прижать себя к стене, и продолжать это дело стоя. Только теперь инициатива перешла к L, и он принялся покрывать поцелуями шею и плечи Лайта.
- А-а-аххх… мммм… - Уже простонал Лайт, ему нравилось, как о него трутся, прогибаясь в спине.
Но для наблюдателя это бы показалось, мягко говоря, неприличным. Кстати о наблюдателях, Лайт стал еще больше заводиться при мысли, что на них сейчас смотрит Рюук. Открыв глаза и повернув голову, он увидел своего Бога Смерти, который с открытым ртом… нет, почти с выпавшей челюстью смотрел на них. И поймав пристальный взгляд Лайта, начал ретироваться к двери.
- Я пойду… вы смущаете меня… - честно признался Рюук, и скрылся с глаз в комнату Лайта продолжать играть в компьютер.
Лайт облизал свой средний и указательный палец руки, которая когда-то была на спине Рюдзаки. После этого, он скользнул ею к попке L, а вторую переместил на место первой, поглаживая спину. Влажным указательным пальцем, он проник в складку между ягодицами L, и найдя сокровенное отверстие, принялся его мягко массировать, слегка надавливая на него.
Рюдзаки забился мелкой дрожью, и еле дыша от восхищения, стал еще более активно прижиматься и тереться об Лайта.
- Ах! Кира, продолжай… - похожа башня у L еже снеслась, и он полез к себе в штаны подушить свой пылающий орган. Но Лайт перехватил его руку, не позволяя этого.
- Подожди, не кончай… - переведя дыхание, произнес Кира, держа руку парня. – Я хочу растянуть это подольше, не спеши…
Лайт даже переместил свою руку с ягодиц на поясницу, дабу не вызвать преждевременное семяизвержение.
Глаза L пылали страстью, пожирая Киру, и обмозговывая сказанное.
- Пошли в твою комнату. – Предложил Лайт, потянув за собой черноволосого паренька. Он бы мог пойти и в свою комнату, но зачем травмировать психику Рюуку, который от них и так убежал туда. Кроме того, у него там лежат некоторые ценные для него вещи.
- …! – в таком состоянии и с таким желанием, L готов с ним пойти хоть на край света.
«За одно немного остынем…» - подумал Лайт, желая отьЯОЙить L как следует.
Таща парня по лесенкам, L послушно шел за ним, смотря на свою руку, которую крепко сжимал Лайт, и от этого на душе становилось как-то тепло. Стоя у двери комнаты, L не упустил случая, чтобы не прижаться к Кире, и ощутить его аромат.
Открыв дверь и войдя в комнату, L проскочил вперед.
- А давай поиграем с этим? – предложил Рюдзаки, вытаскивая из ящика стола полицейские наручники. – Тебе ведь должны нравиться такие вещи?
Рюдзаки вспомнил, как Лайт что-то упоминал про свои наклонности мазохиста.
- А-а… да… - если честно, то Лайт был несколько напуган ими, но тут же улыбнулся. – А теперь поймай меня и арестуй.
- Хорошо. – Теперь зловещая улыбка появилась на лице L. – Прорепетируем поимку Киры заранее.
Оба парня засмеялись, и начали бегать по всей комнате, спотыкаясь и падая, прыгая по столу и кровати, снося все на своем пути, будь то книга или настольная лампа. К тому же они свет не включали, и кидались друг в друга попавшими под руку предметами. К их счастью, Суитиро-сан принял снотворное и не слышит этого.
Кира, боясь быть пойманным, прыгнув и потянувшись, залез на высоченный шкаф для одежды. Он был почти под потолком, и поэтому пришлось на четвереньках проползти к дальнему углу стены.
Рюдзаки тоже полез за ним, предвкушая поимку.
- Кира, я поймал тебя, тебе сейчас не куда бежать. – Приговаривал L, подползая все ближе и ближе, громыхая наручниками, словно гремучая змея.
- Ошибаешься… - Усмехнулся Лайт, и придвинувшись к краю, спрыгнул со шкафа.
- Лайт! – испугался за него L, на миг протрезвев, и посмотрел вниз.
Будучи пьяным, Кира не очень удачно приземлился, ударившись коленкой об пол. Но вместо грустной мины, он улыбался и смотрел вверх на L.
- Я прыгать не собираюсь… - запротестовал Рюдзаки, не желая получать травмы.
Тогда Лайт подхватил подушку, и запустил ею в L. А простынь свернул в виде веревки, и хлестнул по Рюдзаки, выманивая его оттуда.
- Ах, ты… - Рюдзаки не ожидал от него контратаки, и бомбардировал в него подушкой, которой тот сам в него и пульнул.
Лайт каким-то чудом увернулся от бомбежки, но L успел поймать край простыни и потянул на себя.
- А-ау! – воскликнул Лайт, когда почувствовал, что его что-то потянуло, так как он все еще держал другой конец простыни.
Но, поняв, что это сделал L, то Лайт резко дернул на себя. Да так сильно, что L не успел отпустить другой конец, и соскользнув со шкафа, полетел вниз.
- Кира!!! – налету выкрикнул Рюдзаки, испугавшись удара об пол, но Лайт успел поймать его. Но не выдержав его веса, Лайт упал спиной на пол, будучи прижатым сверху.
- Прости, ты испугался? – извинился Лайт, а то уж больно L прижался к нему.
Но вдруг раздался щелчок, и что-то потянуло руку.
- Попался! – воскликнул L, оседлав Лайта, приподнимая руку, которая была пристегнута к наручникам. На лице Рюдзаки сияла победная улыбка.
- А! это не честно! – обиделся Кира его обману, глядя, как правая его рука была прикована наручниками к левой руке L.
- А теперь наказание... – словно приговор, произнес Рюдзаки, разорвав рубашку Лайта, обнажив грудь и живот.
Руки Лайта он прижал к полу своими руками, и склонившись, принялся целовать живот. Затем L слегка прикусил кожу, чуть ниже пупка, оставляя засос.
- Уннннхх! – простонал Кира, глубоко задышав и прогибаясь в позвоночнике, захотев освободить руки, но L его крепко держал.
Спускаясь ниже, Рюдзаки стал зубами расстегивать пуговку на брюках Лайта. Справившись с ней, он ухватился зубами за край штанины и, потянув, расстегнул молнию, обнажая выпуклость в трусах Лайта.
Рюдзаки еще никогда в жизни не прикасался к чужому члену, и это для него было так, словно ты переходишь границу дозволенного. Но ему нравилось бесстыдно глядеть на «это», тем более в рабочем состоянии. Все еще зубами, L отогнул резинку трусов, чтобы обнажить часть восставшей плоти Киры. И сделал пару движений языком по ней, пробуя Лайта на вкус.
Лайт запрокинул голову назад, закрыв глаза, и просто получал удовольствие. Рюдзаки поднял глаза на лицо парня.
Подумать лишь, что только вчера мы волчьим взглядом провожали друг друга, и бросали невидимые молнии, и неслышимые проклятия… Я уверен в том, что он Кира, и пытаюсь найти доказательства, чтобы справедливость восторжествовала. И что мы делаем сейчас?! Обсыпаем друг друга поцелуями, и готовые отдаться в любой момент. Разве не безумие это?
К тому же, сама мысль о том, что это и есть Кира, и что он в твоих руках лежит под тобой, заставляет трепетать душу.
«Вот это экстрим… - про себя сказал Рюук, который все же надумал за ними понаблюдать. Лайт его естественно не увидел, да он и не хотел, чтобы его заметил, поэтому встал в темном углу. – Я тоже хочу такие наручники… эх…»
Рюдзаки отпустил не прикованную наручниками руку Лайта, и опустил штаны и трусы парня еще ниже. Обхватив ладонью член парня, L взял его в рот, пробуя его языком, и давя им на уздечку под головкой.
- Ахх… умммм… ннн… - стонал Лайт, запустив пальцы свободной руки в волосы на голове L.
Кира так сладко стонет… меня это так возбуждает. Его дыхание такое не спокойное, ему нравится это. Но насколько его чувства искренни? Чего он хочет добиться этим, кроме получения удовольствия? Разве он не боится быть пойманным? Или ему адреналина не хватает в своей жизни? Или он хочет добиться моего расположения?
Лайт принялся двигать бедрами, контролируя движения во рту L.
Сейчас Кира даже забыл, что является Кирой, и что L – его природный враг. Он даже забыл, для чего собственно он организовал этот план по соблазнению Рюдзаки. Ему просто хотелось быть с ним, ощущать его тело, губы…
Когда плоть Киры стала твердой как скала, L перестал ее трогать и, выпрямившись, начал одной рукой снимать с себя все, что было ниже пояса. После этого, он потянулся к Кире, оставляя засосы на шее.
Лайт, отперевшись о свободную руку, присел, и L соскользнул к нему на бедра с раздвинутыми ногами.
- Будь моим… я хочу тебя… - прошептал Лайт, полный желания, целуя ушко L и дыша в него. (Этому он научился у Рюука))))))))
Рюдзаки это было так приятно и щекотно, но мысль, что член Лайта войдет в такое узкое отверстие пугало его.
- Но ведь это будет больно… - тоже шепотом произнес L, лаская свободной рукой грудь и плечо Лайта.
- Не бойся, постараюсь быть нежным… - утешил его Лайт, и коснулся пальцем его нижней губы.
Рюдзаки понял его идею, и послушно открыл свой ротик, принимая его пальчик на свой язык, который служил словно ковровой дорожкой перед входом вовнутрь.
Смочив его как следует, Лайт вынул палец из мягкого и влажного ротика L, и завел руку спереди под брюнета. Рюдзаки вздрогнул, когда почувствовал прикосновение прямо в его попке.
- Ах… ммм… - Рюдзаки весь напрягся, чувствуя, как Лайт ласкает его там.
- Расслабься… все будет хорошо, мой котеночек… - ласково произнес Лайт.
Что?! Он назвал меня котеночком?!! Я не ослышался?
Теперь L не просто расслабился, но и растаял от таких слов. Они казались такими нежными и искренними, что Рюдзаки ощутил себя на седьмом небе.
Лайт заметил эту реакцию L, и начал медленно просовывать палец в тесную дырочку.
Рюдзаки снова вздрогнул от накатившей волны удовольствия.
- Ты такой кавайный… - произнес Кира, целуя лицо L то в щеку, то в глазик, то в бровь, то в губы…
Рюдзаки покраснел как рак, но чувствовал себя счастливым.
Палец Лайта вошел только на половину, и чтобы не доставлять дискомфорт, остановился на этом, но для остроты ощущений, взялся его сгибать и разгибать внутри него.
- Нннн… а-а… ммм… - переводя дыхание, продолжал стонать L. – Да… глубже… ах… ммм… Кирочка… а-а…
«Кирочка?!!» - Лайт только сейчас осознал, что его уже давно так называют.
(Рюук старался не смеяться, услыхав такое, и глядя на выражение Лайта при этом)
Лицо Лайта принялось постепенно приобретать красный цвет. Он бы L еще сказал бы пару ласковых, но увы, потерял дар речи.
Почему меня это смутило, а не испугало?
Кира уже просунул весь палец, и почувствовав, что мышцы L расслабились и были податливы, принялся вводить следующий палец.
Его пальцы, как два подвижных червячка, расширяли отверстие, заставляя Рюдзаки испытывать сладкую пытку.
Целуя шею брюнета, Лайт уже просовывал третий палец, и L прижался к парню, закрыв глаза. Ему казалось, что его качают на каруселях и дикой скоростью, несмотря на то, что в действительности, его скорость равна нулю.
Еще немного попытав L, Кира медленно вытащил пальцы из тесной, свежевырытой норки, и приподнял своего любовника. Тогда Рюдзаки обхватил рукой горячую плоть Лайта. И наведя нужный курс в мишень, стал насаживаться на Лайта очень медленно и осторожно. Лайт придерживал его, звеня холодным металлом от наручником.
Привыкнув к его твердому органу внутри себя, L начал движения. Лайт доже двигал бедрами, поймав его ритм и скорость. Парням стало тяжело дышать от переполнявшего их восторга. Они двигались все быстрее и быстрее, то лаская, то царапая своего партнера. Поцелую и укусы тоже шли вход.
Рюдзаки чувствовал, что подходит к апогею, и он впился зубами в нижнюю губу Киры.
- Ммм… - тихо взвизгнул Лайт от боли, и отплатил ему тем же, когда тот отпустил его губу. Когда уже это сделал Лайт, он почувствовал, как тело L содрогнулось, словно в судороге, и по животу и бедрам потекло что-то теплое и слизкое.
Кира тоже испытал оргазм, только чуть позже, и все содержимое выплеснулось внутри L.
После этого, они завалились на пол, переведя дыхание. Кожа стала еще более чувствительна, и каждое прикосновение друг к другу, было подобно разряду электрическому тока.
- Кира…
-Хм?
- Это было восхитительно… - произнес L, уже засыпая и прижимаясь к груди Лайта, затих.
«Заснул?» - подумалось Лайту, и почувствовав сквозняк, натянул рядом лежавшую простынь на себя и на Рюдзаки.
Обняв L, Лайт почувствовал, как какой-то лед начал таять с его замерзшего сердца. Кира не ощущал никакого принуждения или корыстных чувств. Ему действительно нравилось вот так вот полуголым лежать в обнимку с Рюдзаки, ощущать его тепло и дыхание. Он не пожалел, что это произошло между ними, даже напротив, Кира будет рад повторить все снова в другой раз…
Кроме того, видеть спящего L – это большая редкость.
Парень заснул, так и не заметив в их комнате довольного Рюука, который решил вернуться поиграть в игру, оставив их наедине…

0

6

Глава 13. С добрым утром.

Сон L. (Так что не пугайтесь)))
- Молодец, Рюдзаки, остается его только поймать. – Произнес Мацуда-сан. – На его поимку мы бросили несколько отрядов полиции, если понадобится, то и армию.
- Не могу поверить, как он мог нас так обманывать? – приуныл Ягами-сан, отмеряя шаги по комнате. – Лайт оказался Кирой.
Рюдзаки повернулся в сторону телевизора, и увидел репортера, показывающего фотографию Лайта, и говорящего о том, что он и есть Кира.
При том, L это даже не удивляло, словно все так и должно быть.
В следующий момент он оказался на улице, но вместо снега, почему-то моросил мелкий дождь, хотя тучи были светлые, как зимой.
Кира, его нужно поймать! Это мой долг!
Побежав по пустой дороге, L почувствовал какой-то груз на сердце, словно что-то не так. С боку мелькнула тень, и L сразу же в ней распознал Лайта, и побежал за ним. Рюдзаки увидел, как Кира оглядывается, прибавляя скорость. Впереди них появился бегущий отряд из полицейских.
- Он здесь! Окружайте его!!! – из всей мочи выкрикнул L, и Лайту ничего не оставалось, как свернуть к входу к высотному зданию.
Рюдзаки увидел, как полицейские открыли огонь по Лайту, перед самым входом. Рыжеволосый мальчик припал на одно колено, но тут же подскочив как на пружине, скрылся в здание.
Рюдзаки побежал за ним, но в душе снова принялось что-то сжимать с новой силой. Словно какие-то сомнения не давали покоя.
На полу он увидел следы свежей крови.
«Значит, его все-таки задели». – Подумал Рюдзаки, но от этого ему стало еще хуже.
Почему мне так плохо? Ведь справедливость восторжествует! Почему так больно? Неужели он для меня что-то значит? Не может быть! Он же Кира! Я наказываю и не жалею таких как он.
Рюдзаки вошел в лифт, и поехал наверх.
А вдруг его убьют?
Рюдзаки стало трясти, словно в конвульсиях.
Что значит «вдруг»? Естественно его казнят.
Эти мысли только усугубляли его состояние, и он почувствовал себя ничем не лучше Киры. Таким же убийцей, только прикрывающим себя под ярлыком справедливости, потому что убивать – это уже не справедливость, даже если это приговор.
Взобравшись на крышу, он заметил, что по краям не было защитных бордюров, которые обычно делают, чтобы не произошел несчастный случай. А на краю угла крыши стоял Лайт, держась за свою руку, которая сильно кровоточила. От такого зрелища, L подумал, что сейчас у него самого душа улетит на небеса.
Вокруг мальчика стояли полицейские, пытаясь вести переговоры, но все тщетно. Лицо парня было испуганно и агрессивно, казалось он готов на все, даже прыгнуть.
- Я никогда не сдамся! – Гордо произнес Кира и сделал шаг назад.
- НЕЕЕЕЕЕЕЕТ!!! – из всех сил выкрикнул L, пробиваясь сквозь полицейских к Лайту.
Это было словно в матрице, когда время замедляется, и ты легкий как перышко, летишь куда-то. Так же все окружающее казалось заторможенным, но скорость мыслей осталась прежней. Наверняка, такое восприятие для того и создано, чтобы быстро принимать решения, буквально за доли секунды. Даже Лайт падая, успел заглянуть прямо в глаза L. Рюдзаки увидел в них свое отражение, и то, что они были немного грустными, но не обреченными.
Рюдзаки попытался его поймать за руку, но одежда Лайта проскользнула сквозь пальцы, да и сам он чуть не вывалился с крыши, если б не подбежавшие полицейские. Ему только и оставалось с ужасом смотреть на падающего вниз Лайта, и оба парня инстинктивно протянули друг другу удаляющуюся руку.
Улыбка коснулась лица Киры, словно он выполнил свое предназначение на этой грешной земле, и теперь может покоиться с миром. Стремительный ветер развивал его волосы в полете, и его глаза, которые неотрывно глядели в глаза L, закрылись за долю секунды, перед приземлением о припаркованную машину. Казалось, что от просто прилег вздремнуть на кровать, а не умирать…

***

Рюдзаки подскочил, резко сев на полу с дрожью в теле и холодным потом от ужаса. Хотя он уже открыл глаза, но картина сна все еще стояла перед глазами, и даже раздался стук тела о корпус машины.
Чтобы прогнать кошмар, L закрыл лицо дрожащими руками, забыв, что одна его рука была заключена в браслете наручников. На лице он почувствовал влагу от слез.
«Кошмар какой-то…» - Рюдзаки был очень удивлен, останавливая этот поток, хотя у него часто глаза слезятся от недосыпания и долгого сидения перед монитором, но не от стресса.
Посмотрев на Лайта, L увидел, что он спокойно спит, даже не проснувшись оттого, что его резко дернули за руку, которая была в наручниках. Так как L уже протрезвел, он удивленно уставился на мальчика, хлопая глазами, ничего не понимая.
А что здесь делает Лайт?! А почему я на полу? (осматриваясь по сторонам) Почему в комнате такой разгром, словно пробежалось стадо слонов?
Рюдзаки пытался вспомнить картину вчерашнего вечера, и заглянул под простынь.
И ПОЧЕМУ Я БЕЗ ШТАНОВ?!! И Лайт тоже?! Да и вообще, такое чувство, что я занимался сексом!!!
Из своей компьютерной памяти, L пытался вытянуть покоценную информацию, которая была повреждена вирусами под названиями: «Алкоголь – в путь на облака» и «Гормоны – на седьмое небо».
Начали всплывать самые яркие события, а остальное постепенно, не сразу. Посмотрев на металлический браслет и на полуобнаженного, спящего на полу рыжеволосого парнишку, лицо L приобрело пунцовый оттенок.
Не может быть?!! Я И КИРА!!!!!!!!!
- Рюук, оставь мне хотя бы одно яблоко… - во сне проговорил Лайт, к кому-то обращаясь.
«Кто-кто?!» - заинтересованно нахмурился L, склонившись к Лайту.
Рюдзаки очень долгое время за ним следил, поэтому знал почти всех его знакомых в лицо и по имени, но такое имя как «Рюук» он слышал впервые.
Что он еще скажет?
- Полегче, ты мне уже кучу синяков поставил, так хватая меня… - Лайту что-то снилось, чего не мог понять Рюдзаки.
- Хммм… - Рюдзаки слегка стянул одеяло с Лайта, рассматривая засосы и прочие прелести вчерашней ночи.
Вот только на боках у него были странные отметины огромной ладони, которая явно не принадлежала L.
«…Боги Смерти любят яблоки». – Уже в который раз вспоминает это Рюдзаки, вспомнив, что до того говорил Лайт.
Рюдзаки прикоснулся к следам от ладони на ребрах мальчика.
Пальцы такие же, как на скорой помощи, на стуле и на теле Лайта еще в тот раз. Хм… неужели это сделано одним… хм… существом? Лайт, откуда ты все это только берешь?
Рюдзаки снова уже подумывал о своей невероятной теории о Богах Смерти.
- Ммм… - Лайт промычал во сне, и закинул свободную руку за голову.
Сейчас на его лице не было этой серьезной мины «Ягами Лайта», оно выражало покой и удовлетворение. Прям как в том страшном сне L, где Лайт летел с крыши небоскреба.
По телу L пробежали мурашки.
«Этот сон… он был таким печальным…» - подумал L, не желая такого трагического конца в этом деле.
Он перевел взгляд на шкаф, и лежащую подушку рядом с ним. Это его забеспокоило, вспомнив, как он с Лайтом играли, взобравшись на этот шкаф. Но не в этом суть, ведь они играли в «Поймай Киру», и загнанный в угол Кира не сдался.
Он действительно прыгнул, но на его счастье, это была всего лишь игра, а шкаф не является небоскребом. Но даже тогда, на шкафу, L не удалось его остановить.
«Мы вели себя, словно дети!» - Рюдзаки до сих пор не мог в это поверить.
Но из психологии человека ясно, что игра – это намного более серьезная вещь, чем кажется на самом деле. Для детей игра помогает репетировать сценарии взрослой жизни. Играя в «дочки-матери», дети уже распределяют роли и поведение в будущем.
Неужели загнанный в угол Кира решится на отчаянный поступок, ради своих амбиций?
- Ммф… - Лайт приоткрыл глаза, и настраивая изображение, пытался понять, где он находится.
- С добрым утром, Лайт-кун. – Поприветствовал его L, и улыбнулся, видя недоумение парня.
Лайт сел, оглядываясь по сторонам, вспоминая вчерашнюю ночь.
«Похоже, я добился чего хотел…» - Про себя подвел итог рыжеволосый парень, понимая, что слегка переборщил.
«Он спросонья такой интересный» - продолжал улыбаться, глядя на парня.
Лайт хотел потянуться, но металлический браслет звякнул, потревожив руку L.
Оба парня посмотрели на оковы.
- Никогда бы не подумал, что мы дойдем до этого… - смущенно произнес L, не ожидав такого поворота событий в своей жизни.
- Да, я тоже… - честно соврал Лайт, обнаружив засосы на шее L.
- и что теперь нам делать? – поинтересовался L у Лайта.
- Хм… не знаю, ты похоже смущен этим… - ответил Лайт.
- Да, так как я еще больше уверен, что ты Кира… - добавил Рюдзаки.
- …!!! – Лайт был просто в шоке от его прямоты.
- С чего ты взял?! Мы ведь только переспали! – Не выдержал и вспылил Лайт, широко раскрыв глаза.
- Скажем так, это моя интуиция, кроме того, ты вчера отзывался на Киру, и даже не возражал против этого.
- Тут по неволе начнешь отзываться, когда тебя так называют, чуть ли не каждый день! – Продолжал возмущаться Лайт.
- Возможно… - задумался L, и посмотрел на наручники. - …Но давай сначала освободимся.
- Угу. – Согласился Лайт, недовольно глядя на бардак в комнате.
Ящики из столов были вырваны, и все их содержимое было разбросанно по всей комнате.
- Ключи были в нижнем ящике… - сказал L, вставая с пола, и почувствовал резкую боль в… ну, я думаю вы понимаете о чем я…
- Хмм… - Рюдзаки слегка поморщился от не приятных ощущений.
Лайт это заметил, так как когда-то сам был в таком положении.
- Тебе больно? – с улыбкой съязвил Кира, и тоже встав с пола, прижал его спиной к себе.
- Л-лайт?! – Рюдзаки не был готов к подобной ласки с его стороны. – Если ты будешь так шутить, то я сделаю так, чтоб и у тебя там заболело.
Предупредил его Рюдзаки, угрожая изнасилованием.
- Даже так? Но не сейчас, я хочу в туалет. – Лайт и вправду хотел опустошить мочевой пузырь, который уже заныл.
- Тогда, давай поищем ключ. – Предложил L, у которого тоже появились позывы сходить к фарфоровому другу.
Подойдя к столу, парни стали рыскать по полу. Но перерыв все вокруг, они ничего не нашли.
- Может мы его под кровать закинули? – произнес Лайт, которому надоело рыться под столом.
- Все может быть… - согласился L, и парни сменили точку розыска.
- Тоже мне, два великих сыщика, которые даже ключи в комнате найти не могут… - произнес Рюук, появившийся за спиной Лайта, словно из ниоткуда.
Лайт аж ударился виском об поручень кровати, не ожидав его услышать.
- Что случилось? Ты в порядке? – спросил L, увидев его испуг.
- Нет, все в порядке, просто наткнулся на что-то острое. – Быстро сообразил Лайт, приятно улыбнувшись L, и для вида осмотрел свои пальцы, типа на наличие травмы.
- Да, я тоже подумывал, как бы не натолкнуться на булавку, или еще что-нибудь… - Произнес L, исследуя пол.
«Рюук! Не пугай меня так! Сколько можно просить об этом…» - рассердился Лайт.
- Я вижу, вы хорошо повеселились… - оценил Бог Смерти окружающую обстановку, при свете дня. – Кстати, твой отец увидел разбитую люстру, и очень рассердился, ты бы видел выражение его лица.
«Он дома?!» - испугался Лайт, не желая, чтобы отец увидел эту сцену, зайдя сюда.
- Нет, уехал куда-то, в магазин, наверное, а то еды не осталось… - ответил Рюук. – А, и еще, он увидел не допитую бутылку вина.
«Похоже, сегодня будет выговор зубами об стенку…» - не весело пошутил Кира, одновременно радуясь, что достанется не ему одному.
Парни уже все обыскали и начали нервничать.
- Как так?! Они же не мог исчезнуть? – поражался L, убирая с лица свои черные, как смоль волосы.
- Есть только один способ их найти, это прибраться здесь. – Предложил Лайт, которому было не в прикол это заключение.
- Да, но это займет время, и я уже тоже хочу в туалет… - наконец-то признался и L, немного покраснев и вымотавшись.
- Так давай оденемся, и сходим вместе, а потом вернемся. – Лайт уже сам не мог терпеть нужду.
- Хорошо, главное не столкнуться с Ягами-саном…
- Его машины нет за окном…
- Тогда, все прекрасно… - произнес L, потянув Лайта к шкафу.
Максимум, что Лайт мог одеть, так это трусы и брюки, так как наручники ему не позволяли надеть что-нибудь наверх. В отличие от L, на котором уже была одета рубашка.
Открыв дверь, они буквально добежали до туалета, и принялись за дело, хором громко вздохнув от облегчения на весь дом.
Рюук, весело усмехнувшись, вытащил спрятанный им ключ от наручников, и закинул на шкаф.
«Вот весело будет сегодня». – Потирая руки, подумал коварный Бог Смерти, решив разнообразить жизни некоторых людей.
- Ах, как хорошо… - Лайт не смог скрыть своей радости.
Бедный унитаз терпел двойную атаку янтарной жидкости. Парням было несколько неудобно, из-за очень короткой цепи в наручниках.
- … - Рюдзаки не привык это делать с кем-либо вместе, тем более он тут же вспомнил то, что он вчера вытворял с Лайтом.
Затем четыре руки напали на умывальник и на мыло. Рюдзаки заметил, что браслет Лайта затянут очень туго, и на коже виднелись синяки. Кроме того, Лайту даже было больно развернуть кисть ладонью вверх.
- Тебе сильно жмет? – спросил L, взяв свободной рукой его намыленную кисть. – Прости, я перестарался.
По коже Лайта пробежали неожиданные мурашки, ему были приятны его прикосновения.
- Ничего… сейчас найдем ключи и освободимся. – Лайт не мог понять причину своего смущения.
Вернувшись в комнату, парни принялись за уборку в надежде отыскать ключ.
- Да что ж такое? Мы же не могли его съесть? – Рюдзаки уже отчаялся его искать.
- Не помню такого… но может быть… А может не съели его, а запихали кое-куда… - очень пошло пошутил Лайт, усмехнувшись и покосившись на Рюдзаки.
- Фуу, Лайт, не шути так! – Рюдзаки не любил такие шуточки в его адрес, ему и так было больно сидеть. Кроме того, теперь он не сможет сидеть в своей любимой позе. – Я, конечно, не все помню, но искать там не позволю…
- Ха-ха-ха! Прости… но что нам делать, если мы не найдем ключей? – Рассмеялся Кира, смущенно прикрыв рукой глаза.
- Тогда… хм… надо позвонить кое-кому… - произнес L, и рванул к сотовому телефону, который лежал в гостиной на столе, сильно потянув за собой Лайта.
- А-а… потише, как с цепи сорвался… - возмутился Лайт, почувствовав резкую боль в руке.
На потолке красовалась побитая люстра, а на столе лежал лист бумаги формата А4. Подойдя поближе, парни различили почерк Суитиро-сана, а надпись гласила: «ВЕРНУСЬ, УБЬЮ!!!!!!!!!!!!!!!­»
- Да, за одно и люстру закажу. – Произнес L, набирая номер.
- … - Лайт уже подумывал об оправдании перед отцом.
- Алло, Ватари, у меня ЧП… я разбил люстру, купи новую для гостиной… ах да, и еще, принеси ключи для наручников, а то я свои потерял… Что? Зачем? Да лучше не спрашивай, просто принеси, и как можно скорее, а то попаду в неловкую ситуацию. – Закончив разговор, L закрыл сотовый телефон, и положив его в карман, кинул взгляд на Лайта.
- Так, а теперь поговорим о наших отношениях. – Твердо сказал L, словно об очередной навязчивой проблеме, которой он удостоил свое внимание.
- Да, пожалуй… - Согласился Лайт. Если честно, то он уже сам не знал, чего хотел.
- Так как я думаю, что ты Кира, то я не желаю продолжать такие отношения, подобно вчерашним… - уверенно произнес L, давая понять всю серьезность этого дела.
- …Ясно… - Лайт сделал обиженное лицо, хотя в глубине души он почувствовал себя брошенным. Да и настаивать не имеет смысла, если L этого не хочет, то Лайт не сможет его заставить.
- …Но если ты окажешься не виновным, и мы поймаем Киру, то я не против с тобой встречаться, если ты этого хочешь, конечно… - улыбнулся ему L, предоставив ему свой ультиматум.
- Похоже, ты все решил за меня… - Лайт пытался скрыть свой гнев, хотя глаза его выдавали. – Ты даже не виновного заставишь признаться в чем угодно…
Лайт просто не мог не вставить свой комментарий, когда гнев и потревоженная гордость принялись душить его.
- Хм… ты злишься? – догадался L.
- Нет, я не злюсь. – Сквозь зубы проговорил Лайт.
- Нет, ты злишься.
- С чего ты взял? – парировал рыжий.
- По глазам вижу. – Ответил Рюдзаки.
- … - Кира не знал, что ему еще сказать, и парни просто стояли, смотря друг на друга.
Вдруг на улице раздался скрежет колес.
- …!!! – парни рванули к окну, и с ужасом распознали машину Ягами-сана.
- Папа! – испугался Лайт, рванув с места.
- Без паники! – даже у L в жилах кровь застыла, и потянул Лайта на себя.
Рюук затрясся всем телом от смеха, именно этого момента он и ждал.
- Он не должен нас видеть! – Лайт схватил Рюдзаки за плечи, притянув к себе. – Уж этого он точно не поймет.
В дверном замке раздался звук вставляемого ключа.
У обоих парней чуть волосы не встали дыбом, и со скоростью метеора они полетели на кухню. Открыв балкон, они вышли на улицу, спрыгнув с первого этажа, и забились под балконом. Холодный снег тут же обжег босоногих парней, и они прижавшись друг к другу, стали прислушиваться.
- Лайт!!! – раздался рев Ягами-сана. – Ты где?!!
Лайт еще больше прижался к Рюдзаки, звякнув цепями.
- Лайт!!! Рюдзаки!!! Вы что, прячетесь?!! – мужчина поднялся наверх. – Лайт!!!
Рюдзаки достал сотовый и, отключив звук, дозвонился до Ватари.
- Алло… - шепотом произнес L в трубку. – Мог бы ты незаметно подъехать к дому, чтобы тебя не заметили, со стороны кухни под окном. Пока.
Рюдзаки закрыл сотовый, и спрятал его в карман.
«Хоть бы все прошло гладко». – Взмолились два молодых человека.
Прошла всего лишь минута, но она показалась невыносимо долгой… и холодной.
- Лайт, как по такому морозу ты дошел до дома из больницы? – шепотом и стуча зубами произнес L. – Это не возможно.
- Нет ничего не возможного. – Возразил Лайт, дыша Рюдзаки в шею теплым дыханием.
Это было ему приятно, но руки и ноги уже замерзли.
- Что, любовь греет? – пошутил Рюук над Лайтом, просто убиваясь со смеху, смотря на их вид.
- … - Лайт решил не реагировать на его колкости.
Прошло еще пять минут, и парни уже сидели, сложив свои головы на плечи друг друга, отмораживая уже все что возможно.
- Похоже мы простудимся… - еле слышно зашептал Лайт, обреченным голосом.
- …да… а еще мять минут, и я умру… - пессимистично ответил L. – Может, все-таки войдем в дом, и объясним все случившееся?
- Ни за что! – твердо сказал Лайт. – Иначе умрем вместе, получив пулю в лоб. А я еще жить хочу.
- А я уже не могу… - взвыл L, не привыкший к такому экстриму.
- А я тебя и не отпущу. – Парировал Лайт, крепко его обнял, чтобы тот не рванул.
- Тогда я буду кричать. – Запротестовал L, вырываясь из его объятий.
- Ах, так! – Рассердился Кира, и сверкнув глазами, притянул к себе L, впившись в его губы своими губами.
- Нн… м-м… - Рюдзаки пытался закричать, и забился в его руках, как пойманная пташка.
Горячее дыхание обжигало рот L. Это было очень грубо, но зверски невероятно. Рюдзаки обмяк в руках Лайта, позволяя ему целовать его. Сердце L забилось в груди, требуя свободы, но разум не позволял ответить на желаемое телом. Но как только голова его закружилась, и его язык проник рот Киры, раздался какой-то посторонний звон и невозмутимый голос:
- Ваша люстра….
Парни резко отстранились друг от друга, испугавшись так, что получившаяся доза адреналина убила бы слона. Перед ними стоял Ватари-сан, с большим ящиком, в котором находилась злосчастная люстра.
- …………………………………………………­……………. – парни испытали Великое Смущение и невыносимый стыд.
С минуты они не могли произнести ни слова. Им даже стало жарко, а со лба потек пот.
- Хм… вы просили ключи… - Ватари решил ни о чем не спрашивать, так как и так догадался в чем дело, и протянул ключ.
- С-спасибо, Ватари… - Поблагодарил его L, принимая ключ, и снимая оковы с себя, а затем с Лайта.
Лайт потер освободившуюся руку, разминая ее, и не веря своему счастью. После этого, парни сели в машину, и решили съездить кое-куда, чтобы найти одежду. Чтобы сделать вид, как будто они отсутствовали из-за того, что пошли покупать новую люстру.
- Хорошо, злиться не буду… - успокоился Ягами-сан. – Но вот за это буду!
Мужчина достал пустую бутылку шампанского, и уже пустую бутылку вина.
- Лайт, тебе нет еще 21 года! Ты что себе позволяешь?! – Отец наехал на сына. – Рюдзаки, почему ты разрешил ему?!
- …! – Рюдзаки не мог сказать, что это он его споил, чтобы разговорить и прочих коварных замыслов.
- Папа, ты такой консервативный! К тому же, вчера был такой праздник, который бывает раз в году. Тем более люстру мы разбили, когда открывали шампанское, и немного выпили, а не нажрались до поросячьего визга. Что в этом плохого? – Лайт врал так убедительно, что L пытался не рассмеяться, глядя на него. – И кажется, там оставалось еще немного вина…
- Не было там ничего? – Резко ответил Ягами-сан, ставя бутылку в сторону.
- Нет было! фууу папа, а ты еще нам лекции читаешь… - догадался Лайт, куда делись остатки вина. – Мы то вечером пили, а ты с утра по раньше, а как же твое сердце? Так ты еще и за рулем был?!
- Все, забили… тем более там было немного… - Теперь Ягами-сан принялся оправдываться от такого наезда. – Бог с вами, делайте что хотите…
С этими словами он ушел наверх. Когда он скрылся из виду, парни с облегчением вздохнули.
- Фууух, на этот раз пронесло… - радовался Лайт.
- Да, но следующего раза не будет. – Твердо сказал L. – Я больше вообще не буду пить спиртное, а с тобой в особенности.
- Вот как?! Это я виноват?! – Лайта уколола игла несправедливости. – А кто предложить выпить?! Ты уже заблаговременно приготовил бутылки, сомневаюсь, что ты один хотел их выпить. Ты заранее планировал меня споить. Ах, да! Играя в карты, у нас были одинаковые желания, а идею с наручниками ты сам предложил, так что только не говори, что это я тебя совратил!
- Тише-тише… говоря « в особенности», я не это имел в виду… - Рюдзаки пытался утихомирить его пыл, немного краснея от его откровенности.
- А о чем же? – Парни слегка недопоняли друг друга. – То, что я подозреваемый?
- Да. – Как всегда прямо ответил L. – И не целуй меня больше так неожиданно, между нами ничего не может быть. Я не знаю, что ты чувствуешь, может тебе и все равно, а может ты и в обиде, так что прости заранее.
С этими словами L развернулся, и поднялся по лестнице в свою комнату, где все еще царил хаос. Лайт проводил парня взглядом.
«Хм… плохо дело, не надо было ввязываться в эту авантюру. Хотелось как лучше, а получилось как всегда… - Лайт пытался подвести итог. – Кроме того, L стал меня подозревать еще больше, чем раньше».
Задумавшись в этом направлении, Лайт тоже поднялся по лестнице, и только взялся за дверную ручку своей комнаты, как L открыл свою дверь. Да тк резко, что Лайт аж вздрогнул.
- Подожди, я тебя о кое-чем забыл спросить… - сходу остановил его Рюдзаки.
- …?! – Лайт до сих пор не мог привыкнуть к его резким выходкам и допросом на месте. – Что еще?!
- А кто такой… хм… Рюук? – спросил L, вспоминая имя.
У Лайта аж кровь от лица утекла, от такого заявления.
- Э-э… это мой старый знакомый, я его уже несколько лет не видел. – Лайт придумывал очередную байку. – А откуда ты узнал про него? Опять следишь за мной?
- Я всегда за тобой слежу… - ответил L, и развернулся в сторону своей двери.
- Ну, все-таки… Как ты узнал это имя, ты ведь не мог его видеть? – Лайт решил его допытать, так как ему самому было очень интересно.
- Это секрет… - не признался L, и закрылся у себя.
Кира, будучи в колоссальном недоумении, тоже вошел в свое святилище.
Рюук все еще не мог успокоиться, поэтому он тихо хихикал.
- Рюук… - окликнул его Лайт.
- Что? Буу-га-га-га! – отозвался тот, но посмотрев на Лайта, заржал как лошадь.
- Ты ничего странного не замечал? – Лайт просто не знал, как правильно поставить вопрос. – Как L мог узнать твое имя?
- А ты меньше разговаривай во сне, тогда все будет в порядке.
- Я разговаривал?!! – удивился Лайт, вытаращив глаза. – И что же я еще наговорил?!
- Да, ничего особенного, просто со мной разговаривал… - уже серьезно ответил Рюук.
- И о чем же? – не унимался парень.
- Про яблоки… но не волнуйся, про Тетрадь Смерти не было сказано ни слову. – Рюук догадался о причине его тревоги.
- Фуух, это хорошо… - успокоился Лайт.

0

7

Глава 14. Ночная прогулка.

Ближе к вечеру, L позвонил всем следователям, чтобы обсудить смерть всех заключенных, которые оказались Новогодним подарком от Киры. Лежа на своей кровати, Рюдзаки обдумывал текущие события.
Интересно, Лайт сильно злится на меня? Все-таки, несмотря на свой горячий темперамент, у него просто дьявольское терпение по отношению ко мне.
По телу прокатилась сладкая истома, вспомнив насильственный поцелуй.
«Он это сделал, чтобы я не кричал, но… - Рюдзаки закрыл глаза, вспоминая свои ощущения. - …Но… хм, это было приятно…»
Рюдзаки провел указательным пальцем по губе, понимая, что хочет еще раз попробовать вкус губ Лайта.
Думая об этом, L почувствовал, как возбуждается от этого. По коже пробежали мурашки, а рука сама потянулась к низу живота. Прикасаясь к себе через одежду, его плоть стала отвечать на ласку. Рюдзаки выдохнул, приоткрыв рот. Его щеки запылали огнем, вспоминая прикосновения Лайта к себе.
- Ах… - тихо простонал L, закрыв глаза, и продолжая свою фантазию. Она была настолько яркая, что L ощутил Лайта своей кожей, его поцелуи… дыхание…
«Нет! О чем я только думаю?! – самому себе сопротивлялся L, пытаясь уйти от воспоминаний, взмахнув рукой, словно прогоняя назойливую муху. – Я не могу думать о Лайте как о любовнике!»
Вдруг раздался стук в дверь, и L резко подскочил с кровати на пол, испугавшись этого.
- В-войдите… - Второпях произнес L, и зацепившись за свою ногу, полетел, ударившись о шкаф головой.
- Рюдзаки, что ты делаешь? Тебя уже все ждут… - произнес вошедший в комнату Лайт, глядя на сидящего возле шкафа L.
- Ай… не пугай меня так… - Рюдзаки потер будущую шишку на голове, прищурив один глаз.
Вдруг сверху что-то упало, звякнув об пол. И L и Лайт широко раскрыли глаза от удивления, распознав на полу лежащий ключ… от наручников, который они так долго искали. Рюдзаки подобрал его, рассмотрев поближе, чтобы убедиться, что это правда.
- …! – парни посмотрели друг на друга в полном недоумении.
Вдруг плечи Лайта начали судорожно сокращаться, и парень залился каким-то зловещим смехом. Такие, что даже у Рюука мурашки поползли по коже.
- Лайт, ты пугаешь меня… - Рюдзаки не понравился его душераздирающий смех.
- К-как мы умудрились его закинуть на шкаф? – для Лайта это было невероятно.
- Может, мы его зацепили одеждой, или закинули, не заметив этого, когда кидались предметами… - подумал вслух L, смотря на Лайта снизу вверх.
- Ну что? Твоя голова цела? – поинтересовался Лайт, приложив свою ладонь на голову L.
- Да… - скромно ответил L, которому стало тепло и уютно под его нежной рукой.
Рюдзаки был похож на кавайного щеночка, которого гладил любимый хозяин. Был бы у L хвостик, то он им тут же завилял.
«Нет-нет! Мне нельзя поддаваться этому странному чувству…» - Рюдзаки снова пытался выбраться из этого гипнотического тумана наружу, рассеивая свои ощущения.
Лайт убрал руку с головы L, и тот сразу же поднялся с пола. Найденный ключ он спрятал в карман.
- Пошли… - промолвил L, ступая за Лайтом…

***

Было уже за полночь, но Кира никак не мог заснуть. Парень уже отлежал все бока, и подумал обо всем на свете, а сна все нет и нет. Это было так мучительно, что Лайт уже готов был принять удар по голове, чтобы заснуть.
- Даже сам Морфей испугался злобного Киру, и не приходит к нему. – Шутливо-устрашающим­ голосом произнес Рюук, посмотрев на мучающегося парня.
- Нет, это он испугался тебя, когда увидел твое лицо из окна. – Шуткой на шутку ответил вертевшийся по постели мальчик.
- Ха-ха-ха! Может тебе не хватает любви этой ночью? – рассмеялся Рюук.
Кира сел на постели, и недовольно посмотрел на Бога Смерти.
- Да ладно-ладно, только не убивай меня своим взглядом… Может, ты о чем-то думаешь, и эта мысль не дает тебе покоя? – сдался Рюук, и подошел к кровати. – Может, расскажешь?
- Не знаю… - как-то скромно произнес Лайт, отведя взгляд в сторону.
- Может это… - Рюук зловеще усмехнулся, - …это любовь?
- Что?! Да что ты все заладил про любовь и любовь, какая там к черту любовь?! – рассердился мальчик, запустив в него подушкой. – У тебя что, брачный сезон открылся?
- Ха-ха-ха! – Рюук рассмеялся еще больше, поймав подушку и положив ее обратно на кровать. – А что тогда?
- Меня само существование L сильно беспокоит… - произнес Лайт, и встал с кровати.
- И что ты будешь делать дальше?
- …Пока ничего. – Задумчиво ответил Лайт, и открыл шкаф. – Пойду нагуляю сон, когда зверски устанешь, волей-неволей отрубишься.
- А если отец тебя увидит так поздно на улице?
- А я незаметно уйду и приду. – Ответил Кира, одеваясь в теплую одежду, и выйдя в коридор, старался идти тихо.
- А вот и твоя любовь… - произнес Рюук, заметив, как L вышел из туалета.
«Что?! Где?!» - растерялся Лайт, не сразу поняв, о чем говорит Рюук, пока не встретился с вопросительным взглядом Рюдзаки.
- И куда ты собрался в такой час? – поинтересовался L, оценивая то, в чем был одет Лайт.
«И когда он оставит меня в покое?!!» - с надеждой подумал Лайт, не желая отвечать на что-либо ему.
- Не спится, и решил подышать свежим воздухом… - как можно добродушнее ответил Лайт.
- Хм… - Рюдзаки не одобрил его идею, но тут же улыбнулся. – Подожди, я пойду с тобой, а то с тобой вечно что-то происходит…
- Что? – Лайт не хотел брать его в свою компанию. – Когда со мной что-то происходило? Ничего со мной не станется, не надо со мной ходить.
«Только не он!!!» - запаниковал Лайт, теперь понимая, что сегодня ночью он вообще не заснет.
- Всякое бывает, так что… - Рюдзаки настаивал на своем, и взяв Лайта за руку, потащил к себе в комнату. – Я только оденусь.
- Может не стоит?
Рюдзаки резко обернулся…
- Или тебе есть, что скрывать? – глаза L стали страшными.
- Нет, ничего… - Лайт понял, что сейчас не может ему сопротивляться.
Через несколько минут парни уже вышли на улицу, вдыхая морозный воздух, и выдыхая белый пар.
- Как хорошо… так тихо, словно вымер весь мир… - спокойно произнес L, радуясь тому, что выбрался на прогулку.
- … - у Лайта пробежали мурашки по коже от его «…вымер весь мир…»
Небо было чистое, и ярким месяцем и звездами. Тишину нарушал только хруст снега под ногами.
Лайт сразу же вспомнил, как на руках у Рюука, он летел над городом, и любовался звездным небом. Вспоминая этот момент, на душе стало появляться приятное тепло, и Лайт тихо улыбнулся.
- И куда ты хотел пойти? – спросил L, переведя свои черные, словно ночь глаза на Лайта, обнаружив улыбку.
- Да, хотел сделать небольшой круг вокруг домов и вернуться. – Ответил Лайт, пнув комок снега.
- Хм… - Рюдзаки был без шапки в отличие от Лайта, но холодно не было.
- А ты почему не спишь? – спросил Лайт, но потом вспомнил, что это был глупый вопрос, т.к. Рюдзаки вообще редко когда спит.
- Хм… - L усмехнулся, и засунул руки в карманы. – Когда я что-то расследую, то уже ни о чем другом и думать не могу, не то чтобы поспать.
- Значит, ты все время думаешь о Кире? – слегка покраснев, спросил Лайт.
- Получается, что так и есть. – Рюдзаки почувствовал себя так, словно он признается Лайту в любви.
- Наверное, Кира тоже думает о тебе очень много… - сказал Лайт, чувствуя неловкость.
«Почему я перед ним так робею?» - недоумевал Лайт.
- Интересно получается… - произнес L, остановившись, и повернувшись лицом к Лайту, который в свою очередь тоже остановился. – Если ты Кира, а я L, то мы живем под одной крышей, думаем друг о друге каждый день и ничего с этим поделать не можем?
- … - Теперь парни просто молча смотрели друг на друга.
Лайт уже устал говорить, что он не Кира, и уже не возмущался по этому поводу.
В глазах Киры, L увидел, как отражается месяц, и мерцают звезды. Лайт же, в свою очередь глядел в отражение его черных глаз. Оба парня прекрасно понимали, что необходимо прекратить этот гипноз, но никто из них не хотел первым отводить взгляд. Им нравилось просто смотреть глаза в глаза, и не произносить ни слова, только звук дыхания.
«Что происходит? Он словно меня гипнотизирует». – Испугался L.
«Странно, мы с ним сначала грыземся как кошка с собакой, а потом общаемся, как ни в чем не бывало… - удивлялся Лайт. – Даже сейчас, я уже не чувствую злости…»
«А я себя чувствую третьим лишним» - подумал Рюук, идущий за Лайтом.
Тогда L двумя руками обхватил ладонь Лайта с двух сторон, и потянул к себе.
- …?! – Лайт не понимал, чего от него хотят, и послушно подошел к нему.
Рюдзаки приблизил свое лицо к лицу Лайта, обжигая его губы своим дыханием.
Лайт теперь понял, чего хочет L, и был не против этого. И нежно обхватил ладонь Рюдзаки, своей захваченной ладонью.
«О Боже! Я нарушаю свои же требования…» - подумал L, просто горя от желания прильнуть к его губам.
Тогда Лайт сам приблизился к его лицу на столько близко, что, немного высунув свой язычок, он коснулся его губ. По телу Рюдзаки, словно прошлась электрическая волна, заставляя шевельнуться каждый волосок. Этого стимула было достаточно, чтобы забыть обо всем, и L приоткрыл свой ротик, впуская в себя язык Лайта. И они стали целоваться, сражаясь за превосходство друг над другом.
«Почему они вечно целуются так, словно это первый и последний раз?» - недоумевал Рюук, наблюдая за парнями.
Рюдзаки, притянув к себе Киру, прижал его к себе руками, словно самое дорогое сокровище мира, не желая его отпускать.
Это длилось долго… очень долго… Рюуку уже было тошно на них смотреть.
«У них уже, наверное, микробная флора рта стала одинаковой». – Подумал Рюук.
С трудом перестав целоваться, это было равносильно попасть в другое измерение. Парни просто смотрели друг на друга, не разнимая объятий.
- Зачем мы это делаем? – решил спросить Рюдзаки, не отпуская Киру.
- Не спрашивай меня ни о чем, я сам не знаю. – Ответил Лайт, глядя в лицо L. – Наверное, нам обоим это просто нравится.
- Нет… - Рюдзаки опустил глаза, и отстранился от Лайта. - …Это не правильно.
С этими словами, он развернулся к Лайту спиной и стал удаляться от него.
- Очень жаль, что ты так думаешь… - Лайт уже сам не знал, что нес.
Рюдзаки остановился и посмотрел на небо, пытаясь понять, о чем думает Лайт. Но вдруг он почувствовал, как Лайт мягко обнял его со спины, и губы его прильнули к уху.
- Хочешь, я сегодня буду твоим? – Бесстыдно прошептал Кира, прижимаясь к L всем телом.
- ……………………….?!!!!!!!!­!! – Рюдзаки потерял дар речи, от такого предложения. Кроме того, это его возбудило, и на его лице появился румянец, когда он понял свое желание. – Ты меня удивляешь…
- Ну, так чтооооо? – Лайт принялся бесстыжа щупать живот и грудь L, а языком проник в его ухо.
- А-ах… Лайт… щекотно… - Рюдзаки уже не мог сказать ему «нет», но и «да» он тоже не мог произнести.
Рюдзаки скромно улыбнулся под его ласками, и готов был растаять как лед.
Вдруг раздался какой-то посторонний шорох.
- Эй, вы!!! – раздался чей-то пьяный голос (кто-то еще праздновал Новый год) – Валите домой, нормальных людей не шокируйте!!!
Лайт и L так перепугались, что их застали, и им ничего не оставалось, как убежать из места преступления.
Теперь парни молча шли по дороге, успокаиваясь от переполоха.
Рюдзаки шел слева от Лайта, все еще прокручивая в голове этот инцидент.
Тишину ночи нарушил какой-то отдаленный звук, похожий на вопль какого-то существа. У Лайта даже мурашки пробежали по коже.
- Ты слышал? – спросил Лайт у L.
- Что именно? – не понял Рюдзаки, о чем он говорит. – Я ничего сейчас не слышал…
Крик снова раздался, но чуть ближе.
- Вот опять. – Лайт остановился, прислушиваясь к вновь наступившей тишине.
- Разве? Может, тебе показалось? – Рюдзаки действительно не слышал этого крика.
Лайт посмотрел на Рюука и ужаснулся. Бог Смерти держал в руках огромную косу, которая было выше него самого, и напряженно всматривался куда-то в темноту. Лайту стало аж как-то не по себе, он никогда в жизни не видел Рюука таким серьезным.
- Лайт, что случилось? Ты так побледнел. – Страх Лайта, словно по волшебству передался и L.
- А? Нет… ничего… - опомнился Кира, и пошел дальше. – Просто устал и чудится всякое…
- …?! – Рюдзаки посмотрел в ту сторону, куда смотрел Лайт, но, увидев лишь пустоту, в недоумении пошел за Лайтом в направлении дома.
«Рюук!!! Что случилось?!» - мысленно закричал Лайт, пытаясь сделать непроницательное лицо, но в глубине души чувствовал что-то не ладное.
Рюук шел за парнями ничего не говоря на довольно далеком расстоянии, осматриваясь по сторонам, и сжимая косу в руке.
«РЮУУУУУУУУУУК!!! Ты пугаешь меня! Ответь!» - взвыл Кира, пытаясь привлечь к себе внимание Бога Смерти.
Вдруг Рюук резко повернул голову в сторону Лайта, и приказал:
- Лайт, отойди в сторону!!!
«Чего?!» - Лайт не понимал, зачем он это требует от него, но его внутренний голос заставил его шагнуть в бок.
Вдруг Кира почувствовал сильный удар откуда-то сверху по левому плечу. Лайт резко остановился, и понял, что это не совсем удар, а какой-то острый предмет вонзился в него, и вышел не вертикально, а раздирая плоть.
- АААААААААА!!! – вскрикнул Лайт, только сейчас почувствовав боль, когда невидимое лезвие вышло, и хлынула кровь. Парень, схватившись за плечо, упал на колени.
- ЛАЙТ?!! – Рюдзаки не понял, что вообще произошло, и присел рядом с Кирой. – Что с тобой?
Но Лайт сам не понимал, что творится в этом мире, он краем глаза увидел, как Рюук распустил свои крылья, и взмахнув ими и косой, ударил ею по воздуху над парнями, и раздался чей-то душераздирающий визг. Только L этого ничего не видел и не слышал.
- Лайт, беги домой! Я справлюсь с ним! Иначе он убьет тебя! – снова что-то странное прокричал Рюук.
Не колеблясь, Лайт вскочил на ноги, и схватив L за руку, побежал, потащив его за собой.
- Лайт! Что происходит?! Почему у тебя кровь?!! – Рюдзаки думал, что сейчас сойдет с ума от всего этого.
Лайт оглянулся назад, и не увидел Рюука, а только обеспокоенное лицо L, с широко открытыми глазами. Кровь с плеча уже залила всю руку, и капала на снег, оставляя следы.
«Черт! Как теперь мне оправдываться перед L?! Теперь я этого просто не представляю…» - запаниковал Кира, и почувствовал рывок.
Это L остановился, и дернул его за руку, притягивая к себе. Его лицо было решительным и даже немного злым.
- Я никуда тебя не отпущу, пока ты мне все не расскажешь!!! – голос L, сорвался на крик, а Лайт просто смотрел ему в глаза, не зная что делать.
Вдруг на изгороди, рядом с которой стояли парни, появилась огромная царапина. Она стала ползти по направлению к ним, словно что-то невидимое приближалось к ним с большой скоростью. Оба парня это видели, и испугавшись данного явления, перебежали на другую сторону дороги. Это было больше похоже на кадр их фильма ужасов, чем на реальность.
- Лайт, если ты что-то видишь, чего не вижу я, то скажи мне! – требовал Рюдзаки, понимая, что их преследователь не виден его глазу. – Ведь ты «это» слышал?
Догадался L, вспомнив, как Лайт к чему-то прислушивался.
В таком состоянии Лайт не мог трезво отвечать на вопросы, поэтому не говорил ничего.
- Лайт! Скажи мне! – Рюдзаки уже выходил из себя, тряся его за плечи, одно из которых отозвалось резкой болью.
- А-а! Черт, мне же больно! – вскрикнул Лайт, в глазах которого уже появились зеленые круги, все поплыло, и наступила темнота.
Кира обмяк в руках L, запрокинув голову.
- Неееет!!! Лайт, только не это! – Рюдзаки осторожно положил его на спину, пытаясь привести его в чувства.
«Он потерял много крови, необходимо остановить кровотечение…» - подумал L, заметив, что и он сам уже был в крови Лайта.
Ничего не оставалось, как расстегнуть курточку Лайта и обнажить плечо, в котором зияла рана и текла кровь. Рюдзаки забегал глазами по такой ране, немного растерявшись, но решил прижать артерию выше раны, а другой рукой, вытащил сотовый, чтобы вызвать «03».
Лайт открыл глаза и увидел перед собой L и… самого себя, лежащего на снегу в крови.
- …?!! – теперь Лайт посмотрел на свои руки, потрогал себя ими за лицо.
Меня два? Или я умер?
Оглядевшись, он увидел Рюука и еще какого-то человека, хотя нет… не совсем человека. У него на лице красовалась белая зловещая маска, с нарисованной мерзкой улыбкой. Тело было худощавое и бесформенное, но очень гибкое. Само существо было ростом с Рюука, а в руках тоже была коса, ручка которой была в красивых орнаментах, и обвязана красной лентой, концы которой развивались при каждом движении.
И Рюук и существо посмотрели на Лайта. Парню стало еще более жутко, чем раньше.
Существо упало на снег, превратившись в черную тень, и с большой скоростью направилось к Лайту.
- Рююююююююююук!!! – выкрикнул Лайт, и отпрыгнул от зловещей тени, которая успела трансформироваться обратно в монстра с объемными формами.
Взмахнув косой, оно слегка оцарапало ухо уклонившегося парня. Кира упал в снег, схватившись за ухо.
Там где он упал, снег примялся, и L повернул голову в сторону хруста. Сердце Лайта билось как сумасшедшее, но инстинкт самосохранения заставил вскочить и вцепиться в рукоять косы противника. Но существо оказалось очень сильным физически, и подняв косу вверх вместе с Лайтом, попыталось его встряхнуть.
Тут подлетел Рюук и, замахнувшись своей косой, хотел ударить по монстру. Но существо это заметило, и с силой швырнув Лайта, отскочило, и снова став тенью, переместилось на безопасное расстояние.
Лайт же приземлился на L, слегка прижав. Рюдзаки вскрикнув от неожиданности и ужаса, принялся отбиваться, и отскочил в сторону с широко открытыми глазами, смотря по сторонам, пытаясь разглядеть что-либо.
Кира никогда в жизни не видел такого перепуганного человека. Даже его жертвы выглядели спокойней, чем Рюдзаки. Хотя, любой нормальный человек, который не сталкивался с невидимым, ужаснется, если с ним произойдет что-то подобное.
Рыжеволосый мальчик, встал и отошел назад, переведя взгляд на Рюука, который смотрел куда-то в даль. Похоже, нападавший решил уйти. Существо стояло далеко, и отступало, оглядываясь на них, словно думало, повторить попытку или убраться восвояси. Полюбовавшись на Рюука и Лайта еще с пол минуты, исчезло в темноте.
Рюдзаки не мог двинуться с места от ужаса, он прислушивался к малейшему шороху. Его дыхание было не ровным, и он не мог его восстановить. Такой жути он еще никогда не испытывал. Но все же с дрожащими руками ногами, он подошел к лежащему без сознания Лайту. Припав на колени рядом с ним, дрожащими руками коснулся его лица.
- Лайт… очнись… - осиплым голосом заговорил L, склоняясь к его лицу. - …Пожалуйста… кажется я схожу с ума… очнись… мне страшно…
Лайт №2 смотрел на это со стороны.
- L? – произнес Кира, но тот его не слышал.
Лайту захотелось обнять его, но боялся, что напугает парня еще больше.
- Рюук, почему оно хотело убить меня? И почему я могу прикасаться к предметам, раз я призрак?
- Хм… Похоже, ты фактически Бог Смерти, и все из-за Тетради Смерти… - Ответил Рюук, подойдя к Лайту уже без косы.
- Это как? – не понял Лайт, посмотрев Богу Смерти в глаза.
- Обычно, когда люди получают такую тетрадь, они за всю свою жизнь убивают максимум 10-20 человек… - Рюук выкладывал свое объяснение происходящего. – При смерти жертв Тетради, выделяется черная энергия, которая дает силу ее обладателю. Но если убьешь мало людей, то это не значительная сила. Но ты же йбил не одну тысячу людей.
- То есть у меня много этой силы? – догадался Лайт.
- Да, но проблема в том, что пользоваться ею ты не сможешь, пока ты жив, ну, или в сознании. Но эта энергия не пропадает бесследно и она копится. – Ответил Рюук, мельком кинув взгляд на L, и на лежащего рядом с ним Лайта.
- А это что за черт за мной гонялся?! – возмутился Кира, инстинктивно показав рукой в темный переулок, куда укрылся монстр.
- Это Тени, или злые духи, которые по некоторым причинам остались на земле, в основной массе это самоубийцы. – Рюук продолжал свою лекцию. – Их привлекает эта сила, если они убьют тебя и твою духовную сущность, то они получат эту энергию.
Рюук замолчал, глядя на восхищенное выражение лица Лайта.
- Что? Это тебя забавляет? – удивился Рюук.
- Ну, только часть про силу. – Сознался самоуверенный Лайт. – А почему он ушел?
- Боги Смерти имеют колоссальную энергию, и для теней мы просто не по зубам, но вот ты являешься идеальной жертвой. Кроме того, ты не умеешь владеть этой силой, поэтому только что коснулся L, но мог и пройти сквозь него. Просто ты как-то смог ею все же воспользоваться… - Рюук немного удивился этому и сам.
- А есть Тени сильнее Богов Смерти?
- Только если у них будет больше этой энергии, чем у Бога Смерти, но убив его они получат еще и его энергию, так что возможно.
- О-о, значит и тебе не безопасно быть на Земле… - для Лайта словно открыли Америку.
- Ну, Тени обычно боятся нас, так что не волнуйся, теперь он 10 раз подумает, прежде чем напасть снова. – Успокоил его Рюук. – А вот следить будет…
- Ясно. А ты… - Лайт вдруг замялся, и зарумянился… - …А ты будешь меня защищать?
- Если только он будет слабее меня… - спасовал Рюук, не желая терять бессмертие ради человека. Хотя, вмешательство Теней в человеческую жизнь является не естественным, поэтому Богам Смерти позволяется защищать людей от них.
- Спасибо на этом… - Лайт почувствовал себя под защитой.
Рюук и Лайт одновременно посмотрели на L.
- А как мне вернуться в тело? – поинтересовался Лайт.
- А это уже зависит от состояния твоего организма…
Рюдзаки думал, что прошла целая вечность, он боялся, что «оно» все еще здесь. Стало холодно, и дрожа всем телом, он лег на Лайта, чтобы согреть его и себя.
Лайт открыл рот и выдохнул воздух.
- Лайт! Ты жив! Слава Богу… - Оживился Рюдзаки, приподнявшись на локтях, наблюдая за Кирой.
Лайт прижал его к себе здоровой рукой.
- Все хорошо… - прошептал Лайт, пытаясь привыкнуть к собственному телу. Было такое чувство, что это не твое тело, и которое вдруг налилось тяжелым свинцом.
Но, почему-то обнимая L, его душа окрылялась, и появлялась легкость. Прикоснувшись к щеке Рюдзаки, Лайт почувствовал, что она мокрая.
- Ты плачешь? – удивился Кира, пытаясь заглянуть ему в лицо.
- Я… я боялся, что ты умер, и… - Рюдзаки немедленно вытер свои слезы, - …и мне жаль, что ты Кира.
«Кира… Кира…» - словно приговор его голос зазвучал эхом в голове Лайта.
- Скажи, ведь это «оно» оставило на тебе царапины? Ты ведь это видишь? Скажи! Не молчи! – Рюдзаки требовал правды.
- … - но Лайт молчал, т.к. признать существование невидимого, равносильно туму, что признаться, что ты Кира. - …Я… я не помню…
- Давай проведем гипноз, если ты не Кира, то бояться тебе нечего. Я буду настаивать на этом, даже против твоей воли! – Этот ответ как раз был в духе Рюдзаки.
«Он это может… - запаниковал Лайт, этой страшной идее. - …но если я все же не позволю этого, то они решат, что я Кира, а если соглашусь, то у них будет неопровержимое доказательство того, что я Кира! Нет, этого нельзя позволить!»
Раздался звон сирены «скорой помощи», где-то из далека.
- Что ты скажешь отцу? – поинтересовался Лайт.
- Как бы это было не вероятно, но правду… - честно признался L, хотя этого следовало ожидать.
- В это нельзя поверить.
- Даже в существование Киры было трудно поверить. – Произнес L, уверенный, что ему все же поверят.

***

- И снова я здесь… - недовольно произнес Лайт, пережив операцию по сшиванию сосудов.
Ему повезло, что нервы целы, а иначе бы всю руку парализовало бы, да и легкие не повреждены, т.к. кость ключицы не позволила их пробить. Вообще, ранение плеча – одно из самых опасных ранений, из-за большого скопления крупных сосудов и нервов. Кроме того, специфика этого ранения такова, что при дыхании, воздух мог попасть в поврежденные сосуды и вызвать закупорку образовавшимся тромбом легочную артерию, что примело бы к смерти от удушья. А то и хуже, если бы тромб попал в головной мозг. Но к счастью для Лайта, ничего этого не произошло.
У него еще кружилась голова, и подташнивало от потери крови и лекарств.
Рюдзаки многое знает… Неужто это конец? Самое ужасное, что он в этом уверен как никогда, и наверняка предпринимает какие-то меры. Даже не имея доказательст, он может заставить меня сознаться…
«Рюук, у меня проблема…» - про себя пожаловался Лайт, боясь наблюдения в палате.
- Да у тебя не жизнь, а сплошные проблемы… - отозвался Бог Смерти, - дай угадаю… хм… Боишься, что тебе проведут сеанс гипноза? Допроса? Тюрьмы или казни? А может прихода Тени, или тебе просто плохо после ранения? Ну, я что-нибудь угадал?
«Э-э… - Лайт даже не знал, что у него так много проблем, и немного растерялся. – Пожалуй, сейчас главная проблема моего разоблачения в лице Киры».
- Ты же умный, придумай что-нибудь… Хотя в такой ситуации вряд ли что-то получится… - пессимистично заметил Рюук.
«Не говори так! Из любой ситуации можно найти выход, нужно только постараться…» - Лайт еще не сдался.
Рюук ему на это ничего не ответил, и наступила тишина.
Тогда Лайт подумал о L, закрыв глаза. Почему-то первое, о чем он вспомнил, это его тепло, при том он так реально это ощутил, что по телу даже пробежали мурашки. Если Рюдзаки бы его обнял сейчас, то Лайт не стал бы сопротивляться. Даже напротив, он бы обнял его тоже и согрелся в его тепле.
Почему я хочу этого? У меня сейчас такие проблемы, а я думаю не о том, что нужно! Но…
Лайт перевернулся на живот, мучаясь от какого-то неопределенного чувства.
«Рюук…» - снова его окликнул Лайт, не открывая газ.
- Чтоооо? – почти промурлыкал тот.
«Как называется чувство, которое может мучить человека?» - спросил мальчик.
- Хм… совесть? – пытался угадать Рюук.
«Нет, не похоже…» - категорически отказался Лайт.
- Может тогда любовь? – снова заладил Рюук.
«Хм… не знаю, никогда не испытывал, но как вариант можно оставить…» - сдался Кира, немного задумавшись.
- Ха-ха! Лайт влюбился, любовь действительно зла! – подшутил над ним Рюук, но тут же успокоился. – Ты все думаешь о нем?
- Нууу… я о нем и до этого каждый день думал, так что это не показатель… - Лайт вдруг смутился, ведь он действительно только что думал о L.
- Хорошо, давай по-другому, что ты чувствуешь, когда думаешь сейчас о нем? – Рюук решил подойти к этой проблеме с другой стороны.
- Хм… злость, обиду, раздражение, я просто ненавижу, убил бы его, такое чувство что тебя предали, бросили, оскорбили… - С энтузиазмом отвечал мальчик о своих чувствах, но вдруг остановился. – Но… но если все это отбросить, то остается какое-то тепло и покой…
Лайт вдруг замолчал, т.к. неожиданно заснул от усталости и нахлынувшего «тепла и покоя», которые подействовали быстрее снотворного.
- На до же… - Рюук не ожидал такой искренности от Лайта. – А?! Ты спишь?
Бог Смерти немного расстроился, что их беседа так быстро закончилась. Подойдя к мальчику, он склонился к нему, чтобы убедиться, что он действительно спит.
Ну вот, он так всегда делает!
Рюук подобрал край одеяла, который сполз с мальчика, и натянул обратно на парня.

0

8

Глава 15. Разоблачение.

Сон Лайта.
- Теперь я знаю твое имя, и теперь ты умрешь. – Словно приговор прозвучал голос Лайта.
Перед ним стоял L, и обреченно глядел на него. Парни находились к какой-то незнакомой темной комнате. Небольшой луч света освещал их откуда-то сверху, но только само помещение было черным как ночь, без каких-либо предметов мебели.
Лайт держал в руках Тетрадь Смерти и ручку. Рюдзаки просто смотрел на него, ничего не предпринимая. Кира принялся записывать первый иероглиф, но руки его стали дрожать.
- В чем дело, Лайт? – произнес L, пронзая его взглядом. – Тебе трудно меня убить? А как же мое право на последнее желание?
- Что за чушь, естественно я убью тебя! – огрызнулся Кира. – И я тебе не джин, чтобы исполнять желание, тем более тут ничего нет, что я мог бы тебе предложить…
- Почему нет? Здесь есть ты… - произнес L, сделав шаг вперед, и смотря ему в глаза.
- Чего ты хочешь от меня? – Лайт инстинктивно отступил на шаг назад, словно какая-то тяжесть легла на душу.
- Я хочу с тобой поговорить. – Со всей простотой своей души произнес L.
- Мы с тобой и так разговариваем, тебе мало? – С острил Лайт, щелкая ручкой.
- Я хочу поговорить о том, что было между нами, дай хоть минуту. – Умолял L, продолжая смотреть на Лайта влюбленным взглядом.
- Хорошо, 40 секунд хватит? – торговался Лайт. – К тому же не имеет смысла разговаривать с человеком, который сейчас умрет.
- Но даже убив меня, ты не думай, что одержал победу, даже напротив, ты проиграл Кира. – Произнес Рюдзаки таким тоном, которым обычно говорит компьютер слова «Game Over»
- Почему ты так решил? – недоумевал Кира, не веря своим ушам.
- Это секрет, но ты потом сам поймешь, когда убьешь меня. – Твердо произнес Рюдзаки, все еще не сводя с него глаз.
- …Я не понимаю о чем ты? Но мне плевать, я хочу побыстрее покончить с тобой. – С этими словами, Лайт дописал его имя в тетрадь.
Как только это сделав, он поднял глаза, и обнаружил, что L находится прямо рядом с ним.
- Ты опоз…- «…дал…» не договорил Лайт, так как покрывший его поцелуй прервал его речь.
Рюдзаки буквально впился в его уста в порыве отчаяния. Лайт был очень удивлен этому поступку, но странное тепло разлилось по его телу. Оно переполняло его, и заставляло биться сердце еще быстрее.
Лайт, позабыв обо всем, уронил из рук тетрадь и ручку, прижался к L, обнимая его.
- Я… я люблю тебя Лайт… - разняв поцелуй, признался L, заглядывая ему прямо в глаза. - …но так жаль, что ты этого не понимаешь…
Рюдзаки сложил свою голову на его плечо, покрываясь дрожью из-за боли в груди. Лайт чувствовал его прерывистое дыхание у себя на шее. Рыжеволосого мальчика стали переполнять противоречивые чувства радости и грусти, облегчения и боли. Он обнял L, чувствуя, как его жизни уходит.
Но почему у меня такое ощущение, словно умираю я? Странная болть сжимает мою грудь, и хочет заставить меня заплакать. Нет… я… я не хочу этого!
- Я… прости… - замялся Лайт, пытаясь подавить ком в горле, сглотнув слюну. – Но знай, ты для меня самый дорогой человек, дороже родителей и сестры… и это правда…
- Я заберу твое сердце с собой… пусть это будет наказанием… - Рюдзаки сделал последний вдох, ощущая аромат Лайта, словно пытаясь вытянуть из него душу, и обмяк в руках Киры.
- L? – Кира сам не поверил в его смерть, слегка отстранив его от себя, но крепко держа его в руках. Под тяжестью веса, голова L запрокинулась, обнажив шею.
Почему мне тяжело на это смотреть? Словно что-то душит меня.
Лайт даже не заметил, что по его щекам сбежали слезы.
Он прекрасен, ведь говорят, что человек в действительности умрет только через 5 минут, когда перестанет дышать и биться сердце.
Парень, сам того не ведая, прильнул к его все еще теплым губам.
Неужели это в последний раз, когда я смогу попробовать их на вкус?
Опустившись на пол, Лайт осторожно положил его на холодный пол, и оторвался от его уст. И глядя уже на безжизненное тело, Кира ощутил оглушительную пустоту в груди. Словно уже ничего не имеет смысл.
А что если эта тетрадь была предназначена не для того, чтобы изменить мир, а встретить L? Я всегда добивался того, чего хотел, и чем выше стена, тем интереснее. – Я родился в богатой семье, поступил в университет, от жизни вроде бы больше ничего и не надо. Только тетрадь и L. Рюдзаки тоже был моим препятствием, но дорога снова чиста, а в душе появилась пустота. Словно он действительно украл мое сердце…
Лайт лег на тело Рюдзаки, словно пытаясь вобрать в себя все его оставшееся тепло.
Какой парадокс получается, хотел изменить мир к лучшему, но встретив L, направил все свои силы на его уничтожение, позабыв о настоящей своей цели, так увлекшись этой игрой. Но как только игра закончилась, я не чувствую радости. Почему? Почему я не счастлив? Сейчас мне очень плохо.
Я думал, что что-то приобрел, но не успев понять что нашел, в мгновение потерял то что имел. Неужели, играя в любовь, я в самом деле влюбился?
Время тянется так медленно, почему мне так больно?
- НЕТ! Я НЕ ХОЧУ ЭТОГО! Этого не может быть!
***
- Нет!!! Пожалуйста… - Лайт крикнул во сне, и проснувшись сел в постели, разгоняя кошмар и слезы.
- Лайт?! Успокойся, это всего лишь сон… - даже сам Рюук испугался его воплей.
- Рюук! Это не сон – это кошмар какой-то! – задыхаясь от слез, воскликнул Лайт, словно с него только что сняли петлю с шеи.
Пока он вытирал слезы, закрыв глаза, Кира почувствовал, что его крепко обняли со спины.
- А? – Лайт задрал голову, и с удивлением понял, что это Рюук.
- Расскажи, что тебе снилось? Тогда он не покажется таким страшным… - проговорил Рюук, ощущая, как сильно бьется сердце мальчика.
- Мне приснилось, что исполнилось мое страшное желание… - заговорил Лайт, расслабившись в его объятиях.
- …?
- Я во сне убил L, но мне стало очень плохо от этого… - пояснил парень, закрыв глаза, и вспоминая умирающего Рюдзаки. - …И если это действительно произойдет, неужели мне будет также мерзко?
- обычно сны, как зеркало, отражает все людские страхи и переживания. – Произнес Рюук, наслаждаясь тем, что держит в руках что-то живое и теплое.
- … - Лайт обдумывал сказанное Рюуком.
Я не предполагал, что все зайдет так далеко. Небольшая шалость превратилась в огромную проблему. Желая завоевать чужое сердце, сам того не замечая отдал свое. Как там говорится в поговорке? Не рой яму ближнему, сам в нее угодишь, или как аукнется, так и откликнется. Черт! Как я ненавижу это правило бумеранга! Интересно, что теперь делает L?
От последней мысли у Лайта аж волосы встали на макушке зашевелились, и он выбрался из объятий Бога Смерти, встал с кровати, и вытаращив глаза, как у совы.
- …? – Рюук уже не решался спрашивать о чем-либо.
- Плохое предчувствие… - Лайт направился к двери. - …Очень плохое…
***
- Этого не может быть!!! – Ягами-сан не мог поверить своим ушам, слушая рассказ Рюдзаки.
- Да, я понимаю, что в это очень трудно поверить, но позвольте мне еще раз обяскать комнату Лайта. – Настаивал L, стоя у лестницы.
- Хорошо… - согласился мужчина, не в силах с ним спорить.
- Ах, да! – вдруг вспомнил L, и обернулся уже стоя на ступеньках. – Распорядитесь, чтобы охрана была в палате Лайта, на тот случай, если он вдруг снова надумает сбежать.
Оказавшись в комнате Лайта, L как магнитом тянуло к злосчастному ящику.
Это мне на что-то напоминает… Лишь бы Лайт не вломился, как в прошлый раз.
Рюдзаки на всякий случай кинул взгляд на кровать. Но Киры естественно не было, по кровати пробежал лишь холодный сквознячок.
Рюдзаки облегченно вздохнул, и взломав замок отмычкой, открыл ящик. Затем он еще открыл и самый нижний ящик, и начал всматриваться. Нижний ящик казался несколько глубже, чем верхний, и тогда Рюдзаки постучал по его дну, и по дну нижнего.
- Хитрец, двойное дно! – Ликовал L, и от счастья уронил отмычку на пол.
Брюнет присел, чтобы поднять ее, и случайно подняв свои большие глаза на низ верхнего ящика, обнаружил еле заметную дырочку.
- А это что? – произнес L, пощупав отверстие пальцем, понимая, что это здесь не спроста.
- Хм… - Рюдзаки встал, и посмотрел на стол, чтобы найти что-нибудь тонкое и длинное.
Раскрутив первую попавшуюся ручку, L с хирургической точностью проник в отверстие ящика, медленно приподнимая крышку. Когда появилась щель, он остановился и заглянул туда, посветив маленьким фонариком. Он смог разглядеть какие-то пакеты и что-то очень черное. Кроме того, он заметил провода электрической цепи.
Рюдзаки аж пробило на пот, чувствуя себя доктором за операционным столом, малейшая ошибка которого может стоить жизни.
«Надеюсь это не бомба…» - не весело пошутил L, осторожно поднимая крышку.
Убрав ее, он увидел пакеты с бензином и черную тетрадь со зловещим название «Death Note». Сердце L забилось из груди, а руки принялись дрожать. Протягивая руку к этой страшной тетради, Рюдзаки на мгновение показалось, что она живая, и не хочет, чтобы ее тревожили. Тогда воздух вокруг тетради словно загустел, словно она пыталась защититься от осквернения.
Рюдзаки никогда не испытывал такого трепета перед таким безобидным предметом, как тетрадь. Прикоснувшись к ней, он почувствовал ее поверхность, прогладив по ней пальцами, и добравшись до угла, взял ее в руки. Сглотнув слюну, и открыв ее, L увидел имена убитых, написанных рукой Лайта. А на внутреннем переплете тетради, что-то гласил текст на английском языке. Но так, как Рюдзаки отлично знал английский, принялся читать: «Человек, имя которого будет записано в этой тетради, умрет»
- …!!! – Рюдзаки почувствовал легкое головокружение от такой невероятной новости. Он читал дальше, уже присев на кровать, не веря, что такая вещь вообще может существовать.
«Если вы не знаете, как выглядит человек, чье имя вы пишите, то ничего не произойдет…»
«Если причина смерти не будет указана, то человек умрет через 40 секунд…»
Черт, Кира! Лайт, ты действительно Кира! Я нашел доказательство!!!
Рюдзаки стиснул зубы от восхищения и разочарованием с о злостью одновременно. Ему было обидно, что Лайт так виртуозно обманывал его. Рюдзаки чувствовал, что его предали.
Он изображал из себя невинного, смотрел прямо в глаза и бесстыдно врал! Притворялся другом! Любовником, в конце-то концов!
Рюдзаки просматривал страницы с написанными именами.
О Боже! Как много людей! Даже больше, чем я предполагал, просто невероятно, что Земля может носить такого монстра, как он!
Пролистывая страницы, его взгляд упал на огромную надпись «Lind L. Tailor». Это имя того преступника, которого он выдал за себя в обращении к Кире. Рюдзаки приоткрыл рот, тупо пялясь на эту надпись. А затем стиснув зубы, завалился на кровать, не отрывая глаз от этой надписи.
Да, я тогда его сильно разозлил.
Руки парня дрожали, но он крепко держал тетрадь перед собой.
Он писал имена в несколько столбиков, экономя место в тетради. Похоже, он всерьез намеривался убить не один десяток тысяч человек.
Рюдзаки видел многие знакомые имена, Рей Пенбер, имена других из ФБР и… на отдельном листочке, вложенным в тетрадь Мисора Наоми, та самая пропавшая невеста Пенбера.
Зрачки L сузились…
Не может быть! Грязная сволочь!!! Когда ты успел добраться до нее?! Как?!
«Мисора Наоми. 1 января 2004 года, 13:25. Покончить с собой в укромном месте, о котором знает только она. Обнаружить тело должно быть не просто. С этого момента думать о самоубийстве. Должно произойти в течение следующих 48 часов».
Неужели он с ней когда-то встретился?
Рюдзаки насторожила надпись «…с этого момента думать о самоубийстве…».
Все… сколько зла…
Рюуга отложил тетрадь в сторону, но не выпуская из рук. А рукавом другой руки закрыл себе глаза, пытаясь все это переварить.
Кира… для тебя все кончено. Я больше не поверю ни единому твоему слову… Но почему я от этого не рад? Почему мне так грустно? Еще чуть-чуть, и я б влюбился в тебя, попав в очередную твою ловушку. Любишь же ты играть с чувствами людей. Наверняка ты ликовал, когда заполучил меня, думая, что став ближе, я не буду тебя подозревать. Ты прикоснулся к чувствам людей, не уважая их, это не простительно!
Остается только один вопрос: где он нашел такую тетрадь? Не в магазине же купил…
«Боги Смерти…»
Рюдзаки вспомнил, как невидимое нечто напало на него и на Лайта. От таких воспоминаний, у L даже мурашки пробежали по коже.
«Рюук, оставь хотя бы мне яблоко…» - Рюдзаки вспомнил бормотание Лайта во сне, и еще то, что Боги Смерти любят яблоки.
Неужели это Бог смерти дал ему…
Вдруг, как гром среди ясного неба, разрезала тишину мелодия на сотовом телефоне, прервав ход мыслей L. В кровь хлынул адреналин, и запрыгав по кровати, L сел и вытащил телефон.
- Алло! – ответил Рюдзаки с широко открытыми глазами.
- Рюдзаки, Лайт покинул больницу, еще до появления охраны! – раздался голос Суитиро-сана, который решил навестить сына.
- ЧТО?! – Рюдзаки вдруг почувствовал себя беззащитным. – Немедленно поймать его, я нашел доказательство того, что он Кира!!!
Рюдзаки, держа в руках сотовый у уха, встал с кровати, и подошел к двери, зажав тетрадь подмышкой. Но только протянул он руку, как дверь распахнулась сама. А на пороге появился рыжий беглец, но на этот раз в нормальной одежде, а не в больничном наряде.
- Рюдзаки! Что случилось?! Какое доказательство?!! – раздался голос шефа полиции из трубки, но L уже не слушал его. Его взгляд был устремлен в глаза Киры.
- Ягами-сан, он здесь. Пришлите кого-нибудь и задержите Лайта, если останусь жив, спасибо заранее… - Рюдзаки уже сам не понимал, что говорит, и от удивления уронил трубку, и принялся отступать назад.
Нет, уже не Лайт его испугал, а то что появилось позади мальчика.
Рюдзаки переложил Тетради Смерти в руку, и словно завороженный, стал отступать в глубь комнаты, но ноги его не удержали, и он приземлился на свое мягкое место. Лайт не сразу понял причину его реакции, обычно людей так не боятся. Но увидев в его руках Тетрадь Смерти, Лайт сам пришел в ужас. Молча, пропустив Рюука в комнату, парень закрыл дверь на замок.
Рюдзаки не дыша уставился на Бога Смерти, не веря своим глазам.
Не может быть!!! Это похоже на кошмар, это просто сон!!! Неужто Бог Смерти?!!
- Привет, ты ведь меня видишь? – Рюук решил с ним поздороваться, чтобы хоть как-то развеять обстановку.
Крик застрял в горле у L, но когда Рюук сделал шаг по направлению к до смерти напуганному парню, то это было испытание для нервов и голосовых связок:
- ААААААААААААААААААА­АААААААА!!!!!!!!!!!!­!!! – Завизжал Рюдзаки, отползая к стене у окна, впервые в жизни потеряв над собой контроль. – Не подходите ко мне!!!
Такого вопля даже Рюук никогда не слышал, даже ухо заложило и в голове зазвенело.
Что касается Лайта, то он думал, что этот писк – это последнее, что он услышал в жизни.
- Тише ты, мертвых разбудишь! – без всякой задней мысли произнес Лайт, почесав уши. – Раз уж так получилось, то это Рюук…
Лайт представил Бога Смерти, указав на него ладонью.
- Но у меня мало времени… - произнес Лайт, подходя к L, намереваясь отобрать тетрадь.
Рюдзаки понял его намерение, и собрав всю свою волю в кулак, поднялся с пола, и нахмурил брови.
- Я не отдам ее тебе! – Сквозь зубы прошипел L, полный решимости.
- Даже так? – насторожился Лайт. – Тогда мне придется ее отобрать.
Твердо произнес Лайт.
- Твой отец уже знает обо всем, тебе не куда бежать. – Рюдзаки все же пытался все решить дипломатически, без кулаков. – Теперь на земле тебе нет места, заже если ты убьешь меня и сбежишь, тебя будет искать весь мир, будь-то США или Россия.
«…на Земле тебе нет места…» - эти слова словно стрела пробили сердце Лайта.
А ведь действительно, куда бы я сейчас не пошел, пусть даже с Тетрадью Смерти, меня пристрелят на первом попавшемся углу. Не считая преступников, который узнают, что я Кира, и захотят меня убить.
- Сдавайся, Лайт, у тебя нет выбора! – Рюдзаки призывал его к голосу разума.
«Шах и мат… - подумал Кира, - …похоже, я проиграл эту игру, а в конце всегда скучно, когда король пытается убежать, а в руках только одна пешка…»
- Похоже, ты прав… - Лайт вдруг грустно улыбнулся, и неожиданно для L, вцепился в свою Тетрадь Смерти. – Я умру в любом случае, либо меня казнят, или застрелят при задержании!
- Нет!!! – Рюдзаки не отпускал Тетрадь Смерти, и повалил Лайта на пол.
Вцепившись друг в друга, они стали драться, как кошка с собакой.
- Ненавижу! Будь ты проклят! – от души проклинал его L.
- Куда уж дальше? – огрызнулся Лайт, пытаясь его скинуть с себя, не смотря на боль в плече, но он ее почни не чувствовал, т.к. был в состоянии аффекта.
- Ты несешь только зло! Как ты этого не понимаешь… - прорычал L, хорошенько вмазав Лайту по лицу.
Таким страшным и злым Лайт его еще не видел. Словно спящий демон проснулся, и готов растерзать того, кто пробудил его.
- Ты тоже подставлял преступников под мою горячую руку! – Рассвирепел и Лайт. – Или ты скажешь, что они всего лишь смертники и необходимо исполнить приговор?! Ха-ха! Не смеши меня, все эти несовершенные законы придумали такие же несовершенные люди. Если бы у нас не было смертной казни, то как бы ты поступил? Ты бы думал, как жаль, что такого закона не существует. Так что по Божьим законам мы оба с тобой убийцы!
«Ну наконец-то, они выскажут все что думают друг о друге, за столь длительный период…» - подумал Рюук, наблюдая за данным скандалом.
- А что ты?! Думаешь, что Бог?! Ты всего лишь безумный ребенок, который хочет создать утопию! Основа которой страх людей перед наказанием, ценою в жизнь! Тогда ты станешь самым злым тираном за всю историю человечества! Еще хуже, чем Гитлер и Сталин вместе взятые! – Рюдзаки бил его, уже не обращая внимания на то, что Лайт уже не сопротивляется из-за боли, и открывшегося кровотечения в плече.
- …! – Рюуга посмотрел на Киру, и увидел его безумные глаза полные ненависти.
Рюдзаки почувствовал удар в солнечное сплетение такой силы, что аж духане перебилось
- Страйк! – выкрикнул Рюук, замахав игрушечным флагом Японии, болея за Лайта.
Рюдзаки упал по правую сторону от Киры. Оба парня переведя дыхание, сверлили друг друга своими страшными глазами.
И что теперь? Лежу, и по капле истекаю кровью. Жду, когда за мной приедут, и казнят после суда. Сам я уже уйти не в состоянии, да и кто меня отпустит?
- Пропади все пропадом… - В отчаянии произнес Лайт, и перевернувшись на живот, попытался встать.
- Ты куда? – сразу же подскочил L, и подобрав Тетрадь Смерти, встал возле двери, осторожно косясь на Рюука.
- Как жаль, что вот так все закончилось… - произнес Лайт, отступая к окну.
По телу L словно прошлась электрическая дуга, когда вспомнил свой сон, и Лайта подающего с крыши.
- НЕЕЕЕЕЕЕЕЕТ!!! – в два прыжка L оказался у Лайта, зажав его в объятиях.
Кира даже сам испугался, такому непонятному поведению со стороны L. Рюдзаки увидел окровавленную руку мальчика, точно такую же как во сне.
- Ты чего? – не выдержал и уже беззлобно спросил Лайт, чувствуя, как L тяжело дышит, и прижимает парня к своему плечу.
- Не вздумай совершать глупости! – воскликнул L, не отпуская Киру, хотя тот даже не сопротивлялся. Даже напротив, Лайт уткнулся в его плечо, закрыв глаза, чтобы не испытывать головокружения из-за кровопотери и побоев.
Вся ярость и злость словно испарились в никуда, и теперь парни чувствовали тянущую боль в местах ударов и в душе.
«Неужели он ненавидит меня?» - грустно подумал Лайт, осторожно обнимая L здоровой рукой, словно боялся, что его сейчас оттолкнут.
Если это так, то зачем он обнимет меня? Чего он так испугался? Я вернулся домой, чтобы забрать Тетрадь, но опоздал…
Лайту было хорошо в его объятиях, несмотря на всю серьезность обстоятельств.
Я… я люблю его… я действительно счастлив просто быль с ним… Как жаль, что это не взаимно. Как я был глуп, L никогда не полюбит такого человека, как я. Но я хочу так постоять еще немного… А если честно, то я готов так простоять вечно, чувствуя его тепло и дыхание.
- …?! – Рюдзаки почувствовал руку Лайта на своей спине.
Он сдался или что-то задумал? Я никогда в жизни не чувствовал себя на столько живым, как сейчас. Я не хочу его отпускать. О Боже, как же мне все-таки дорог этот человек! Но такие люди как Кира слишком эгоистичны, чтобы любить кого-то… Интересно, каково это быть в безвыходной ситуации? И почему мне так трудно думать о том, что его казнят? Раньше я ловил серийных маньяков, которых потом казнили, но эти люди мне чужды и противны. Но сейчас у меня такое чувство, что я отдаю на смерть не просто что-то дорогое, а всего себя. Как я смог позволить себе влюбиться в такого страшного человека? Он не достоин того, чтобы его любили! Но.. но он сейчас выглядит таким хрупким… Нет! Меня этим а-ля каваем не проведешь!
Рюдзаки почувствовал дыхание Лайта у себя на шее, вызывая приятные воспоминания.
- Ты… - сипло произнес Лайт и сглотнул слюну. – Ты больше мне не поверишь?
- Ни единому слову… - твердо произнес L.
- Даже если скажу, что я… я люблю… тебя… - с невероятным трудом Лайт выдавил эту фразу из себя.
- …!!! – чего-чего, но от сказанного у L аж все перевернулось верх дном, заставив пульсировать каждую клеточку, и дергаться каждый нерв. – В это… в это я тем более не поверю…
Рюдзаки очень растерялся, и не знал, что с этим делать.
- Тогда почему твое сердце так сильно забилось? – произнес Лайт, ощущая сильные удары из груди L.
- …! – Рюдзаки даже вспотел и покраснел от его слов, а сердце забилось еще чаще и сильнее. – Это уже не важно, что я чувствую, все кончено, даже если это правда.
- Ты можешь убить меня, но мои чувства останутся при мне, так что это важно. – Возразил Лайт.
- … - к горлу L подкатил ком, а дышать стало больно. Ему не хотелось верить в то, что Лайт любит его. Это было слишком больно и грустно. На много Проше думать, что Кира – это бесчувственная сволочь, и покончить с этим злом просто привилегия. Но теперь, когда ты знаешь, что необходимо уничтожить того человека, который любит тебя, на душе становится мерзко.
О Боже! Я так долго грезил о наказании Киры, и когда он у меня в руках в прямом и переносном смысле этого значения, ты понимаешь, что теперь ты его смерти хочешь меньше всего на свете.
Вдруг дверь слетела с петель, и в комнату ворвался разъяренный Ягами-сан, с пистолетом в руках, сверкая глазами безумца.
- Лайт!!! Я убью тебя!!! – взревел мужчина, целясь пистолетом в своего сына.
Парни с ужасом вытаращились на него. Теперь, если L считал Киру злым демоном, то Ягами сан был похож на самого дьявола, слетевшего с катушек.
Рюдзаки мгновенно отстранился от Лайта, и спрятал его за своей спиной.
- Ягами-сан, успокойтесь! – воззвал L к голосу разума, закрывая Лайта руками. – Этим вы ничего не добьетесь! Лайт уже сдался!
- Отойди, Рюдзаки! – Мне плевать уже на всё! Я убью его, а потом себя! – Орал Ягами-сан, размахивая пушкой.
Глаза его стали красные от злости, как у быка. В дверном проёме появились ещё три следователя.
- Ягами-сан, прекратите! – хором взвыли они, переведя дыхание, похоже они очень спешили.
- Я повторять не буду! – Суитиро-сан подбежал к L, и схватил его за гркдки.
Лайт от ужаса и слабости в ногах, упал на пол, отперевшись здоровой рукой, и снизу вверх смотрел на отца. Мужчина хотел было нацелить пистолет на сына, но L вцепился в руку, державшую оружие.
- Нет! – следователи тоже вцепились в своего директора, пытаясь его усмирить.
- Лайт уже перестал бояться, и смотрел на все это как на игру. Он уже потерял чувство реальности, даже если его сейчас застрелят. Было такое впечатление, что группа дикарей напали на разъяренное животное, которое яростно сопротивляется.
- Прочь! – в отчаяние произнес директор, и случайно нажал на курок, когда прицел был наведен на Лайта.
- ААААААААА!!! – словно поросята все завизжали, кроме Лайта.
Все посмотрели на Киру. Тот, не мигая с широко открытыми глазами, смотрел на них.
Первая мысль всех присутствующих (даже Рюука): «Куда попала пуля?»
На щеке Лайта, появилась легкая кровоточащая царапинка. Капля крови, слезой скатилась к подбородку. Пуля попала в стену, оставив на ней дымящиеся отверстие. Все, затаив дыхание, смотрели то на Лайта, то на стену.
Рука Ягами-сана, задрожав, выронила пистолет, и мужчина упал на колени, опустив глаза и задрожав всем телом.
- Ягами-сан? – произнес L, испугавшись тому, что ему могло стать плохо.
- Па… па… - с дрожью в голосе произнес Лайт, чувствуя, как слеза прокатилась по щеке, сливаясь с кровью.
- Нет… ты не мой сын… - заговорил мужчина, уставшим голосом, не поднимая глаз. - …Мой сын добрый и справедливый мальчик, не причинивший никому зла…
Лайт отвел глаза в сторону, и закрыл из, не желая видеть и слышать все происходящее. Следователям тоже стало грустно, что такой молодой человек оказался Кирой, тем более тот, с кем они работали и общались.
- Это что такое? – Спросил Ягами-сан, почувствовав у себя под коленом какую-то тетрадь, взял ее в руки.
У Лайта и Рюдзаки аж кровь застыла в жилах от ужаса, увидев в руках мужчины Тетрадь Смерти, и представляя, что будет, если он увидит Рюука.
- Ягами-сан, прошу вас не оборачивайтесь! – Воскликнул L, схватив мужчину за плечи.
Трое других следователей повернулись назад, но ничего естественно они не увидели.
- Лайт убивал ее с помощью этой Тетради, которая досталась ему от Бога Смерти.
- …?!! – в это не мог поверить ни директор, ни остальные следователи.
- Рюук, скажи ему, чтобы он только понял, что ты здесь! – попросил его L, видя, что ему не верят.
- А что мне ему сказать? – произнес Рюук, не желая себя впутывать в это дело. – Интервью я давать не буду.
Лицо Ягами-сана исказилось удивлением и ужасом. Люди всегда боялись того, чего не могли объяснить, он тоже не исключение.
- Он позади меня? – Спросил мужчина, вытаращив глаза на L.
- Да, но если не хотите сердечного приступа, лучше не смотрите на него… - предупредил его L. - …У него неординарная внешность.
- И что? Ты тоже оригинально выглядишь. – Не понимал мужчина его беспокойства.
- А он еще более оригинален, так скажем, на человека он не совсем похож. – Рюдзаки решил объяснить немного по другому.
- Ну, спасибо… - обиделся Рюук на «не похож на человека»
- Ой, прости… - извинился L, смущенно улыбнувшись. - … Но это правда.
Ягами-сан не выдержал, и обернулся, чтобы посмотреть на Бога Смерти. Что-что, но такое зрелище не каждому выпадает.
Увидев темное и очень высокое создание Ада, Ягами-сан замер от удивления больше, чем от страха. Трое следователя, ничего не понимая, тоже взяли Тетрадь Смерти и посмотрели на Рюука, сдав назад, т.к. они были ближе всех к нему. Трое мужчины, на сколько только можно выпучили свои глаза, смотрели то на директора, то на Рюука.
Рюук же, не смотря на свои внушительные данные, почувствовал себя не в своей тарелке, больше чем остальные. Он почувствовал себя в кругу кучки инквизиторов, которым не понравился им его внешний вид. Не то чтобы Рюук испугался, просто ему это было не приятно.
Тогда Суитиро-сан решительно встал с пола, и направился к Богу Смерти.
- А? – как-то хором удивились и Лайт и Рюук, наблюдая за мужчиной.
Страх директора отступил, освободив место неожиданной злости.
- Это… - прохрипел он, приближаясь к Богу Смерти. - …это все из-за тебя, исчадие Ада…
- Я Рюук, а не исчадие Ада. – Возразил он. – К тому же я Лайта ни к чему не принуждал, он добровольно на это согласился.
Лайт внутренне напрягся, ему явно не понравился их разговор, он не знал, что мог выкинуть Рюук, когда на него давят. Ведь Лайт с ним практически не ругался, только спорил, а вот Ягами-сан…
- Но это ты ему дал орудие убийства! – Суитиро-сан сорвался на крик, и набросился на Рюука с кулаками.
- Ничего я ему не давал, он сам ее нашел. – Спокойно произнес Рюук, обхватив запястье мужчины, чтобы тот не дрался.
- Ягами-сан, осторожно! Он же может убить вас! Он же Бог Смерти! – испугался за него Аизава-сан.
- Ягами-сан?! – Рюдзаки был удивлен тому, насколько нужно отчаяться, чтобы нападать на такое чудовище.
Ягами-сан не мог вырваться из рук Бога Смерти, ощущая его не человеческую силу.
- Рюук! Папа! Прекратите! – нервы парня не выдержали, и подбежал к ним, несмотря на рану, и вцепился в их руки. – Да! Я нашел Тетрадь и убивал! Рюук появился только через пять дней после ее находки!
- Ты!!! – Ягами-сан просто впал в ярость, от его признания, и когда Рюук отпустил его, то отец вцепился в горло сына. – Как ты мог?!!
Мужчина принялся его душить, повалив на пол.
- А-а… э-э… - Лайт не мог справиться с его силой, и лишь схватился за плечи отца, желая его оттолкнуть. Парню показалось, что ему сейчас передавят все хрящи в гортани.
Рюдзаки и следователи принялись их разнимать, но ничего не выходило.
- Ягами-сан! Вы же убьете свого ребенка! – Пытался пойти на уговоры Мацуда-сан.
Перед глазами Лайта все потемнело и поплыло. Он уже перестал сопротивляться, и опустив руки, смотрел в разъяренные глаза отца.
Меня ненавидят… Готовы придушить на месте… Даже отец. Интересно, что подумает мама и сестра, когда узнают, что я и есть Кира? Они разочаруются во мне и попытаются забыть… Хотя, нет… мама будет плакать…
Кира закрыл глаза, его ресницы стали влажными.
Почему мне так больно за них? Ведь я никогда особых чувств не испытывал к семье…
Вдруг раздался удар, и Ягами-сан без чувств распластался на сыне. Лайт открыл глаза, и увидел немного злого и очень обеспокоенного Рюдзаки с уже разломанным стулом. Это он удалил отца.
- Простите господа, но по-другому не получилось… - извинился L, откинув стул в сторону.
Следователи оттянули своего шефа с парня, проверяя его состояние. А L в свою очередь кинулся к Кире.
- Лайт! Ответь мне, ты жив?! – переведя дыхание, произнес Рюдзаки, легонько похлопав парня по щекам.
Если честно, то Лайт так устал от всего этого, что уже не чувствовал себя живым.
Вот он смотрит на меня в ожидании чего-то, а я никак не реагирую. Его прикосновения такие теплые, но его руки дрожат. Так и хочется просто раствориться. Почему люди не умирают просто исчезнув? Хотя такое глупо, такое бывает только в аниме…
- Лайт… - Рюдзаки склонился прямо к его лицу, и прошептал. – Ты как?
- Мне… холодно… - прошептал и Лайт, проваливаясь в темноту…
***

Лайт очнулся уже в камере, будучи привязанным ремнями к металлическому стулу с подлокотниками. Парень не сразу понял, где он находится, но осмотрев голые стены, догадался. Его рана была перевязана новыми бинтами и практически не болела из-за обезболивающего. На лице у него была железная маска, как у Ганнибала Лектора из «Молчания ягнят», чтобы видимо не кусался. Эта маска крепилась ремнями к голове, и в ней были вертикальные дырочки, чтобы проходил воздух. Этот намордник давил на лицо, оставляя полоску на коже.
- Не важно выглядишь, дружище… - произнес Рюук, выйдя откуда-то из темноты.
- Хм… Рюук, сделай одолжение, ослабь хотя бы чуть-чуть этот долбанный намордник… - попросил Лайт, замотав головой, словно от этого железяка отстанет. – Похоже затянули от всей души.
- Хорошо… - слишком легко согласился Рюук на это, чем немного удивил Лайта.
Мальчик закрыл глаза, чувствуя, как ослабляются ремни, и вдруг они пропали.
- А? - Лайт открыл глаза, и понял, что Рюук вообще снял маску с его лица.
- Так лучше? Но на большее не рассчитывай… - Произнес бог смерти, положив маску на пол, т.к. рядом больше ничего не было.
- Спасибо. – Поблагодарил его Лайт, и снова закрыл глаза.
- Тебе грустно? – спросил Рюук.
- Немного… даже не знаю… Я просто в депрессии… - ответил Лайт, уже ни в чем не уверенный. – Моя голова сейчас забита только одним человеком.
- О-о, как у тебя все запущено… - произнес Рюук, - …видел бы ты его выражение лица, когда я полетел сюда на крыльях…
- Ха-ха, представляю… - немного грустно и устало рассмеялся Лайт, запрокинув голову на спинку стула. – Он же такой впечатлительный.
Вдруг дверь отворилась, и в помещение вошел L.
- Как тебя вспомнишь, так ты тут как тут. – Заметил Рюук, окинув Рюдзаки своим взглядом.
Рюдзаки слегка вздрогнул, он никак не мог привыкнуть к вездесущему Богу Смерти. Закрыв дверь, L подошел к Лайту. Кира молча ждал того, что он скажет ему.
- Мы тут посовещались и решили, что Тетрадь Смерти люди еще не готовы принять как факт. И Я и следователи просим тебя… хм… немного приврать, сказав, что это твой дар. Ты представляешь себе, что будет, если общественность узнает о такой тетради? – Рюдзаки объяснил ему всю ситуацию. – Ну как, ты согласен? В любом случае я не допущу, чтобы это всплыло наружу…
Рыжеволосый мальчик пытался переварить данную информацию, по началу восприняв ее в штыки, приняв за угрозу или давление. Но задумавшись…
Рюдзаки прав, люди не должны узнать о существовании Тетради Смерти и Богах Смерти. Они лучше поверят в сверхъестественные способности, чем в это. В любом случае хуже уже не будет…Пусть это останется тайной…
- Хорошо, я согласен. – Произнес Лайт.
- Спасибо, я рад, что мне не нужно тебя принуждать к этому, и… - устало произнес Рюдзаки и остановился, заметив полоску на лице мальчика. - …А где маска?
- Она мне мешает. – Сразу ответил Лайт, хитро растянув губы. – У меня же не такие острые зубы, как у Рюука.
Рюдзаки невольно посмотрел на Бога Смерти, и на его руки с внушительными коготками.
Что?! До боли знакомые ноготки, где-то я уже видел такие…
- Рюук-сан, это вы остановили машину скорой помощи, когда у Лайта был аппендицит? – догадался L, обращаясь к Богу Смерти.
- Да, я. Поэтому Лайт тебе не мог сказать правду. – Рюук подтвердил его догадку.
- Это уже интересно… - Рюдзаки не подумал бы, что Бог Смерти будет помогать людям.
Рюдзаки задумался, прикусив большой палец руки. Затем на его лице появился румянец.
- А зачем ты расцарапал Лайта? – Этот вопрос как нож пронзил как Рюука, так и Лайта.
Они оба покраснели, не зная что ответить, а L внимательно смотрел на них, ожидая ответа.
- Не впутывайте меня в свой любовный треугольник! – отрезал Рюук, и скрылся в темном углу. – Пусть тебе все Лайт объяснит…
«Трус! Скромный трус!» - обиделся Лайт, но с одной стороны, он действительно лучше сам все расскажет.
- Ты уже сам догадался, так чего народ смущаешь?! – сдался Лайт, покраснев до кончиков волос.
- Что?! Неужели это действительно произошло?! Лайт, у тебя просто ужасный вкус! – Рюдзаки был просто в шоке от такого признания, и покосился на Рюука, который не желал принимать участие в этом разговоре.
Лайт окинул оценивающим взглядом сначала L, а потом Рюука.
- Да, ты прав, но мы уже забыли об этом, зачем копаешь прошлое? – Лайт сам не хотел открывать эту тему.
- Хорошо, с вами все ясно… тогда объясни, что с тобой случилось? – спросил L, указывая рукой на раненое плечо Лайта.
- А это… - Лайт был рад, что Рюдзаки больше не расспрашивал о нем и отношении с Рюуком. - …На нас с Рюуком напали.
- Кто? – удивился L, широко открыв глаза.
- Можешь считать, что злой дух, он хотел убить меня, но Рюук прогнал его.
- … - Рюдзаки внимательно слушал его, ему показалось, что вся реальность просто убрала свои границы, и сюда попали все сказочные персонажи.
Рюдзаки снова посмотрел на Рюука вопросительным взглядом.
- Это все из-за Тетради Смерти, ее сила привлекает их. Скажем так, монстр вроде меня напал на Лайта, но все обошлось. – Ответил ему Рюук.
- Чем он тебя так? – поинтересовался L, прикасаясь к бинтам на плече Лайта.
- Огромной косой. – Ответил Лайт и замолчал.
Возникла пауза, и Рюдзаки хотел его еще кое о чем спросить, то Лайт перебил его:
- Когда суд?
- Завтра…
- О-о, и что так быстро? 0 Лайт не ожидал такой спешки.
- Я так распорядился… - произнес L. – В суде будут присутствовать члены ООН.
- Ясно. – Если честно, то Лайту было уже до лампочки, кто там будет присутствовать.
Снова возникла пауза.
- Я, пожалуй, пойду… - произнес L, разворачиваясь к двери.
- Подожди… - остановил его Кира, словно что-то хотел сказать, но так и не сказал. – Это… кто у камер наблюдения?
- Сейчас я должен сменить Аизава-сана, а что? – Рюдзаки вернулся обратно, будучи удивлен его вопросом.
Но Лайт лишь молчаливо уставился на него. Рюдзаки нахмурился, и склонился к Лайту, чтобы тот шепнул ему на ухо, то, что хочет сказать, но не хочет, чтобы это услышал наблюдатель.
Лайт облизал свои губы и шепнул:
- Поцелуй меня…
Рюдзаки аж рот открыл от такой просьбы, и слегка отстранившись, вылупился на Лайта. Сам Кира же смотрел на него влюбленным взглядом.
Зачем он хочет этого? Неужели он что-то задумал, или Кира и вправду влюбился в своего преследователя? Мне нужно было бы сейчас просто уйти, но…
- Аизава-сан, можешь пойти отдохнуть, дальше я справлюсь сам. – Произнес L.
- Спасибо Рюдзаки, а то я устал уже. – Раздался голос откуда-то сверху.
Рюдзаки покосился на Рюука, смущаясь его присутствия.
- Ничего, он уже привык, он видел нас тогда. – Лайт попытался его успокоить.
- Да уж, с вами не соскучишься. – Прокомментировал Бог Смерти. – Пойду, пообщаюсь со следователями.
С этими словами, он улетел в потолок, где как раз располагались следователи. По крайней мере, можно было догадаться по их воплям, когда они снова увидели появившегося Рюука из пола.
- Знаешь, Рюдзаки, в больнице мне приснился сон, что я тебя убил, но… - Лайт сглотнул слюну, чтобы подавить противный комок в горле. - …Но в у меня в душе стало так пусто, что я заплакал. Это был страшный сон. Я понял, что теперь, даже если мне представится возможность убить тебя, то я этого не смогу сделать. Даже если от этого будет зависеть моя сохранение моей жизни.
Рюдзаки немного растерялся, услыхав такое от Лайта, и он просто не знал, как себя вести.
«Неужели мы действительно любим друг друга? - Рюдзаки уже не первый раз задавал себе этот вопрос, который сейчас его сильно мучил. – Или это просто какая-то одержимость?»
- Лайт, мне тоже приснилось, что ты умер у меня на глазах, и мне тоже было очень больно…
Губы L задрожали, и чтобы совсем не расклеиться, впился ими в уста Киры.
«Неужели наши мечты оказались фальшивыми?» - хором, про себя подумали парни.
Лайт хотел его обнять, но ремни не позволяли этого сделать. Тогда L обхватил его за талию, припав коленом о стул Лайта, между его ног.
Дыхание парней участилось, и L прижался к нему, сильно прогнувшись в спине. Лайт был очень холодным, т.к. в помещении было прохладно, и Рюдзаки хотелось его согреть своим теплом. Сейчас Кира казался простым мальчиком, который хочет любви и ласки, но его, как птичку держат в клетке, не позволяя летать на свободе.
Рюдзаки хотел прервать поцелуй, но Лайт не желал, чтобы он уходил, и целовал его еще более страстно. У Рюдзаки в груди все сжималось от боли. Причина этой боли было то, что Рюдзаки знал, что Лайта казнят, и чем больше он с ним находится, тем хуже ему становилось.
- Я не хочу, чтобы ты уходил… - Произнес Лайт, когда L все-таки отстранился от него.
- …! – Рюдзаки просто не знал, что ему делать с ним сейчас. Даже если он останется с ним здесь, то о чем им разговаривать? Или просто сидеть и молча пялиться друг на друга?
- Ты все равно сейчас будешь сидеть, и наблюдать за мной через мониторы, ведь так? Так какая разница, где находиться? – уговаривал его Лайт.
- Да, но… - Рюдзаки не мог ему противостоять в этом вопросе. - …Что я тут буду делать?
- Не знаю… но я хочу быть рядом с тобой… - Лайт вдруг сильно покраснел, и забегал глазами. – И мне бы хотелось… быть твоим…
- А?! Моим «что»?! – Рюдзаки подумал, что ослышался, но смотря на яойный румянец Лайта, понял, что не ошибся. – Ты что, с ума сошел?!!
Рюдзаки смутила и шокировала его просьба, тем более в такой ситуации, как эта.
- Хм… возможно у меня уже давно съехала крыша… - спокойно произнес рыжеволосый мальчик, закрыв глаза и ухмыльнувшись.
- … -
Ну, и что теперь мне, подскажите, со своим возлюбленным психопатом-серийным­-маньяком-извращенце­м-Кирой делать-то?
- Я не верю тебе, может ты убежать хочешь, откуда мне знать, что ты так не сделаешь? – этим вопросом скорей всего он хотел убедить самого себя.
- Можешь, не волноваться, по этому поводу, мне все равно идти некуда, к тому же моя тетрадь у тебя… - успокоил его Лайт, но, немного раздражаясь тому, что от него ждут подвоха. – Я уже, похоже, смирился со своей казнью, так что остаток жизни я хочу провести с тобой.
- … - слова о смерти терзали душу L больше, чем самого Лайта. – Как жаль, что ты Кира…
Грустно произнес L, нежно взяв за лицо Лайта, и заглянул в его глаза. Зрачки Киры были очень широкими из-за обезболивающего препарата, и казались такими глубокими и демоническими.
- Тебе грустно? – догадался Лайт. – Разве тебе не понравилось гоняться за Кирой? Лично я доволен тем, что моя жизнь не такая как у обычных людей, пусть и с плохим концом. Но лучше так, чем долгая и скучная жизнь, где ты только гайка из целой конструкции под названием «Общество».
- Хм… такова жизнь, все мы «гайки» - смиренно произнес L, усмиряя огромную высокомерность Лайта, поглаживая мальчика пальцами по лицу.
- Да, мы две гайки из огромной шестимиллиардной кучи бесполезных гаек. – Недовольно фыркнул Лайт, надув губки.
- Значит, ты хотел стать Богом этих гаек, и что бы ты сделал? – поинтересовался L, хотя он смутно догадывался.
- Убрал бы самые ржавые гайки, и построил новое общество. – Гордо произнес Лайт, мечтательно улыбнувшись.
Рюдзаки лишь тяжело вздохнул и покачал головой.
- А чтобы не было войн, я бы убрал границы, разве это плохо? – немного наивным голосом произнес Кира, словно не понимают его благих намерений.
- Дело не в этом… - ответил L, прислонившись своим лбом ко лбу Лайта. – Кажется, я тебя понял, но ты не признаешь этого даже самому себе.
- Хм, и в чем моя проблема? – Лайту стало интересно, о чем подумал L.
-Ты сам себе внушил, что делаешь добро, пытаясь построить идеальный мир без преступности. Но ты убиваешь людей, оправдывая себя высшей целью. Но настоящее твое желание – не построение идеального мира, а перестать быть гайкой общества. Ведь так? Тебя не волнуют жизни людей, но ты хочешь быть выше их. – Ответил Рюдзаки, словно опытный психолог, но свойственным только ему прямым тоном, не боясь обидеть человека. – Ты, даже под страхом смерти, доволен, и не жалеешь о происшедшем. А все потому, что разоблачив тебя, ты автоматически выходишь за рамки разумного, чего собственно и желала твоя сущностью Даже не создав идеальный мир, твоя душа ликует, т.к. по сути она добилась того, чего хотела. Короче, «идеальный мир» - это всего лишь твоя маска.
Лайт смотрел на L так, словно перед ним открыли Америку. Да, он и сам знал, что он слишком тщеславен и самонадеян, но он как-то не задумывался над тем, зачем ему «идеальный мир». Естественно ему хотелось им править, но он действительно считал себя благодетелем, но на самом деле…
- Ты считаешь себя освободителем, но по настоящему ты Дьявол, Лайт-кун. – Сделал Рюдзаки свой вывод, спокойным голосом, закрыв глаза, и почувствовал, как пальцы стали намокать от слез Лайта.
- Зачем? Зачем ты меня расстроил? – обиделся Лайт на горькую правду. – Даже если и так, то я ничего не смогу с собой поделать. Моя душа желает этого, даже если я буду противиться. Тогда, что я должен был сделать, чтобы быть счастливым?
- Это сложный вопрос… - Рюдзаки покосился на Лайта, открыв глаза, и вытирая его слезы.
Рюдзаки не любил, когда все считают, что он знает ответы на все вопросы.
- Но разве Дьявол может любить? – промурлыкал Кира, грустно улыбнувшись.
- А почему бы и нет? – вопросом на вопрос ответил L, тоже улыбнувшись…

0

9

Глава 16. Два бьющихся сердца в одной клетке.

- Хм… - задумался Рюук, глядя на свой расклад карт и на следователей. – Революшейн!
Рюук выложил свой козырь и посмотрел на недовольные лица людей.
- Ты снова выиграл! А ты точно не читаешь мысли? – расстроился Мацуда-сан, подозрительно косясь на Бога Смерти.
- Нет, конечно… - ответил Рюук, принимая красное яблоко в качестве Джек-пота.
- Ладно, в следующий раз победа будет моей! – оптимистично произнес Мацуда-сан, тасуя колоду карт.

***

Рюдзаки отвязал Лайта, прижимая его к себе. Кира, в свою очередь, не ловко обнял своего освободителя за шею. Его руки и ноги довольно отекли из-за скованности так, что Лайт даже не верил, что это его конечности.
Рюдзаки обсыпал шею парня поцелуями.
- Ммм… - Лайт запрокинул голову от удовольствия.
Его губы такие горячие… я хочу им отдаться без остатка. Ах, как бы хотелось умереть от этого в его руках. Да, я хочу умереть от его руки, только он этого достоин. Он это заслужил, даже если это причинит ему боль.
Лайт обвил его ногами за бедра, прижимаясь к нему.
- У нас еще много времени, так что можем не спешить. – Рюдзаки слегка пытался усмирить его пыл.

***

- Рюук, ты проиграл, чем делиться будешь? – ликовали детективы своей удачи.
- Хм… пожалуй, я вам кое-что расскажу… - задумался Бог Смерти, не имея при себе что-нибудь ценное. – Но для начала вопрос на засыпку: «Как вы думаете, чем сейчас занимается L?»
- Ну, дежурит вместо меня. – Ответил Аизава, не понимая, к чему он клонит.
- А вот и не угадал, он с Кирой – любовники. – Произнес Рюук.
- ЧЕЕЕЕЕЕЕГООООООООО?­!!!!!!!!! – следователи просто офигели от такой новости, и кинулись в комнату наблюдения.
И каково их было удивление, когда L действительно не было на месте. Вернее он был, но в мониторе телевизора.
- Не верю глазам! Они что, целуются?! – не мог понять Мацуда-сан, глядя в экран.
- Нет, знаешь, просто касаются губами друг друга… - огрызнулся Аизава-сан, поражаясь тупостью своего коллеги.
- Хорошо, что Ягами-сан в изоляторе с психологом, а то ему бы ему понадобился психиатр, увидев это! – заметил Укита. (Если помните, этого чела убила Миса, но в то время, когда я писала этот фанфик, то я ничего не знала про существование Мисы. Вот. – От авт.)
- Да, и еще, он придушил бы их обоих, и тогда никакая сила его остановить не смогла бы. – Добавил Мацуда.
- Что, прерывать их не будем? – спросил Укита.
- Зачем? Давайте лучше посмотрим. – Произнес Мацуда, как всегда со своим невинным выражением лица.
- ЧЕГО?! – Возмутились остальные.
- А когда ты еще увидишь такое своими глазами? А когда они закончат, тогда и поиздеваемся над ними. – Объяснил Мацуда свои коварные замыслы.
- О-о! Точно! А то L, да и Лайт часто нас подкалывали, теперь наша очередь. – Подхватил идею Укита-сан.
- ……………………. – Аизава от комментариев отказался, но в монитор уставился вместе с остальными.

***

Лайт лег животом на пол, перед этим сняв рубашку. Рюдзаки оседлал его сверху, отперевшись руками о его спину.
- Расслабься, ты весь напряжен… - произнес L, делая ему массаж, но не трогая больное плечо.
- Мммм… - промычал Лайт от удовольствия, чувствуя, как руки L сначала гладили его спину и здоровое плечо. И только потом его движения становились более глубокими и сильными.
Рюдзаки чувствовал, как сильно были напряженны мышцы его парня, особенно около шеи, но хорошо помассировав их, они расслабились. Ему нравилось гладить его кожу, она даже слегка покраснела от трения.
Лайт вздохнул, чувствуя, как будто вся его спина разом растаяла. Кроме того, его возбуждало само то, что Рюдзаки сидит на нем и гладит его.
Кире казалось, что он парит где-то в облаках. Его на столько увлекло это чувство, что он уже забыл, где он находится.
- Так лучше? – прошептал L в самое ухо Лайта, припав на него, придавив к полу.
- Да-а… - почти простонал Кира.
Рюдзаки улыбнулся, видя желание в голосе Лайта, и принялся целовать его шею и плечи. И заведя свою руку под живот рыжеволосого парня, а другую руку под грудь, ставя его на четвереньки, с упором на локтях и коленях. Сам L тоже был на коленях позади Лайта, целуя его спину, а руками борясь с его поясом на штанах. Опустив штаны и трусы с Лайта, L обхватил рукой его набухшую плоть.
- Нннмм… - простонал Лайт, невольно задвигав бедрами.
Эти стоны так сильно возбуждали L, что он тоже спустил свои штаны, и уперся своей горячей плотью в его попку.
Лайт впился ногтями в пол, пытаясь сдержаться и не кончить. Он получал огромное удовольствие оттого, что Рюдзаки терся между его ягодицами.
Ах, я больше не могу! Как сладка эта мука. Я не хочу этого прекращать, зная, что это последний раз, когда мы это делаем.
Лайт весь покрылся потом, но терпел. Рюдзаки был немного удивлен этим, ощущая, как парень уже был на пределе, но он сдерживался.
Но сам организм не вынес такого издевательства, и Лайт прогнулся в спине, задрожав в судороге.
- ААААХ! – громко простонал Кира, переводя дыхание.
Рюдзаки почувствовал, как член Лайта стал пульсировать и выплеснул в руку и на пол то, что накопилось внутри. L слегка отстранился, и испачканной рукой провел по желанной складке в попке, намереваясь использовать сперму, как смазку.
- Расслабься, все хорошо… - успокаивал его L, проникая в него указательным пальцем.
- Ах… мм… - Лайт пытался унять дрожь, приходя в себя после оргазма.
Проникнув пальцами поглубже, L принялся ими шевелить, расширяя проход. Это было приятно, и Лайту захотелось, чтобы он вошел в него.
- Ах, сделай это! – затребовал Кира. – Я хочу быть твоим!
- Хорошо… - сказал L, сглотнув слюну, ведь он тоже страшно хотел войти в него.
Тогда L провел головкой своего полового члена по его щели в попке, как бы дразня его. Обхватив Лайта за бедра руками, протиснул в него головку.
- Мммнн… а-а… - стонал Лайт, стараясь терпеть боль и наслаждение.
Рюдзаки вошел в него еще глубже и остановился, чтобы не причинять боль, ощущая всю тесноту внутри мальчика. Брюнет сделал глубокий выдох и склонился к Лайту, целуя его спину, войдя в него полностью.
- Аааа! Н-н… - вскрикнул Лайт от боли, стиснув зубы, и спившись в пол ногтями изо всех сил.
Рюдзаки даже малость перепугался, что мог повредить ему как-то.
- Лайт? – забеспокоился он, нежно обняв его одной рукой снизу, а другая его рука была на бедре мальчика.
- Все хорошо… не беспокойся… продолжай… - ответил ему Кира, прикусив свою нижнюю губу.
Тогда L принялся двигать бедрами, вырывая приятный для слуха стон из уст Лайта. Сам Кира ощущал, как его собственный член стал набухать и твердеть. Это заметил и L, почувствовав его рукой, которая покоилась под Лайтом. Рюдзаки обхватил плоть Лайта этой рукой, и принялся скользить ею по всей длине члена.
Рюдзаки ускорил ритм бедрами, задыхаясь от наслаждения. Это так захватило его, что он забыл, что Лайт является Кирой, и то, что они сейчас находятся в изоляторе.
Сейчас ты мой… я не скажу этого вслух, иначе ты можешь рассердиться. Но ты действительно мой! Твое сердце принадлежит мне, а мое – тебе. И прости меня… я не в силах тебя спасти… это был твой выбор…
Дыхание L участилось в предчувствии оргазма. Он простонал, и прижался к Лайту, сотрясаясь от наступившего оргазма. Кира ощущал, как плоть Рюдзаки пульсировала внутри него, и по ногам потекла теплая жидкость.
Выйдя из Лайта, L сел на пол, потянув за собой парня, усаживая его между своих ног, и крепко-крепко обнял его со спины, уткнувшись в его здоровое плечо. Кира запрокинул голову, ощущая биение его сердца. Оно билось так сильно, что Лайт заметил, как кончики его черных волос на голове вздрагивали в такт его сердца. Сложив голову на его плечо, Лайт ощущал, как оно опускалось и поднималось при дыхании. Парень закрыл глаза, когда губы L, коснулись его шеи, а руки сжимали еще крепче, словно охотник, поймавший свою добычу.
Развернув Лайта к себе лицом, L поцеловал его в губы. Лайт хотел обнять его, но Рюдзаки прижал его руки к туловищу за плечи. Язык L ворвался в рот Лайта, как грабитель в банк, неожиданно и ярко. Кира действительно почувствовал себя заложником в его руках. Но ему это нравилось.
Разняв поцелуй, L заглянул в его глаза. Кира, в свою очередь глядел на него. Рюдзаки казался таким взрослым, когда он так сосредоточенно смотрел на него, и Лайт почувствовал себя ребенком в его объятиях. Рюдзаки заметил, как Кира напрягся, а на щеках появился румянец. Губы мальчика же были приоткрыты и приобрели ярко-красный оттенок.
- Ты такой красивый, когда смущаешься… - искренне произнес L, целуя его в щеку, глаз, бровь…
От этих слов, Лайт покраснел еще больше, почувствовав себя водичкой, которую разлили, и она просто растекается во все стороны.
Поцелуи L опускались все ниже и ниже… шея, плечи, грудь… Лайт даже не заметил, как его кладут спиной на пол. Губы Рюдзаки опускались все ниже и ниже, к все еще стоящей плоти Лайта. Высунув свой язык, L провел им вдоль стержня члена. Кира аж вспотел, осознав, что с ним вытворяют там внизу. Но было уже поздно, Рюдзаки уже открыл свой рот и пропустил во внутрь сначала головку, а потом и весь член, придерживая его рукой снизу.
Лайту ничего не оставалось, как закрыть глаза, и получать неземное удовольствие от его губ и рук.
- Ах… аааннх… - вырвался стон из губ Лайта, бесстыдно двигая бедрами.
Лайт хотел выкрикнуть его имя, но прикусив губу не стал. Ему хотелось прокричать его настоящее имя, которого он естественно не знал, и это являлось тайной за семью печатями.
Рюдзаки ускорил движения, и когда понял, что Лайт вот-вот взорвется, вытащил член изо рта, но продолжал его гладить рукой. А сам склонился над Лайтом. Желая видеть его лицо во время оргазма.
Кира понял его желание, но он не хотел этого. Лайт смущался, думая, что будет выглядеть глупо. Тогда Кира закрыл глаза и повернул голову на бок.
Но L взял его за подбородок свободной рукой, и повернул к себе лицом.
- Посмотри на меня… не бойся… - уговаривал его L.
Лайту показалось, что эти слова произнеслись у него в голове, как в рассказах про телепатов. Он широко открыл глаза, глядя L прямо в его черные глаза. Рюдзаки смог прочесть в них недоумение, неловкость и немного страха.
Дыхание Лайта было прерывистым, и L ощутил, как парень от оргазма забился в конвульсиях. Они не могли отвести взгляда друг от друга, но Кира не мог вынести этого. Ему казалось, сто в глаза прошли спицы, и попали прямо в череп, а из глаз потекли слезы.
Рюдзаки не считал себя садистом, но это зрелище было незабываемым. Он провел ладонью по животу и груди Лайта, размазывая то, что изверглось наружу. Лайт немного успокоился, и протянув руки, обнял L, прижимая его к себе. Рюдзаки послушно лег на него, не боясь придавить своего мальчика. Они просто лежали и наслаждались друг другом, и пролежали бы еще довольно долго, пока вдруг не раздался чей-то голос из микрофона:
- БУУУУУУУУУ! А мы все видели…
Рюдзаки и Лайт еще в полудреме, подскочили как ужаленные, ударившись лбами.
- Да не дергайтесь так, мы никому не скажем. – Раздался голос Мацуды.
Рюдзаки и Лайт узнали их голоса, и покраснели от стыда. Рюдзаки поднял голову вверг, глядя прямо в камеры.
- Как вам не стыдно подглядывать! – возмутился L, пытаясь надавить на совесть. – Могли бы промолчать тогда…
- Стыдно нам?! Это вам должно быть стыдно! – Теперь возмутился Мацуда. – Соблазнить Киру и разоблачить его, это так коварно…
- … -Рюдзаки решил оставить этот разговор без комментариев.
- Рюук, ты ведь там? – догадался Лайт, потирая заболевший лоб, и метая молнии из глаз от злости.
В микрофон послышался смешок, характерный только для Бога Смерти, от чего и L и Лайт недовольно уставились в камеру.
- Это твоих рук дело? – вспылил Лайт, одеваясь.
- А что сразу я?! – оправдывался Рюук. – Я тут вообще не причем.
Рюдзаки тоже одевался, но молча, не веря Богу Смерти.
- Ладно, мы не будем вам мешать. – Произнес кто-то из следователей, и выключил камеры и микрофон.
Рюдзаки стоял за металлическим креслом, на котором сидел Лайт, и облокотился о его холодную спинку. По его глазам Кира понял, что L хочет его обратно пристегнуть ремнями.
- А может не надо? – воспротивился Лайт, покачав головой. – Я все равно не убегу…
Тогда Рюдзаки сурово на него посмотрел, не принимая его желание.
- Не хочешь добровольно, привяжу силой. – С холодом в глазах и голосе, произнес L.
Лайт готов был провалиться сквозь землю от такого холодного заявления, после всего, что было между ними. От обиды даже мурашки пробежали по коже.
Когда Лайт подходил к креслу, то L заметил, как мальчик изменился в лице, побледнев и расстроившись. Когда парень сел, Рюдзаки обошел его с боку, чтобы привязать руки ремнями. Лайт сидел смирно и наблюдал за ним, его терзало какое-то мучительное чувство, словно после предательства.
Рюдзаки заметил, как руки Лайта напряглись, но закончив с ремнями, он поднял глаза на Киру. Тот смотрел на него, как на предателя – с болью в сердце.
Рюдзаки ничего не мог с этим поделать. Он привык рассматривать чувства, как что-то не нужное, мешающее работать. Но раньше это были какие-то мелкие «не нужные» чувства, а сейчас его одолела «не нужная» одержимая любовь. Вот именно, L считал, что любить Киру не то, что не нужно, а категорически опасно.
Это… это так трудно… отправлять на смерть того, кого любишь всем сердцем. Так трудно и тяжело отказаться от этой любви, но еще тяжелее бороться за нее. Он смотрит на меня толи с ненавистью, толи с надеждой. Никогда бы не подумал, что мне придется сражаться не только с Кирой, но и с самим собой. Но я слишком упрям, я решил, что накажу Киру, значит так и сделаю, даже если от этого мне будет только хуже.
Возможно, наедине мы в последний раз сегодня. Я не хочу его покидать, но я уйду.
- Не уходи… - почти умоляюще просил Лайт, словно прочитав его мысли.
- Я уже пробыл с тобой довольно долго. – Рюдзаки пытался ответиль как можно холоднее.
- Нет… не уходи… - почти с отчаянием произнес Лайт, осипшим голосом.
Лайт не хотел оставаться без него. Он не хотел верить в его холод, думая об этом, Лайту становилось страшно, и на глазах навернулись слезы.
- Прости… – извинился L, и легонько поцеловав его по горячим губам, стал удаляться к двери.
Губы Лайта задрожали от вида удаляющегося L.
- НЕ БРОСАЙ МЕНЯ!!! – прокричал Лайт, завертевшись по противно холодному креслу. – Мне страшно…
Рюдзаки остановился, но не обернулся, боясь, что если он это сделает, то точно не сможет уйти.
Лайт хотел остановить поток слез, так как он не любил их показывать, даже L. Он немного покраснел, т. к. его руки были привязаны, и он естественно не мог этого сделать.
Рюдзаки услышал подавленный плачь и все же развернулся, чтобы посмотреть на Лайта. Руки и колени L затряслись в нервной дрожи, казалось, что ему приходится бросать что-то родное и маленькое, и оно сейчас плачет перед одиночеством и смертью. Рюдзаки смотрел на него, и его мучили противоречивые чувства, которым он не мог дать названия.
Через большую силу воли, L все таки ушел, закрыв за собой дверь, не сказав ни слова. Он знал, что так нужно, но его не покидало чувство большой ошибки в своей жизни. Парень шел по коридорам, не думая, куда он идет, и зачем. Он просто шел, а перед глазами все еще было умоляющее лицо Лайта, и его голос.
Рюдзаки стало так плохо и тяжело на душе, что ему хотелось просто полежать и провалиться в глубокий сон. Дойдя до комнаты наблюдения, L вошел, но никого из детективов он не обнаружил. Хотя ему было плевать, где они и чем занимаются, Рюдзаки просто лег на диван, пытаясь усмирить неприятные чувства, и все как следует проанализировать.
Парень закрыл глаза, и вдруг почувствовал на себе чью-то неприятную тень. Рюдзаки открыл глаза, и увидел склонившегося над ним Рюука.
- Ай! – Рюдзаки подскочил, и сел на диване, не ожидав увидеть это чудовище так близко. – Почему ты не с Лайтом?
Не пугайся так, я не кусаюсь. – Обиделся Бог Смерти на реакцию L. – А к Лайту я уже заглянул, но решил его пока оставить наедине со своими мыслями…
- И ты решил пообщаться со мной? – Догадался L. – Прости, но я тоже хочу остаться один на один со своими тараканами в голове…
- Значит, тебя беспокоит судьба Лайта… - Рюук, похоже, не собирался покидать его так быстро.
- Не сыпь мне соль на рану, пойди еще с кем-нибудь пообщайся, кто тебя видит… - Рюдзаки уговаривал его уйти.
- Хе-хе… Лайт по началу тебя просто ненавидел, как же у вас все быстро меняется… - заметил Рюук, все еще стоя над душой у L.
- Хм… тебе Лайт много чего рассказывает о себе? – вдруг спросил Рюдзаки, решив докопаться до Рюука, чтобы тот сам ушел.
- Нуу… как бы так сказать, я просто постоянно рядом с ним нахожусь, и общаюсь естественно, так что я о нем много чего знаю, вплоть до его любимой зубной пасты… - Ответил Рюук. – А что?
- Вы очень близки? – спросил L, внимательно наблюдая за реакцией Бога Смерти.
- …!!! – Рюук понял, к чему клонит L, но он не любил подобные вопросы в свой адрес. – Ну, достаточно…
- Достаточно, для чего? – напирал L, хотя говорил он совершенно непринужденно.
- … - Рюук теперь понимал, почему Лайт по началу так бесился, когда L допрашивал его. – А ты ревнуешь?
- Нет… я даже не думал об этом… - Рюдзаки вдруг задумался о таком чувстве, как ревность. Но, к счастью, он не был наделен такой способностью. – А что ты к нему чувствуешь, или Богам Смерти все равно?
Рюук вспомнил, что подобный вопрос ему задавал Лайт.
- По началу, я просто наблюдал за происходящим вокруг него, не вмешиваясь, как просмотр увлекательного фильма… - честно признавался Рюук. - …Но после того случая я почувствовал… хм… ответственность что ли, перед ним…
Рюук пытался дать оценку своим чувствам.
- А ты разве не чувствуешь какой-то ответственности? – С наивной заинтересованностью­ спросил Рюук, забыв про скромность.
- Я? – Рюдзаки задумался, вспоминая как, захлопнув дверь, ушел от Лайта. – Я… я поступил безответственно, оставив его там одного?
- Возможно… - ответил Рюук.
Рюдзаки снова лег на диван, повернувшись к спинке дивана лицом, чувствуя, как появляется ком в горле.
- Ладно, пока. Я пойду к Лайту, а то он, наверное забыл, как я выгляжу… - улыбнувшись, подшутил Рюук, и исчез в полу, не дожидаясь ответа. Хотя такого вряд ли забудешь, если увидишь.
Когда все стихло, L закрыл глаза рукой, вытирая промокшие глаза.
Лайт… прости меня, я не хочу, чтобы тебе было больно. Я не хотел тебя там бросать. Мне так плохо от этого. О Боже! Что я делаю? Я хороню свою любовь. Я никогда не забуду его глаза, они навсегда оставили ожог в моей памяти…

***

Рюук спустился с потолка в свой излюбленный темный угол. В кресле он разглядел силуэт Лайта, и тихо подошел к нему. Присмотревшись, Рюук заметил, что глаза парня были приоткрыты, и смотрели в пустоту. На щеках остались влажные дорожки, а губы были приоткрыты, т.к. нос у него был заложен.
- Лайт? – Рюук хотел привлечь его внимание, но тот не реагировал на него.
- Хм… - Рюук вспомнил лицо Лайта, когда у того была температура, и решил прикоснуться к его лицу и лбу.
Парень действительно был горячим. Лайт сглотнул слюну, поднял глаза на Рюука.
- Хреново выглядишь… но красиво… - Произнес Рюук, вытирая слезы с лица парня.
- Скажи мне, я смог чего-то достичь в этой жизни? – вдруг спросил Лайт.
- Нууу… ты убил кучу преступников, тем самым спас жизнь многих людей, которых они могли убить, или отнял желание убивать, у тех, кто собирался это сделать, боясь твоего наказания – это уже достижение. – Вспоминал Рюук, убрав свои руки от парня. – Кроме того, ты влюбил в себя L, а это что-то невозможное, ну, и соблазнил Бога Смерти, тем самым совершив что-то из рода фантастики. Да и обеспечил себе загробную карьеру Бога Смерти… или тебя что-то не устраивает?
- Я пожить еще хочу… - честно ответил Лайт.
- Естественно, а кто не хочет? – ответил Рюук.
Лайт снова замолчал, обдумывая свое будущее.
Тогда Рюук сложил свою голову и руки на колени мальчика, сев рядом с ним.
- Ты не против, если я побуду так немного… - спросил разрешения Бог Смерти.
- … - Лайт опустил свой взгляд на него, и кивнул. – Нет, не против…

0

10

Глава 17. Судный день.

Наступил день, а Лайт так и не сомкнул глаз, хотя ему показалось, что пробыл здесь целую вечность. Он успел подумать обо всем на свете, особенно о L, и кое-что придумал, но это пока секрет. Правда самому L это вряд ли понравится, даже напротив, он может рассердиться, и подумает, что Лайт так хочет отомстить. Но Лайт это сделает не ради мести, а потому что он этого сам желает.
Сегодня суд, и дверь камеры отворилась. Охранники развязали парня, и надев наручники куда-то повели.
Сознание Лайта было затуманено, и он просто шел за ними неуверенными шагами. Его ноги так затекли, что он не чувствовал земли под ногами. Они вошли в помещение, которое было огромным. На стульях за столами сидели представители ООН, но Лайту было плевать на все. Их голоса казались такими отдаленными, будто загробные. Кира вдруг вспомнил, как Рюук прокатил его под небесами на крыльях. Тогда шум города ему казался таким же отдаленным.
Проходя к небольшой клетке, внутри которой была скамья и стол, похожий на школьную парту. Это было его место.
На мгновение Лайт ощутил на себе чей-то пристальный взгляд. Да, этот взгляд он узнал бы из тысячи. Именно эти глаза за ним наблюдали так долго, на протяжении всего расследования по делу Киры. Парень остановился и посмотрел налево. Так и есть, там сидел за столом L, только не в своей излюбленной позе, нормально, немного сутулившись. Руки его были на столе, а глаза будто сканировали Лайта. Рядом с L сидел Ягами-сан. Мужчина был очень уставшим и не побритым. Его глаза смотрели сквозь сына. Хотя заседание было закрытым от простых граждан, но рядом с отцом сидела плачущая мать и сестра Лайта.
- Братик! Я все равно тебя люблю! – Выкрикнула Саю, дрожащим голосом от слез.
Лайт хотел бы ей что-то ответить, т.к. он ее давно не видел, но охрана грубо его толкнула в клетку.
- Не толкайте его! – Возмутилась и разозлилась Саю, встав со стола, но рядом сидящий Аизава-сан, схватив ее за плечо, усадил на место, что-то пробормотав ей.
«Такой вспыльчивый характер, как у Лайта… - заметил L. – И оба они в Ягами-сана».
Лайт сел на скамью, и услышал стук молотка судьи, который просил тишины. Справой стороны в метре от судьи за отдельным стоиком сидел адвокат Лайта.
Кира очень удивился такому счастью, но парень знал, что ничем он ему помочь не сможет.
Суд был в самом разгаре, но Кира уже ничего не слушал, он просто сидел и ждал, когда это все закончится, уставившись в одну точку на столе. У Лайта закружилась голова, и он ощущал жар во всем теле. В той камере было так холодно, что он немного заболел, но он не чувствовал боли. Его просто, словно качало по волнам из стороны в сторону.
- Но он же еще не совершеннолетний для казни! – Прозвучал чей-то протестующий голос в защиту Лайта, от чего парень немного вздрогнул.
- Нет такого закона, где бы говорилось, что нельзя использовать сверхспособности для преступлений. Нет закона – нет и преступления. – Раздался еще один протестующий голос.
Лайт даже забыл, что они договорились утаить сведения о Тетради Смерти, но этот возглас заставил это вспомнить.
Все казалось таким смутным и обрывочным. Посмотрев на зал, изображение казалось искаженным, как в старом телевизоре. Лайт снова закрыл глаза, даже не пытаясь вникнуть в процесс суда. Через некоторое время, Лайта оглушил стук молотка по столу, и судья объявил перерыв для решения приговора.
В кровь брызнул адреналин от слова «приговор», заставив его немного очухаться. Это было страшное слово, не смотря на то, что все окружающее он воспринимал как комедию в пьесе с кучей актеров.
- Лайт! – прозвучал голос L, забыв добавить суффикс «-кун», и подошел к клетке. – Ты как? Тебе плохо?
- Все нормально… - соврал Лайт.
- Ты за три с половиной часа даже не шелохнулся. Ты точно в порядке? – беспокоился L.
- Три часа?! – удивился Лайт.
- Ты ничего не слушал?! – теперь удивился L.
Здесь решается вопрос жизни и смерти, а он ничего не слушал.
- Может, стоит позвать доктора? – спросил Рюдзаки, ухватившись руками за решетки.
Лайт на него недовольно покосился.
- Это мне напоминает о запрете на последнюю сигарету перед казнью, т.к. это вредно для здоровья. – Пошутил Лайт, тихо улыбнувшись.
- Рюук, стукни его, вместо меня… - немного рассердился L.
- Рукоприкладство преследуется законом… - парировал Лайт.
Возникла пауза. Лайт подумал, что охрана к нему пропустила только L, хотя отец тоже мог подойти, но он, похоже, не горел желанием.
- Рюдзаки…
- Что? – сразу отозвался тот.
- Чтобы не случилось, не сердись на меня. – Попросил Лайт.
- Уже ничего не может случиться. – Пессимистично ответил L.
Лайт ему ответил тихой загадочной улыбкой так, что L понял, что парень что-то задумал.
- Эй, Лайт, только без глупостей. Хорошо? – забеспокоился L, вытаращив на него невероятно большие глаза.
- Да без проблем. – Слишком просто отозвался Кира, но L это не успокоило.
Тогда Рюдзаки только вздохнул и ушел.
«Наверное, он обиделся на меня за вчерашнее…» - подумалось L.
Лайт смотрел ему вслед, пока тот не скрылся из виду. Сложив руки на стол, Лайт сложил на них голову, и закрыл глаза.
Как же мне все надоело… так хочется спать…
Через час все сели на свои места, и снова застучал молоток судьи, от шума которого Лайт проснулся. Подняв голову, он осмотрелся по сторонам, и спросонья, не сразу понял, где он находится.
- Подсудимый встаньте! – Приказал голос судьи.
Лайт подчинился, но делал это медленно. Он почувствовал, как кровь отлила с лица, а в глазах замелькали зеленые круги. Но мальчик сделал вид, что все в порядке, и гордо ждал приговора.
- Ягами Лайт-кун, суд объявляет вас виновным в преступлениях против человечества и лишения жизни тысяч людей. Члены ООН разрешили вашу казнь, несмотря на то, что вы еще не достигли совершеннолетнего возраста. Вам отказано в эпиляции, но разрешено дать право на выбор вида казни. – Объявил судья, лично обращаясь к Лайту.
Кто-то из зала даже ахнул. Рюдзаки же не отрывая глаз, глядел на Киру.
- Что же вы выберете, молодой человек? – уже не таким грозным и официальным тоном заговорил судья.
- Прошу казнить меня через смертельную инъекцию, и прошу суд, чтобы моим палачом был L! – Ясно и точно произнес Лайт, глядя судье прямо в глаза.
От такого заявления L опешил, и даже не заметил, как встал из-за стула:
- Протестую! Не хочу брать грех на душу – это мое право! – Рюдзаки уже сам не понимал, что несет.
- О чем ты говоришь? У самого-то скелеты в шкафу, а может за домом целое кладбище? – цинично заметил Лайт, бросив на него холодный взгляд.
- Тишина! – громко произнес судья, ударяя молотком. – Я думаю, L, вам выпала большая честь стать его палачом, а то тут уже большая очередь, так что не скромничайте. ВЫ заслужили это, благодаря вашей работе, разве вы не грозились его казнить? Это будет справедливо.
- …! – Рюдзаки был просто в шоке, и в недоумении, чтобы что-либо сказать.
Лайт – это единственный человек, который приводит его мысли в хаос, не позволяя найти нужный алгоритм. А когда он все же выстраивается, то оказывается не верным, и снова все распадается. Компьютер бы уже давно завис, что собственно и сделал L. Остается только перезагрузиться, и проверить, где были допущены ошибки.
- Суд принимает решение Ягами Лайта о казни через инъекцию от руки L. Казнь состоится в срочном порядке завтра в 12:00, из-за неизвестной природы психических способностей. Спасибо за внимание, заседание закончено. – Объявил судья, и все встали.
Рюдзаки посмотрел на вдруг повеселевшего Лайта, и его настигла страшная догадка, и неудержимая ярость. Рюдзаки прорывался через уходящую толпу людей к Лайту. Охранники уже открыли клетку, пропуская Лайта, а L целенаправленно и уверенно спешил к ним.
- Лайт! – не своим голосом вырвалось у L, схватив парня за грудки, чем очень удивил охрану. – Ты специально это задумал?!
- Эй-эй! – растерялся охранник, растаскивая парней друг от друга. – У вас еще будет время его убить.
Лайт и так себя плохо чувствовал, а после такой встряски у него опять все в глазах потемнело. Рюдзаки заметил, как парня пошатнуло в сторону, кроме того, дыхание Лайта было частым, а на лице румянец из-за высокой температуры.
- Когда отведете, пригласите к нему врача. – Приказал L охранникам.
Кире снова все голоса показались такими отдаленными, и на все тело навалилась дикая слабость. Затем он услышал обеспокоенный голос L, и почувствовал удар… об пол. Это было последнее, что он ощутил.
- А-а, ему плохо! Скорее врача! – Рюдзаки звал о помощи, склонившись к потерявшему сознание Лайту.
Те, кто остались в помещении, с интересом наблюдали за происходящим.
- Лайт! – раздался голос девочки. Это была Саю, которая в подпрыгивая прискакала к брату, и села на колени рядом с ним, теребя его за волосы. – Братик!
Но охранники оттащили ее за подмышки, не смотря на то, что девочка кричала, и отбивалась ногами и руками. Послышался звук падения, и чьи-то испуганные голоса из толпы:
- Женщина, она потеряла сознание!
- Мама!!! – Завопила Саю, и вырвалась из рук мужчины, но побежала она не к маме, а к L, толкнув его с такой силой, что тот упал, припав на колено.
- Это все из-за тебя! – с ненавистью, прокричала Саю, удивляя всех окружающих, и схватив ошарашенного L за волосы, принялась тянуть на себя.
Бедный брюнет опешил, не ожидавший нападения, и такой силы у подростка. Как только, он хотел что-то предпринять, как у Саю подбежал Суитиро-сан, и стал оттаскивать свою дочь.
- Прекрати, сейчас же!!! – Воскликнул отец, резко подняв ее в свои руки. Но девочка успела отодрать клок волос с головы L.
- Я ненавижу тебя! – Саю была вне себя от ярости. – Из-за тебя мой брат умрет! Из-за тебя моя мама сейчас лежит без чувств! Это все ты виноват! Не думай, что, убив Киру, ты совершил правосудие! Это тоже убийство! Я проклинаю тебя! Проклинаю!!! Что б ты сдох, и горел в Аду!!! Что б Лайт тебе там надрал задницу!
Рюдзаки просто глох от ее проклятий в свой адрес. Он встал и наблюдал, как Ягами-сан закинул девочку на свое плечо, и уносил прочь с глаз публики. В руках девчушка сжимала содранные волосы L, да так сильно, что костяшки пальцев побелели.
- ВАУУУУУ! Прям семейка Адамс какая-то… - заметил Рюук, наблюдая за девочкой. – Сын мечтает об утопии, убивая людей Тетрадью Смерти, злобно смеясь вместе с Богом Смерти. Отец-психопат, который пуляет из пушки на лево и направо, а дочь собирает скальпы, чтобы наводить порчу и проклятия. А мать в свою очередь, все плачет и теряет сознания, чем не гот?
- … - Рюдзаки лишь почесал болезненную кожу на голове, тяжело вздохнув.

0

11

Глава 18. Примирение.

Рюдзаки сидел вечером в комнате наблюдения. От врача он услышал, что Лайт немного приболел из-за переутомления, раны, недосыпания и стресса.
Рюдзаки зевнул, и посмотрел на экран. Лайт лежал пристегнутый к кровати, лежа на спине.
Да, когда-то я хотел быть твоим палачом, еще до нашей встречи. Интересно, это просто твое желание, или месть мне?
На экране показалось, как открылась дверь, и в помещение вошел Ягами-сан.
- А?! – удивился и даже немного испугался L.
У Лайта была такая же реакция при виде отца.
- Прости, пап, но роль Дездемоны я уже играл. – Цинично заметил Лайт, активно шевелясь по кровати.
- Нет, я не ругаться сюда пришел, и не убивать тебя. – Спокойно произнес мужчина.
- Спасибо, ты продлил мою жизнь еще на 16 часов. – Успокоился Лайт.
- Не говори так!!! – обиделся Ягами-сан, но тут же замолчал.
- … - Лайт решил его больше не раздражать, дабы не получать лишних синяков, и потом умереть красивым.
С пол минуты они просто смотрели друг на друга. Затем Ягами-сан вздохнул, и присел на кровать к Лайту, поникнув головой.
- Скажи мне, где я ошибся, когда воспитывал тебя? – спокойно спросил мужчина, не глядя на сына.
- Ты здесь ни причем, папа, я сам такой стал. – Ответил Лайт. – Так что не вини себя, лучше приглядывай за Саю и мамой, когда… когда меня не станет.
Суитиро-сан стиснул кулаки.
- Зачем?! Зачем ты это сделал?! – не выдержал мужчина, произнеся сквозь зубы.
- Хм… - Лайт посмотрел в глаза обеспокоенного отца. – Такому хорошему человеку, как ты, не понять такого плохого человека, как я.
- …?!
- Прости, человеку всегда мало, несмотря на высокое влияние, кучу денег, все это было как-то обыденно и скучно. Мне надоело быть самым лучшим учеником, лучшим братом, лучшим сыном и т.п. – Пытался объяснить Лайт, без особой надежды на понимание. – Я счастлив тому, что обрел Тетрадь Смерти, она разнообразила мои серые будни. Я не жалею об этом.
- …! – мужчина не смог что-либо сказать и убедить, что Лайт не прав, поступив таким образом.
Закрыв глаза, Суитиро-сан вспомнил Лайта, когда тот был совсем маленьким, лет пяти. Тогда он счастливо улыбался, и протягивал свои маленькие ручки, чтобы отец поднял его на руки. Это было беззаботное детство, и Ягами-сан не хотел верить, что такое невинное дитя выросло в безжалостного убийцу, не желающий раскаяться даже перед смертью, гордясь этим.
«Но это все равно мой ребенок, пусть и убийца!» - подумал несчастный отец, и на удивление Лайта, обнял парнишку.
- Э-э… - Лайт почувствовал его тяжесть на себе. Глаза Киры были похожи, как у совы, которую вытащили из дупла в солнечный день.
- Даже, если тебе наплевать на своих родителей, все равно знай, что я и мама любим тебя, даже таким. – Произнес мужчина, прижимаясь к сыну еще крепче, зная, что это их последнее объятие.
Лайт уже не мог дышать, но уже не оттого, что его крепко обняли, а из-за какого-то невидимого удара по чувствам и сердцу.
- Нет… - Лайт сглотнул слюну, чтобы подавить колючий ком в горле. – Мне не все равно…
Голос Киры задрожал, и он замолчал на мгновение. Отец слегка отстранился, и посмотрел сыну в глаза. Лайт хотел протянуть к нему руки, но они были связаны, и послышался лишь звук натянувшихся ремней.
- Хорошо, парень, я обещаю, что не сойду с ума, и буду заботиться о маме и Саю, пока не умру. – Взбодрился мужчина, и встал с кровати.
- Да… это правильное решение… - еле-еле сдерживая слезы, проговорил Лайт.
- Ладно… я пожалуй, пойду. – Произнес Ягами сан, потрепав парня за волосы, словно они еще встретятся. – И… п-прощай, мальчик мой…
С этими словами отец ушел.
Лайту стало так грустно, и ему уже смиренному со своей казнью, вдруг захотелось жить, как никогда в жизни. И не ради себя, а ради отца и матери, ради сестры… Лайт не мог остановить поток слез, из-за пронзаемой боли в груди…
Почему так больно? Что мне не дает спокойно умереть? Хотя мне и сейчас не верится в свою казнь, наверное, потому что молодым людям кажется все бессмертным. Что мама и папа вечно будут с тобой, сестра будет все такая же маленькая, а слова о смерти – это что-то отдаленное, к нам не относящиеся.
Рюдзаки, сидящий за монитором, наблюдал за Лайтом, и даже не заметил, как уронил конфетку на пол. Ему стало не по себе, видя слезы Лайта, и L захотелось прижать его к себе крепко-крепко, и выдавить печаль из него.
« Но он еще больше расстроится, когда увидит меня… - не весело подумал L, - …но, мой возлюбленный сейчас плачет…»
Но Рюдзаки кое-чему научился от Лайта – это принятие безумных решений. И L, сломы голову, побежал к нему, руководствуясь только своими чувствами.
Лайт услышал, нет… даже почувствовал, что что-то приближается. Дверь с шумом открылась, и на пороге появилось «оно» - с большими глазами и взъерошенными волосами. «Оно» кинулось к Лайту. Если бы Кира не был привязан, то вскочил бы с кровати и оборонялся в углу.
- Лайт… - Рюдзаки обхватил его лицо руками, трогая влажные дорожки. Теперь Лайт понял, почему «оно» прибежало, вспомнив, что тут находятся камеры наблюдения.
- Мне не нужна твоя жалос… -не успел рассердиться Лайт, как Рюдзаки прервал его поцелуем.
«Сладко…» - подумалось Лайту, подчиняясь его губам.
Мы смертельные враги, но когда дело касается любви, то и я и L становимся бессильны перед этим горячим чувством. Это похоже на помешательство, но мы ничего с этим не можем поделать. Вот так всегда, когда нам нечего сказать друг другу, или мы сильно ругаемся, достаточно одного поцелуя, и все уже не имеет значения. Но эта роковая любовь, итог которой – смерть одной из сторон…
Рюдзаки руками буквально впился в него, не думая, что возможно причиняет ему физическую боль.
Лайт-кун… я хочу, чтобы время умерло вот так. Но вместо этого я должен убить тебя своими руками. Я не верю, что твое сердце остановится, и пульс перестанет биться в твоих жилах. Я не хочу верить, что ты исчезнешь навсегда, и что я смогу видеть тебя только на безжизненных фотографиях, где нет нас вдвоем.
Лайт почувствовал, как что-то влажное скатилось по его щеке, но это была не его слеза.
- Ты плачешь? – Лайт прервал поцелуй, глядя на L.
Тот удивленно вытер свои глаза и посмотрел на руки, не веря своим глазам.
- Прости… мне так грустно… - спокойно извинился L. - …Я не должен был сюда приходить…
- Все в порядке… Только не вламывайся так, я уж подумал, что конец света наступил. – Попросил его Лайт.
- … - Рюдзаки лишь улыбнулся. – Ладно, мне пора…
Рюдзаки на последок осторожно поцеловал его в глазик, и неохотно удалился.
- Встретимся на казни… - произнес Лайт ему вслед.
- Да…
Рюдзаки вернулся на место. Ему казалось, что разум по капле покидает его, оставляя место безумию.
Завтрашняя казнь еще долго мне будет сниться в кошмарных снах…

0

12

Глава 19. Планы в корне меняются.

Лайт проснулся оттого, что его рука сильно затекла. Пошевелить ею не получилось, из-за чего-то тяжелого сверху. Парень открыл глаза и очень удивился, обнаружив спящего L на своей руке. Рюдзаки сидел на стуле (видимо за ранее принес), а руки и голову сложил на кровать, придавив руку Лайта.
Лайт видел его спящим второй раз в жизни, так что было на что посмотреть. Лицо L выражало спокойствие, но по чертам можно определить, что он старше Лайта.
Кира не хотел его будить, ему нравилось просто, вот так глядеть на него. Приподняв пальцы, Лайт мог коснуться черных волос на голове парня. Они были мягкие и гладкие, а ближе к корням теплые. Лайт принялся играть с ними, то перебирая между пальцами, то накручивая на один палец.
Через малюсенькое решетчатое окно, пробивались лучики солнца, что говорило о наступившем утре. За окном пери птички, и звучал шум колес проезжающих мимо машин.
«Неужели, это последнее утро в моей жизни?» - задумался Лайт, и почувствовал, как L зашевелился.
- Ммм… - Рюдзаки нахмурился и открыл глаза, которые пытались сфокусироваться на лице Лайта.
- Спишь на работе, котеночек. – Обозвал его Лайт, но получилось это мягко.
- … - Рюдзаки ничего ему не ответил на это, а лишь выпрямился на стуле, сладко потягиваясь. Затем он серьезно уставился на Лайта, рассматривая его.
- Тебе не надоело сутками смотреть на меня? – удивлялся Лайт его терпению, как у рептилии.
- Если нужно, то готов целую вечность наблюдать за тобой. – Съязвил L, ехидно улыбнувшись, глядя Лайту прямо в глаза.
- Вечность? Это слишком громко сказано… - засомневался Лайт. – А что, если я за тобой буду наблюдать, когда стану Богом Смерти?
- ТЫ СТАНЕШЬ БОГОМ СМЕРТИ?! – испуганно воскликнул L, чуть не упав со стула. – Такое разве возможно?!
- Да, у меня есть все шансы на такую должность. Практически, я уже им стал еще при жизни, кода вписал имена в Тетрадь Смерти. По крайней мере, это мне сказал Рюук, остается только мое согласие. – В нем снова заговорил Кира, довольно сверкнув глазами.
- Ты погубил свою жизнь, так не губи свою душу хотя бы! Хочешь стать таким как он?! – сильно возмутился L, указывая рукой на рядом стоящего Рюука.
- Ну… - Лайт оценивающе глянул на Бога смерти. – Это мелочи загробной жизни, я не боюсь потерять свою внешность.
- Но возможно, приобретенной силы Лайта от Тетради хватит и на то, чтобы сохранить свою внешность. – Произнес Рюук, который долго молчал. – Обычно, все становились Богами Смерти не имея такой силы, или ее было не достаточно, что приводило к таким изменениям.
- И ты сможешь убивать людей с того света?! – поинтересовался L, обращаясь к Лайту.
- Естественно, Боги смерти этим и живут. – Ответил Лайт.
Рюдзаки злобно уставился на Киру.
Если я его сегодня казню, то он может продолжать вершить свое правосудие на том свете. И тогда, я никаким способом его оттуда не достану. Я не могу этого позволить!!! Тогда Кира станет бессмертен!!!
Лайт уже пожалел, что проболтался по этому поводу.
«Так-так, больше не слова!» - Лайт пригрозил самому себе.
- Я не позволю тебе стать Богом Смерти! – сказал, как отрезал L, и вышел из комнаты, достав из кармана сотовый телефон.
- Что ты задумал?! – вслед прокричал ему Лайт, уже забеспокоившись, но L ничего ему не ответил.
Рюдзаки, зайдя в комнату наблюдения, позвонил Ватари.
- Алло, Ватари, у нас проблемы… - произнес L.
Через час уже собрались все следователи, в том числе и Ягами-сан, и L сообщил всм о планах Лайта на будущее.
- Может, он соврал? – Произнес Мацуда-сан, хотя, после встречи с Рюуком, он уже готов поверить даже в русалок и фей.
- Не думаю, Рюук подтвердил его слова, а он на нейтральной стороне. – Произнес L, опровергая его точку- зрения.
- И как мы должны этого не допустить? Или Рюдзаки просто не хочет его казнить? – наехал на него Аизава-сан, намекнув ему об их близких отношениях.
- Не в этом дело… - Рюдзаки сразу же покраснел, понимая, о чем этот тонкий намек.
Ягами-сан не понял, о чем это они заговорили, но решил не вдаваться в подробности.
- Ясно одно – казнить нельзя. – Сделал вывод Ягами-сан, расхаживая по комнате. – Но как мы это сделаем? Через 4 часа его уже…
Суитиро-сан не мог сказать этого слова, все-таки говорят о его родном сыне.
- Тем более люди все равно когда-нибудь умирают, а значит, что Богом Смерти он все-таки рано и поздно станет! – Произнес Ватари, долго молчавший у стола, наливая чай.
Наступила тишина, в течение которой все присутствующие переваривали сказанное.
- Тогда… тогда его нужно заставить забыть все… - в отчаянии произнес L. – Тогда он этого просто знать не будет, чего хотел…
- Но мы так мало знаем о загробной жизни! – Подал голос Ягами-сан. – А как же теория о том, что во время смерти, вся жизнь проносится перед глазами? Если такое существует, тогда Лайт вспомни, кем хотел стать!
- А может посадить его на пожизненный срок, и он со временем просто сам откажется от этой идеи? – Предложил свой вариант Аизава-сан.
- Или будет только мечтать о смерти и мести… - не весело добавил Мацуда-сан.
- И почему от детей в наше время столько проблем? – Сдался Ягами-сан, разведя руками.
- Ягами-сан… - наконец-то произнес L, словно что-то придумал. – Можно вас попросить об одолжении? Правда, это не законно…
- …?!!

***

«Он что-то задумал, нутром чую….» - никак не мог успокоиться Лайт.
- Но есть то, чего не знает L… - Произнес Рюук. – Ему не известно, что через28 дней Тетрадь Смерти перестанет принадлежать тебе и перейдет в его руки.
- А если это случится, то я потеряю ту силу, которую получил? – Вдруг поинтересовался Лайт, которого беспокоил этот вопрос.
- Нет, она останется при тебе, даже ели твоя память сотрется, потому что составляющая ее силы – это грех убийства, а любой грех нельзя смыть при жизни человека, он может только накапливаться. Только после смерти в Чистилище ты можешь от него очиститься, и стать обычной душой, или стать Богом Смерти, не очищаясь.
- Значит, все Боги Смерти при жизни были убийцами… - догадался Лайт. – А как же все эти замаливания грехов? Получается, что это бессмысленно?
- Люди всегда искали прощения, а главное пересмотреть свой взгляд на жизнь. Ведь если ты согрешил, то это не значит, что ты безнадежно проклят Богом. Кроме того, учитываются и все хорошие дела, совершенные человеком, и какой сосуд перевесит, черный или белый, это уже зависит от тебя самого. Замаливать грехи не нужно, их нужно отрабатывать хорошими делами, как двойки на занятиях. Так что жизнь – это своего рода экзамен для человека.
- Хм… - Лайт вдруг улыбнулся, и сдавленно засмеялся.
- …?!
- Рюук, я всегда был отличником в учебе, но именно этот экзамен я провалил с большим треском. – Произнес Лайт, перестав смеяться.
Лайту нравилось общаться с Рюуком на подобные темы. Его всегда завораживала смерть, и то, что находится за ее границами. С одной стороны, ему очень хотелось жить, но с другой, ему не терпелось стать Богом Смерти и много всего узнать.
Вдруг дверь резко отворилась, и на пороге появился L, тем самым разрушив ту идиллию, на которую настроился Лайт. Лицо Рюдзаки было обеспокоено, но немного чем-то довольным.
- Лайт! Планы меняются! – воскликнул L, и принялся развязывать ремни, связывающие Лайта.
- А? – даже черная душа Лайта перевернулась, от неопределенности Рюдзаки и его вопля.
- Поднимайся! – Рюдзаки схватил его за руку, и резко потянув на себя, буквально стащил рыжеволосого паренька с кровати и потащил за собой.
Лайт немного ошалел, послушно ступая за ним, перестав понимать что-либо. Рюдзаки, ничего не говоря, просто вел его по лабиринту коридоров.
«Неужели я опаздываю на свою казнь? – это первое, что пришло в голову Кире, который уже не ведал, сколько прошло времени. – Нет, тут что-то другое…»
Лайт обратил внимание, что вокруг не было охраны, а камеры были выключены.
«Он меня что? Похищает?!!» - недоумевал Лайт. Ему вдруг стало страшно от неизвестности, и по телу пробежала нервная дрожь.
Спускаясь по лестнице, Рюдзаки с силой открыл входную дверь. Лайт поднял глаза на выход, через который пробивался солнечный свет, что создавало схожесть на врата рая. Выйдя на улицу, Лайт сделал вдох, как будто он только что тонул в воде, ощущая свежий морозный воздух. Белый снег слепил глаза от яркого солнца, и Лайт на мгновение почувствовал себя свободным.
Рядом, как черное пятно, стояла «английская» машина, принадлежавшая Рюдзаки. Рядом с ней их ждал Ватари, открыв им заднюю дверцу, и парни буквально влетели во внутрь машины. Ватари же спокойно закрыл за ними дверцу, и так же не спеша сел вперед за руль. Рюук, как всегда всеми забытый, просто летел за машиной.
- Рюдзаки, что происходит? – Лайт терял терпение.
- Ничего, твой отец отдал тебя мне. – Ответил L, словно говоря не о человеке, а о домашней зверушке.
- …?!!!!!!!!!
- Мы решили, что не позволим тебе стать Богом Смерти. Значит, убивать тебя нельзя, и… - Голос L задрожал. - …Я забираю тебя к себе навсегда. Сегодня, за место Киры умрет другой преступник, похожий на тебя парень. И я его казню, а не тебя… я… я не хочу, чтобы ты умер.
Лайт внимательно слушал его с открытым ртом и с глазами на выкат.
- Но Ягами Лайт-кун умер для этого мира, и с этого дня ты будешь работать вместе со мной. – Словно приговор, произнес L. – Хочешь ты этого, или нет.
«Я… я буду все время с ним? Теперь я принадлежу ему?!» - Лайт не совсем себя почувствовал свободным, но что-то в душе у него запело.
Лайт, будучи свободолюбивым человеком, не любил от кого-то зависеть, а с тяжелым характером, как у Рюдзаки, даже промелькнула мыль, что-то типа: «АААААААААААААААААА­АААА!!!!!!!!!! Верните меня обратно!!! Лучше умереть быстро, чем долго и мучительно, живя с L!» Но это было своеобразной шуткой Лайта. Конечно, он любил Рюдзаки, но он не предполагал, что будет все так серьезно. Это его напугало, как обычно девушки пугают парней, говоря им: «Дорогой, а когда свадьба?». Только в данном случае, его даже не спрашивали, а просто взяли, только вместо кольца наручники.
Лайт посмотрел на напряженное лицо L, смотрящее на дорогу, и о чем-то думающем.
«Может не все так уж и плохо…» - успокаивал себя Лайт.
Просто это произошло все так быстро, и я сильно растерялся. Я знаю, что успею с ним еще сто раз поругаться, но я уже смирился со своей смертью так, что теперь я себя чувствую рыбой, которую вдруг вытащили из воды, потискали в руках, и снова отпустили в воду.
У Лайта все еще дрожали руки и ноги, он все еще не мог поверить, что он каким-то чудом избежал смерти. Это действительно сводило с ума.
Лайт придвинулся по ближе к L. Рюдзаки почувствовал его дрожь, и повернув голову в его сторону, встретился с его глазами. В них отражалось неопределенность и страх.
- Тебе больше нечего бояться, я тебя не брошу, хоть ты плохой и не хороший… - масло масленое произнес L, улыбнувшись, и нежно убрав с глаз Киры челку, притянул его к себе, путаясь унять его дрожь.
- Ты… ты не ненавидишь меня? – решил удостовериться Лайт, прижимаясь к нему лицом в плечо.
- Нет, конечно, я люблю тебя. – Нежно произнес L.
Лайт ощутил какое-то неземное блаженство. Никогда бы не подумал он, что сможет бросить все, и даже свою жизнь, ради одного человека. И это несмотря на все свое самолюбие.
О Боже! Как же все-таки любовь меняет людей! Она, словно наказание для провинившихся и благодетель для послушников, но дающая шанс все исправить или все погубить.
Рюдзаки и Лайт – это два самовлюбленных человека, любящие одиночество, никто из них далеко не ангел, и к тому же жутко упрямые личности. Но даже эта гремучая смесь замедленного действия готова пойти на уступки. Лайту придется пожертвовать своей Тетрадью, а Рюдзаки своим обещанием, что накажет настоящего Киру. Ни Лайт не Рюдзаки не ощущали себя победителями, так что смело можно объявлять ничью в этой ожесточенной битве.
Рюдзаки тяжело вздохнул, подумав, что приобрел себе злого ребенка, за которым нужен глаз да глаз. Забрав его, теперь L несет перед ним большую ответственность. Но не смотря на все это, он любит его, и не хочет причинить ему боль. Лайт – эта та стена, которую он так и не смог преодолеть.
Лайт, чувствовал, как Рюдзаки его прижимает к себе все крепче и крепче…
Вдруг Лайт услышал какой-то знакомый звук за машиной.
- Хм… - Лайт слегка отстранился от L, чтобы прислушаться.
Звук повторился, и у Лайта вдруг все похолодело внутри, узнав этот вопль Тени. Нет, этих душераздирающих криков было несколько, с разным тембром, и можно сделать вывод, что Теней было несколько.
- Что случилось? – Забеспокоился Рюдзаки, увидев, как Лайт изменился в лице, а дыхание стало прерывистым.
- Они здесь… - Еле-еле произнес Лайт, вцепившись руками в L.
- Кто «они»?
Вдруг раздался страшный удар, и скрежет металла, с виднеющимися искрами по всей стороне машины, где сидел Лайт. Словно что-то страшное ударило ее с боку. Ватари не успел затормозить, как машина подпрыгнула на пол метра, как будто из земли что-то вылезло, и перевернул ее. Все сидящие внутри не поняли что произошло, когда стало все крутиться перед глазами…

0

13

Глава 20. Вкус битвы за жизнь, силу и любовь.

Открыв глаза, Лайт обнаружил, что лежит на дороге. Подняв голову, он обнаружил слева от себя перевернутую и разбитую машину, которая съехала на обочину. Она громко сигналила, и мигала поворотниками.
На удивление, Лайт не чувствовал никакой боли, когда он пошатываясь встал, и направлялся к машине. Подходя к ней, он негодовал, как он из нее вылетел, когда все двери были закрыты.
«Как же…» - не успел додумать мальчик, как вдруг остолбенел, заглядывая машину.
То, что он увидел, повергло его в шок. Внутри был с окровавленной головой Рюдзаки, а рядом с ним Лайт, лежащий у него на коленях, и тоже весь в крови. Похоже, что L пробил головой боковое окно, а рядом лежали разбросанные окровавленные стекла.
Только теперь Лайт понял, что сейчас является духовной сущностью, и глядя на окровавленного L, его охватывал ужас. Вдруг он ощутил легкое прикосновение к своему плечу. Это было так неожиданно, что парень резко развернулся, припечатав себя к машине, с криком, похожим на лай.
- Чего так дергаешься? – перед Лайтом стоял Рюук со своей огромной косой в руке.
- Ё-моё! Рюук, мог бы окликнуть меня, а не подкрадываться, когда знаешь, что тут разгуливают Тени!!! – наорал на него до смерти перепуганный парень.
Рюук молча уставился на него, а Лайт переводя дыхание, заметил на Боге Смерти что-то красное. Да, так и было, словно какие-то когти зверя располосовали бок Рюука чуть ниже ребер. Это была зияющая рана, из которой проступала густая кровь, стекающая вниз по блестящему поясу.
- А-а… э-э… - Лайт немного растерялся, и подошел к Рюуку поближе. – Прости… ты ранен…
Лайт протянул свою руку к его ране, но Рюук не позволил этого, перехватив ладонь мальчика свободной рукой.
- Ничего особого, это всего лишь царапина… - произнес Бог Смерти, глядя на обеспокоенного парня.
- Кхе-кхе… - раздался чей-то посторонний голос, желающий привлечь к себе внимания.
Повернув голову в сторону звука, Лайт и Рюук увидели недовольного L. Он доже являлся духовной сущностью своего тела.
- …? – они не поняли причину недовольства Рюдзаки, но посмотрев друг на друга поняли. Лайт, стоящий так близко к Рюуку, который держал его за руку, вызывал двусмысленные мысли.
- Э-э? – Лайт отошел от Рюука, приближаясь к L. – Это не то, что ты подумал…
- Изменяешь, и даже сам того не замечаешь… - улыбнувшись, произнес L, поняв, что это чистая случайность, но все равно, какая-то противная игла ревности кольнула его. Это чувство для Рюдзаки было чуждо, и он не мог привыкнуть к нему.
Посмотрев Лайту под ноги, он увидел темное пятно, которое растекалось под ним как вода все больше и больше.
- Лайт! – моментально среагировал Рюук, резко толкнув парня вперед на Рюдзаки, и ударил косой в это пятно. Но из этой темной кляксы блеснул металл, не позволивший ударить по себе. Раздался лишь лязг металла, и Тень очень быстро нырнула под машину.
- Черт! Если оно убьет наши тела, то мы не сможем вернуться!!! – воскликнул Лайт, рванув к машине, как ужаленный.
- Лайт, стой!!! – испугался за него L, и побежал за ним.
Кира схватился за ручку двери, но не мог ее открыть.
- Заело… - сквозь зубы прорычал Лайт, пытаясь открыть дверцу машины.
Рюдзаки подбежал к нему и, протянув руку, не смог прикоснуться к поверхности двери, т.к. его рука прошла сквозь нее.
- …? – Рюдзаки удивился этому.
- Прости, но ты не сможешь взаимодействовать с предметами… - произнес Лайт, одновременно думая, как это Рюук проходил сквозь стены. И только этого пожелав, рыжеволосый мальчик, провалился во внутрь машины, упав на самого себя. На мгновение, он всматривался в свое лицо, это было несколько странным, видеть себя со стороны. Он нащупал у своего тела пульс на сонной артерии, а затем у лежащего рядом Рюдзаки, и облегченно вздохнул, когда обнаружил бьющиеся жилки. Рюдзаки тоже полез в машину за Лайтом, но он не мог прикоснуться к телам.
- Мы еще живы… - обрадовал его Лайт, обращаясь к L.
Вдруг раздался скрежет металла, и машину снизу пробило огромное лезвие косы, прямо рядом с телом Лайта.
- Тут не безопасно… - произнес Лайт, притянув к себе тела обоих парней, и выбив ногой дверь, принялся их вытаскивать, пока Тень протыкала машины в слепую. Рюдзаки, к сожалению, ничем не мог помочь, будучи простой душой, а не Богом Смерти. Он инстинктивно отпрянул назад, когда лезвие прошло прямо перед его носом. Пройдя сквозь машину, он выполз прочь от нее.
Рюук встал рядом с Лайтом, охраняя его, пока тот оттаскивал тела на безопасное место. Ему показалось несколько странным, прижимать самого себя к себе.
- Лайт, там Ватари! Его тоже нужно вытащить! – попросил Рюдзаки, вспомнив о своем друге, подбежав к Лайту.
Все посмотрели на машину, в которой все зловеще притихло.
- Тень скорей всего не тронет его, им нужен Лайт, а не вы. – Успокоил их Рюук, преградив косой рванувшемуся Лайту путь к машине. – Они просто так не убивают, если им не мешать.
- А? – воскликнул Лайт, почти налетев на рукоять косы Рюука.
Приглядевшись они увидели, как Тень выползла из укрытия, и направилась куда-то в сторону.
- Я слышал несколько голосов, где остальные, и почему они так медлят? – Поинтересовался Лайт у Рюука, подняв голову, чтобы заглянуть ему в лицо.
- У них своя стратегия, их смущает мое присутствие, хотя я знаю, что здесь есть кто-то сильный. – Произнес Рюук, ухватившись за уже заживающую рану на боку. – Они пока просто проверяют наши возможности.
Лайт вдруг вспомнил, что Рюук когда-то говорил ему, что не станет помогать, если встретит кого-то сильного.
- Рюук… - вдруг произнес Лайт каким-то жалобным голосом.
- Что?
- Ты нас здесь не бросишь? – Спросил Лайт, глядя на него кавайными глазками.
- А куда я денусь от тебя? – улыбнувшись, вопросом на вопрос ответил Рюук, давая понять, что он им поможет.
Глядя на Бога Смерти готового рискнуть своей жизнью ради него, Лайта охватило какое-то странное чувство, словно он обрел настоящего друга, который всегда был рядом с ним, подобно ангелу-хранителю. И теперь мальчику стало немножечко стыдно за то, что считал Рюука равнодушным и безучастным.
Рюдзаки смотрел на эту парочку, почувствовав себя третьим лишним, и его снова уколола ревность. Кроме того, его беспокоило то, что не смотря на всю свою любовь, у довольно напряженные отношения, чего не скажешь о Лайте с Рюуком, которые практически не ссорятся.
Хм… и как Рюук находит к нему подход?
Вдруг кто-то нежно взял его за руку, и притянул к себе:
- Рюдзаки, там Ватари к нам идет, смотри. – Произнес Лайт, подарив ему самую очаровательную улыбку.
«Хотя, нам уже нечего будет скрывать друг от друга, и мы не будем ссориться…» - оптимистично заверил себя L, растаяв от его улыбки, и посмотрел на приближающуюся духовную сущность Ватари.
- Рюдзаки-сан, а умирать совсем не больно… - заметил Ватари, остановившись возле него.
- Мы еще не умерли… - ответил ему L.
- Это хорошо, но дух из нас вышибли. – Парировал мужчина, поправляя свои очки.
- Если выживем, я потом тебе все расскажу, а сейчас некогда, на нас напали. – Произнес L, не желая терять времени и бдительности.
«Слава Богу, мы все в сборе!» - успокоился L.
Вдруг снова раздались эти противные голоса Теней со всех сторон. Было заметно движение черных точек по снегу, которые окружали их.
Рюук недовольно цыкнул, не рассчитывая, что их будет так много, и достал какой-то белый листочек, записывая в нем иероглиф.
- Что ты делаешь? – поинтересовался Лайт, приблизившись к нему.
- Дай руку. – Приказал Рюук, взяв ладонь мальчика, и бесцеремонно расцарапал ее, пустив кровь.
- Эй! – возмутился Лайт, нахмурив брови, но Рюук вложил эту бумажку ему в руку, и она трансформировалась в огромную косу.
Лайт просто офигел от такого подарка, ощутив всю ее тяжесть.
- Это тебе оружие… - пояснил Рюук, и посмотрел на остальных. – К сожалению, вы не можете этим владеть, т.к. вы не Боги Смерти и не Тени.
- И что же нам делать? – забеспокоился L.
- Ничего, просто стойте в сторонке, и они вас не тронут… - посоветовал им Бог Смерти.
- Толпа против двоих – это не честно! - обиделся Лайт, глядя на противников.
- Да, это их стратегия, только сильно не переутомляйся, они подобны волкам, сначала изматывают, а потом добивают. – Предупредил его Рюук, тем самым, заставив Лайта нервничать еще больше, и направился в сторону теней.
Лайт пошел за ним, неуклюжа неся свою косу, чем сильно напугал L, который переживал больше, чем сам Кира.
- …! – Рюдзаки хотел побежать за ними, но его схватил за плечо Ватари, остановив его.
- Доверьтесь им, мы будем только мешать. – Убеждал его англичанин. – Тем более они вдвоем Боги Смерти.
- Хм… - Рюдзаки не понравилось, что Лайт является Богом Смерти, но ничего не оставалось, как смириться с этим.
- Лайт… - шепотом произнес Рюук, наблюдая за мальчиком краем глаза. - …Я беру на себя вон того, и прошу не мешать, он опасней всех остальных.
- Хм… - Лайт прищурился, чтобы посмотреть на этого противника, и содрогнулся.
На белом снегу была просто огромная тень длинною в пять метров, из которой трансформировалось черное чудовище, похожее на гибкую кошку без маски, как у обычных Теней. У нее были белые острые зубы и когти. – Оно завыло, и посмотрев в их сторону зарычало.
- Ну, желаю удачи… - произнес Рюук, распуская свои черные крылья.
- И ты будь осторожен… - теперь Лайт испугался за Рюука, не желая, чтобы он летел к этому монстру.
Тень, которая появилась позади Рюдзаки, приобрела объемные формы, и спокойно не спеша, прошла мимо людей, не обратив на них внимания, направилась в сторону Лайта.
Рюдзаки, от бесшумной гостьи немного опешил, отстранившись в бок, пялясь не нее, хотя и понимая, что его не тронут. Просто само присутствие этой штуки так близко напрягало.
Обнажив свою косу, она прямиком направилась к Лайту сзади.
- Лайт, обернись! – выкрикнул L, сделав шаг вперед.
Лайт резко развернулся, инстинктивно размахнувшись косой так, что каким-то чудом отразил удар противника. Да так, что даже искры посыпались при ударе металла о металл.
Мальчика немного понесло назад, ощутив огромную силу удара противника. Это ему напомнило игру подушками с сестрой. Теперь он понимал чувства Саю, когда та пыталась отразить его удары, и в конце концов Лайт ее забивал, пока та не сдавалась. Бывало доходило до того, что они рвали подушки, и оба получали от родителей. Но в данной ситуации, стоящее перед ним существо вовсе не сестра, а опасный противник, и в руках у него не мягкая подушка, а холодное оружие.
К счастью для Лайта, Тени не нападали всей толпой, а просто наблюдали за битвой, оценивая состояние бойцов, и если что, то займут место павшего товарища.
- Черт! – выругался Лайт, отпрыгнув назад от увесистого взмаха косой прямо перед лицом. – Вы, наверное, все гопники-самоубийцы…­
- Гррр! – Вдруг злобно зарычала Тень, еще раз замахнувшись косой. – Не напоминай мне про гопников…
- А?! – Удивился Лайт тому, что это существо заговорило, несмотря на противный металлический звон в голосе, режущий слух. – Ты говоришь?! Значит ты доведенная жертва гопников, так давай все решим дипломатически…
- Ха-ха-ха!!! – противно засмеялся монстр, отпрянув назад, словно перетекая. – Не смеши! Мы ненавидим Богов Смерти, они били многих из нас…
Последнее слово оно буквально прошипело, как змея полная ненависти.
«Что же делать? – запаниковал Лайт. – Силой с ним не совладать, зубы тоже не заговорить…»

***

Рюук в это время, как стервятник, летал вокруг хищника, ища его слабое место, чтобы клюнуть.
Так-так, у него нет косы и маски, значит, он когда-то убивал Бога Смерти… Черт, плохо дело, нужно держать дистанцию.
Тогда Рюук достал еще одну бумажку с уже готовой надписью, и приложил ее к своей косе, которая сильно вытянулась, меняя форму, и превратилась в подобие плетки, только очень острой и блестящей.
- Займемся рыбалкой… - весело произнес Рюук, замахнувшись, целясь прямо в горло.
Но существо было на столько гибкое, что нить обмоталось вокруг ее лапы.
- Нууу, хотя бы… - обрадовался Бог Смерти, сильно рванув на себя. И нить, как нож в масло, вошла в плоть, оторвав лапу зверю.
Оно взвыло от боли и ярости, и согнувшись головой вниз, словно готовясь к прыжку, вырастило у себя на спине огромные крылья.
- Ё-моё! – воскликнул Рюук, считая небо своим укрытием, и если честно, то он еще никогда не сражался с подобными монстрами, да и вообще, старался избегать таких конфликтов. – Лайт, с тебя пожизненное обеспечения меня яблоками, если я одержу победу!!!
Рюук почувствовал, как от зверя исходит сила, которую можно испытать даже физически.
Лайт посмотрел вверх, услышав свое имя, и ужаснулся размаху крыльев того монстра, и тоже ощутив странную энергию от него.
«Рюук, только не смей проигрывать, я тебе хоть гору яблок добуду, только не погибай…» - сильно забеспокоился Лайт, позабыв, что сам стоит рядом со смертельным врагом.
Тень, пользуясь случаем, схватила парня свободной левой рукой за горло.
- НЕЕЕЕЕТ!!! – сломя голову, побежал на выручку L, и Ватари не успел среагировать, чтобы остановить его.
Это привлекло внимание других Теней, которые не хотели, чтобы мешали схватке. Тогда один их зрителей, примчался к Рюдзаки, и вырос из снега прямо перед ним. Он не собирался его убивать, поэтому он был без косы. А лишь грубо схватил его за руку, и толкнул в объятия другого монстра, чтобы просто поиграть с ним.
- L!!! – Киру это взбесило, но державшая его Тень замахнулась косой, намереваясь пронзить его. Но Лайт подставил свою косу, пытаясь совладать с его силой. Но тень не убирала свое оружие. И острие врага было нацелено прямо в глаз мальчика, и если он даст слабинку, то останется без такового.
Рука Лайта затряслась от напряжения, а со лба потекли капельки пота, ведь если он сдастся, то останется без левого глаза.
Тень тихо посмеивалась, наслаждаясь его мучениями, ведь вся прелесть битвы не только в ее результате, но и от самого процесса. Монстр чуть-чуть прибавил силы, и Лайт видел, как острие стало находиться в каких-то пол сантиметрах от глаза. Помимо этого, сжимающая горло рука не позволяла нормально дышать и трезво оценить ситуацию.
Что делать? Оно всего лишь играет со мной…
- Лайт! – выкрикнул L, видя, что Кира сейчас в ловушке, но существо с щупальцами его крепко держало, и бесстыдно мацало за все что можно и нельзя, как это обычно любят показывать в хентайной манге.
Лайт зажмурил глаза, чтобы не видеть того момента, если вдруг его глаз пронзит острый металл, т.к. его силы уже были на исходе.
Нужно подумать… Рюук говорил, что у меня есть сила Бога Смерти, но я просто не умею ею пользоваться.
- Оставь меня в покое!!! – кричал Рюдзаки, пытаясь совладать с силой монстра, но ничего не получалось.
В это время Рюук, как порядочный Бог Смерти, решил применить магию в этой битве. Прошептав какие-то слова, он взмахнул рукой, и из кончиков его пальцев появились блестящие нити, похожие на леску. Натянув их, Рюук подлетел прямо к крылу монстра. Несмотря на то, что зверь пытался увернуться, Рюук был меньше его, а значит маневреннее в воздухе, сумев ловко запутать одно из его крыльев в этой ловушке.
Зверь перевернулся в воздухе, и принялся падать, но открыв свою пасть, выпустил оттуда множество щупалец с острыми наконечниками, похожими на гарпун. Рюук даже не ожидал, что один из них проткнет его насквозь, пробив грудную клетку справа. И зверь и Рюук упали вместе на землю.
Лайт открыл глаза, когда услышал крики зверя, и увидел эту неприятную картину.
Рюук… не смей погибнуть… Рюдзаки не выпендривайся….
Это Лайта на столько расстроило и рассердило, что он даже не почувствовал, как воздух сжимается вокруг него. Его зрачок из круглого стал вертикальным, как у кошки или рептилии. Из спины с шумом прорезались крылья, интересной формы, как у Рей из Евангелиона, такие же хрупкие на вид, но только черные. Губы мальчика тоже стали черными с красивым блеском, которые обнажали острые белые клыки. Кожа стала немного темнее обычной, словно этот парень действительно вылез из горячего ада.
Тень ошалела от его метаморфозов, и потеряв бдительность, даже не заметила, как Лайт отбил ее косу с глаз долой в снег. Его физическая сила теперь уравнялась, став, как у загробных обитателей.
Громко рыкнув от ярости не своим голосом, Лайт схватил Тень за руку, а косой разорвал ее на две половинки. Раздался ее пронзительный крик, и она словно испарилась в воздухе, оставив только свою маску, которая раскололась на две половинки.
Рюук лежал на земле, и пытался выпутаться из противных языков-щупалец, которые тащили его прямо к острым зубам и когтям твари.
- Я не вкусный! – сопротивлялся Рюук, держась за косу, которая приняла нормальные формы, воткнув ее в снег.
Как вдруг он почувствовал, что воздух вокруг сжался от чей-то огромной силы.
«Что это?» - Удивился Рюук, надеясь, что это не новая Тень с таким запасом энергии.
Монстр, который мучил Рюука, на мгновение остановился, тоже ощущая присутствие новой силы. И Рюук, воспользовавшись случаем, метнул свою косу, попав прямо в голову зверю, пробив ее. Тень жалобно взвыла и исчезла в никуда.
- Глупо… - произнес Рюук, поднимаясь с земли, чувствуя головокружение и закашлял кровью.
Лайт с сумасшедшими глазами разъяренного демона, взмахнув крыльями, в один прыжок оказался рядом с Рюдзаки. Но Тень, державшая L, не желая тягаться с ним в силе, и став темным пятном, ушла прочь. Лайт даже немного расстроился, ведь он так хорошо себя настроил на бой, а тот облом…
- А-а… э-э… - Рюдзаки просто офигел тому, как сейчас выглядел Лайт, ему даже показалось, что он стал на много выше, чем был.
- Ты в порядке? – Произнес Кира, прижав того к груди, и одновременно осматриваясь по сторонам, если вдруг какая-нибудь тварь вздумает напасть.
Но все Тени отошли кто куда на безопасное расстояние, ощущая его силу. И Лайт вспомнил, как Рюук говорил, что Тени обычно боятся Богов Смерти, и в частности не нападают. Скорей всего, сейчас они хотели предотвратить появление новых кадров среди Богов Смерти, а заодно подпитаться энергией. Но они поняли, что уже поздно этим заниматься, и они отказались от этой затеи, разлетаясь туда, откуда пришли.
- А где Рюук? – вдруг вспомнил Лайт, взяв L на руки, полетел в ту сторону, где по его предположению должен был он упасть.
- Л-лайт! – Рюдзаки вцепился в него руками, не ожидав оказаться так высоко.
Что касается Лайта, то он давно мечтал о крыльях, но из-за всех этих проблем, он даже не додумался порадоваться этому мгновению.
Они заметили Рюука, стоящего держась за косу, как за опору, уставший от битвы.
Заметив чье-то присутствие, он поднял голову вверх, и увидел парней.
- ВАААААААУУУ!!! А я то думаю, кто тут появился, а это ты применил свою силу! – воскликнул Рюук, оценивая новый имидж Киры.
- У тебя кровь! – забеспокоился Лайт, приземлившись рядом и ним, и поставил Рюдзаки на землю.
- Ничего, у меня хорошая регенерация… - промолвил Рюук, которому стало тяжело дышать из-за пробитого легкого.
Он прижал свою рану рукой, чтобы воздух не входил в грудную полость, и легкое не спалось.
- Нет, я вижу, что тебе не хорошо! – парировал Лайт, задрав голову и надув губки, беспокоясь за него.
- … - Рюук порой не знал, что с ним делать, когда он так себя ведет. – Лучше побеспокойся об этом…
Рюук склонился к Лайту, и повернул его голову за подбородок, чтобы тот увидел разбитую машину и раненых.
- Э-э… - Рюдзаки тоже посмотрел туда, обдумывая эту проблему.
Им повезло, что они находились в той части парка, где редко кто заезжает и ходит, но кто-то из рядом стоящих высотных домов мог увидеть разбитую машину из окна.
- У меня есть много знакомых врачей, нельзя допустить, чтобы полиция нас нашла… - забеспокоился L, подбежав к своему телу.
- Ты что? Хочешь позвонить? Ты забыл, что они все равно нас не услышат! – напомнил ему Лайт, догадавшись, чего хочет L.
- Нет, мы сбросим СМС-сообщение, тогда кто-нибудь подъедет и заберет нас. – Предложил Рюдзаки свою гениальную мысль, вертясь вокруг тел, как пчелка, вспомнив, что не может коснуться их.
- Хорошо… - Лайт сел на корточки, и вытащил сотовый телефон из кармана L.
Под руководством Рюдзаки, он набрал текст и отправил сообщение. Осталось только ждать ответа, и Лайт опустил взгляд на тело L. У него была пробита голова, из раны которой по капле стекала кровь.
- Рюдзаки, ты ужасно выглядишь… - произнес Лайт, убирая с его лица окровавленный пучок волос. И Лайт только сейчас заметил, что у него на руках красуются острые черные ногти, как у Рюука.
- А?! – Удивился мальчик, внимательно рассматривая свои руки.
- … - Рюдзаки не желал смотреть, что творится у его тела на голове, но предчувствовал сильнейшую головную боль, когда придется очнуться.
Рюдзаки почувствовал себя странно, наблюдая, как Лайт нежно смотрит на его лежащее тело.
«Да! Он меня любит! И никуда он от меня теперь не денется! Воть…» - завопило от радости его внутреннее «Я».
Лайт хотел посмотреться на себя, и подойдя к зеркалу на машине, естественно своего отражения он не увидел.
- Черт! – выругался Лайт от досады. – Как же боги Смерти могут жить без зеркала…
- Да, красивый-красивый… - успокоил его Рюук, наблюдая, как парень пытается посмотреть в отражающую поверхность лезвия косы, но и та не отражала его.
Рюдзаки тихо хихикнул, смеясь над негодованием Лайта.
- Кстати, раз ты стал Богом Смерти, то… - Рюук указал рукой на тело Лайта.
- ЧТОООООООООО?! – Испугались все присутствующие, выпучив свои глаза.
- Ха-ха-ха!!! Да я пошутил! Жив он! Просто хотел посмотреть на вашу реакцию! – Успокоил их Рюук, громко рассмеявшись.
- %*#! @$^#!!! – выругался матом Лайт, схватившись за свою косу, наступая на Рюука. – Ты просто не можешь жить без приколов! Я щас тебе покажу такой прикол!!!
- А-а… Лайт, успокойся! – испугался его Рюук, убегая от нападавшего Лайта. – Я же всего лишь пошутил!
«Хм… я ошибался, думая, что они не ссорятся…» - меланхолично подумал L, наблюдая, как Рюук отбивается от разъяренного Лайта косой.
Но вдруг зазвонил телефон, мелодия которого говорила, что пришло СМС-сообщение. Тогда Лайт остановился и открыл свой сотовый.
- « Фуууух… меня спасли…» - облегченно подумал Рюук, которому стало тяжело дышать из-за раны и не своевременной пробежки…
Глава 21. Последствия.

Лайт недовольно рассматривал в зеркале распухшую губу. Он уже был в доме у Рюдзаки в своем теле. Во время аварии, рыжеволосый мальчик умудрился сильно разбить нижнюю губу. Кроме того, у него дико болела поясница, да не то что болела, она просто отваливалась от боли.
- Лайт-кун, вам повезло больше всех… - произнесла женщина, которая как раз и являлась тем самым врачом, которому они прислали СМС-сообщение. Она же увезла их на своей машине и оказала помощь. – Всего лишь перелом поперечного отростка позвонка, двух ребер, и не большое сотрясение мозга, полежишь три недели, и все будет в порядке.
- Угу… - недовольно промычал Лайт, которому до боли надоело находиться на койке с различными врачебными диагнозами, то аппендицит, то ранение, то еще что-то… Эти уколы подарили ему хороший кровоподтек на его многострадательной попке, а вены уже были как у приличного наркомана.
Кроме этого, боль в спине была такая неприятная, что просто не знаешь куда повернуться, чтобы ее унять. И еще натянули специальный корсет, чтобы уменьшить движения в позвоночнике, но от этого ему было трудно и больно дышать, да и вообще не удобно.
Рюдзаки лежал на соседней кровати. Что касается него, то у него была серьезная травма головы, в результате которой пришлось наложить пятнадцать швов, и для этого ему пришлось выбрить пораженный участок головы. Но этого не было видно под повязкой, которая скрывала весь череп.
- Дай мне тоже посмотреться в зеркало… - попросил L у Лайта.
Кира сначала посмотрел на Рюдзаки, и таинственно улыбнувшись, кинул ему зеркальце, которое приземлилось на подушку рядом с брюнетом.
Рюуге уже стало страшно, заметив во взгляде Лайта что-то подозрительное. Да, так оно и было, глянув в свое отражение, парень не узнал самого себя. Из-за сильного удара и перелома основания черепа, сильный кровоподтек опустился на веки, что называется симптомом «очков». Все веки были очень опухшими и синими с фиолетовым оттенком, словно ему хорошенько вмазали. Сами глаза были красными и узкими.
- Без комментариев… - произнес L, любуясь своим новым видом. У него даже на челюсти и щеке были фиолетовые прожилки. В носу и ушах были марлевые турунды, так как оттуда вытекал ликвор.
- Это все пройдет… - Успокоила их женщина, набирая в шприц обезболивающее. – Ватари-сан так вообще говорить не сможет некоторое время…
Парни посмотрели на еще одну кровать, где лежал мужчина, у которого была переломана челюсть, и была она подвязана бинтами за голову. Губы же у него были распухшими еще больше чем у Лайта.
- Хм… - повернув голову обратно, Рюдзаки испытал сильную боль.
Кроме головы у него была переломана локтевая кость правой руки, и наложенный гипс сильно мешал ему.
- Ну что, парень, переворачивайся на живот. – Приказала женщина Лайту, держа шприц с длиннющей иглой.
- …! – Кира, с болью в спине и в душе, с трудом перевернулся, т.к. у него не получалось оторвать пятку от кровати из-за этой травмы позвоночника.
Врач обнажила спину мальчика, расстегну его корсет, и обработав кожу вокруг больного позвонка, вонзила туда иглу и принялась вливать обезболивающее.
Лайт вцепился ногтями в подушку, терпя это издевательство. Женщина еще шевелила иглой внутри спины, чтобы лекарство попало во все слои. А затем вытащила ее, и тоже самое проделала с другой стороны позвонка.
Рюдзаки молча наблюдал за всем этим, мечтая о сильном обезболивающем, только в голову.
После этого, врач приложила салфетку, и заклеив ее лейкопластырем, снова застегнула корсет на спине у Лайта.
- Если что, кричите… - произнесла она, сняв резиновые перчатки и выйдя из комнаты.
Рюук тихо хихикал, наблюдая за этой троицей. По сути, их состояние требовало госпитализации, но данная ситуация с Кирой не позволяла им этого удовольствия. Но на тот случай, если кому-то станет плохо, они разместились все в одной комнате.
- Ватари, ты как? – спросил его Рюдзаки.
- А-аха-аа… - кивнул Ватари, пытаясь сказать, что все нормально, только говорить не может. Его тоже накачали обезболивающем, а иначе он бы просто выл от боли.
- Вот и прекрасно… - успокоился L, положив зеркальце под подушку.
Лайту было тяжело лежать на животе, и он пытался перевернуться обратно на спину.
- Скорей бы все это закончилось… - промолвил он, желая забыть эти болезненные минуты в своей жизни.
- Да, меня еще волнует то, что машина осталась в парке, хотя Ягами-сан думаю все уладит… - Только Рюдзаки это произнес, как раздалась мелодия из его сотового телефона.
- Алло, Ягами-сан, мы только что вас вспоминали… – ответил L.
- Что случилось, Рюдзаки?! Вы в порядке?!! – Раздался обеспокоенный голос Суитиро-сана из трубки.
- Да, все живы… - произнес L, не желая вдаваться в подробности инцидента.
- А как мой сын!!! – не выдержал обеспокоенный отец.
- Ягами-сан, мы же с вами договаривались, что он умер для вас и всего этого мира… - упрекнул его Рюдзаки в нарушении обещанного слова.
- Да… я знаю… но Рюдзаки, ты бессердечен… Скажи хоть, как там он? – казалось, что мужчина готов расплакаться.
- Все хорошо, его жизни ни что не угрожает… - ответил тот.
С голосом Ягами-сана, Лайт услышал все, о чем они говорили, и он почувствовал себя украденным из семьи.
- Рюдзаки, дай мне с ним поговорить! – затребовал Кира, протягивая руку.
- … - Рюдзаки лишь отрицательно покачал головой, давая понять, что он этого не позволит.
- Черт, Рюдзаки! – выругался, Лайт.
Если он не был раненым, то давно бы подскочил и отобрал телефон. Но данная ситуация, не позволила этого сделать, и он всего лишь сел в постели.
- Прощайте, Ягами-сан… - второпях попрощался с ним L, увидев реакцию Лайта, и закрыл телефон.
- Рюдзаки! Ты сволочь! Почему ты мне не дал с ним поговорить?! – Лайт просто рассвирепел, ему было больно в сердце оттого, что его родным сейчас тоже плохо.
- Я тебе уже говорил, что Ягами Лайт-кун умер для этого мира, забудь обо всем, и не вскакивай так, это для тебя противопоказано… - холодно ответил Рюдзаки,
- Раз я умер, то для меня уже ничего не может быть противопоказано!!! – психанул Лайт, который просто ненавидел, когда L так поступает с ним. Он обратно завалился на кровать, и отвернулся от него.
- … - Рюдзаки предполагал подобную реакцию от Лайта, но ничего не мог с этим поделать. – Я тоже в какой-то мере не существую в этом мире, так что привыкнешь…
- … - Лайт отказывался ему отвечать, ему почему-то было больно это слышать. – Может, мне действительно стоило умереть лучше, тогда я точно никому бы не мешал…
- …! – теперь больно в душе стало Рюдзаки от такого заявления. – Не говори глупостей, мы столько вытерпели, чтобы выжить, я тебя так просто не отпущу…
Вдруг раздался какой-то свист в воздухе, и два красных яблока угодили прямо в голову и L и Лайту.
- Опять вы ссоритесь! Честное слово, буквально из ничего! Сейчас я с вами поссорюсь для разнообразия вашей жизни! – Уже не выдержал Рюук, который уплетал яблоки в огромной посуде, поделившись ими с парнями.
У Рюдзаки голова разболелась еще больше, и он не сказал ни слова. У Лайта она тоже заболела от такого меткого удара.
- Рюук… ну нельзя же так… - Лайт прошипел от боли, но улыбнулся, так как Бог Смерти совершил невозможное, он остановил действующий вулкан, который назревал взорваться.
Кира, поднял с кровати яблоко, и хотел было кинуть обратно Рюуку, но остановившись, откусил от него кусочек. Рюдзаки молча наблюдал за Кирой, думая, чем же этот фрукт так привлекает Богов Смерти…

0

14

Глава 22. Развязка.

- Рюдзаки, а что ты будешь делать с Тетрадью Смерти? – Спросил Лайт, который уже успел соскучиться по ее черному переплету, да и вообще в целом по своей черной работе.
- Ничего, но ты ее больше не увидишь. – Предупредил его L, сидя за монитором компьютера.
Лайт же разглядывал фотографии жертв какого-то серийного убийцы, дело которого они сейчас расследуют. Прошел уже месяц, а мальчик все еще дулся на Рюдзаки. Туда не ходи, этого не делай… кроме того он жутко соскучился по родным. Он никогда бы не подумал, что захочет увидеть еще раз издевательскую улыбку Саю, и разъяренный вопль своего отца. Ему было так грустно, что казалось, что умер не он, а они. Рюдзаки даже спрятал от него телефон.
Я даже не знаю, рассказал ли отец маме то, что я жив, или они так и похоронили меня и плачут над пустой могилой. Когда я прошу об этом спросить Рюдзаки, он мне отказывает в этом. Рюдзаки, я тебя люблю, конечно, но ты лишил меня свободы. Ты обрезал мне все крылья и посадил в клетку, и сам сидишь вместе со мной и терпеливо ждешь, когда я закончу эту холодную войну. Даже я бы так не смог жестоко поступить с тобой, как это делаешь ты. Хотя у тебя нет родственников, и тебе не понять меня. Но я так мало знаю о тебе, что мне не известно, были ли они у тебя когда-нибудь, или ты их потерял. Когда я спрашиваю тебя об этом, ты лишь кротко улыбаешься и молчишь, отведя взгляд. Да что там, ты даже не говоришь своего имени… Кроме того, он увез меня из Японии в свою Великобританию…
Рюдзаки оторвался от монитора, и кинул взгляд на мальчика, который не обращая на него, продолжал изучать фотографии.
Лайт-кун, ты уже давно со мной не разговариваешь, когда же ты прекратишь на меня злиться… Я знаю, что тебе сейчас тяжело, но ты сам довел себя до такого состояния. Тебе всего лишь нужно это переболеть, и ты привыкнешь. Прости, но я не могу допустить, что бы твоя злая сущность разгуливала, кося жизни налево и направо. Хотя, нет, я не верю, что Лайт зло. Это Тетрадь Смерти зло. Это оружие дьявола, которое подобно проклятому мечу, заставляет обезуметь его владельца, требуя жертвенной крови. Лайт лишь добровольная жертва этого проклятия.
Когда я стану хозяином Тетради, то я отдам ее Рюуку. А хотя… это большой соблазн, иметь такую тетрадь. Я боюсь, что когда Лайт станет Богом смерти, то снова начнет свою черную деятельность. И ради этого я готов тоже стать Богом Смерти, чтобы смирять его пыл. Но для этого мне нужна тетрадь… Представляю его выражение лица, когда он увидит меня там. Он, конечно рассердится, но чего не сделаешь ради мира и самого Лайта. От Теней ничего не слышно, значит они больше не будут нас тревожить.
Рюуга снова вставился в экран, надеясь, что когда Лайт будет Богом Смерти, он не вздумает устраивать охоты на Теней, на зло ему.
Лайт глубоко вздохнул, и снова кинул взгляд на Рюдзаки.
Он как всегда спокоен, о чем он сейчас думает? Мы уже так давно не прикасались друг к другу…
По телу рыжеволосого мальчика пробежалась сладкая истома от этой мысли… А ему было так плохо и одиноко без любви…
Черт! Он же ко мне не подойдет же, пока я первый не начну. Я же знаю, у него терпение как у удава. А я не хочу из принципа…
Лайт гордо задрал нос, правда у него задрался не только нос.
Черт… из-за моей гордости я ничего не добьюсь.
Лайт снова посмотрел на Рюдзаки, надув губки, обдумывал свои действия.
Рюуга так бы и продолжал сидеть, но его потревожило чье-то нежное прикосновение губ к шее, и рук за грудь, нащупав его чувствительные бусинки сосков.
- Ах! – Рюдзаки очень удивился этому изменению в поведении Лайта. Кроме того, данное прикосновение сильно возбудило его, и он подчинился его рукам и губам, запрокинув голову ему на плечо, и закрыв глаза.
Рюук, уже подумывал уйти из комнаты, глядя на парней.
- Я хочу тебя… - шепотом и без всякого стыда произнес Лайт.
- Я тоже тебя хочу тебя… - ответил ему L.
Обычно в подобных парах уже есть четкое распределение кто актив и кто пассив. Но в этом клиническом случае четкого распределения не было, поэтому придется кому-то уступать.
- … - парни посмотрели друг на друга, не желая уступать, несмотря на разгорающуюся страсть.
Рюук знал, что эти два упрямых барана еще долго будут спорить, и произнес:
- Может, кинете жребень, раз не можете договориться? – предложил он.
Рюдзаки и Лайт посмотрели на Рюука, скромно улыбнувшись, т.к. они все таки забыли, что он здесь находится. L вытащил из кармана 100 иен, чтобы им разрешить спор.
- Позволь мне его кинуть… - напрашивался Лайт.
- … - Рюдзаки не хотел ему давать, так сам этого хотел, и снова начали сверлить взглядом друг друга.
- Боже! Вы не возможны! Дайте, я кину! – громко цыкнул Рюук, отобрав у них монету, поражаясь этой парочке.
Монета со звоном поднялось в воздух, красиво блеснув на свету.
- Решка! – выкрикнул Лайт, надеясь на удачу.
- Не угадал. – Обломал его Рюук, поймав монету и посмотрев на нее.
- Ты мой! – обрадовался Рюдзаки, игриво повиснув на Лайте, и поцеловав того в губы, не стесняясь присутствия Бога Смерти.
Лайт лишь прижал его в своих объятиях к себе…
Рюук незаметно вышел из комнаты через дверь, и ушел в свою комнату, которую для него выделил Рюдзаки, и поставил в нем компьютер.
Бог Смерти разжал свою ладонь, в которой лежала монета, красуясь трехзначной цифрой с двумя ноликами. Решка.
Прости Лайт, что обманул тебя, но в прошлый раз, когда вы были вместе, ты сильно плакал, но сейчас он никуда от тебя не денется. Он будет твоим вечным преследователем…
Включив комп, он принялся играть…

***

Лайт лежал в объятиях Рюдзаки, поняв, что они первый раз этим занимаются в мягкой кровати, а не на твердом полу. И на этот раз они спят вместе, наслаждаясь друг другом, не боясь, что их кто-то прервет. Лайт почувствовал себя счастливым, позабыв, что только вчера он дулся на него, как воздушный шарик, ярко, но не надолго.
Рюдзаки, приоткрыв один глаз, потянулся, прижимая своего рыжего котеночка к себе покрепче, поцеловав в лобик. Хотя он готов был сам замурлыкать от удовольствия находиться рядом с ним.
Рюук, сидел в своей комнате за компом, но одновременно ждал, когда кто-нибудь проснется, т.к. ему надоело общение с неодушевленным предметом. Кроме того, ему было интересно, как парни раскроют то дело, за которое они взялись. Он немного вздрогнул, когда в коридоре послышались шаги, по направлению в ванну…
О да! Они проснулись! Ура!
Радовался Рюук, и вылетел из комнаты в коридор. Но по пути он вдруг передумал их тревожить, услышав голос Рюдзаки из ванной:
- Ах… нет… Лайт… мы же только вчера… Ммммннн…
«Так, значит, Лайт все-таки добился того, чего хотел…» - сделал вывод Рюук, немного расстроившись, что общение придется отложить на более позднее время…
- Рюук-сан, вам скучно? – раздался чей-то голос, от которого Бог смерти немного вздрогнул.
Обернувшись, он увидел Ватари, как всегда легкого на подъеме.
- Ну, есть немного… - ответил Бог Смерти, радуясь, что встретил хоть кого-то живого.
- Если хочешь, можем заняться расследованием пока без них. – Предложил англичанин, поправляя очки.
- О! Круто! Я согласен! – обрадовался он, решив себя попробовать в роли великого сыщика.
Хотя Боги Смерти особо не вмешиваются в ход событий у людей, но кто их за это накажет? Если только сам Бог.
Тем более, у Рюука такой склад характера, что если его занять чем-то интересным, то он это сделает на совесть…
Рюдзаки немного удивился, увидев на своем месте Бога Смерти, но он не стал его прогонять, т.к. сидеть ему в своей любимой позе пока некоторое время не придется.
- Может пойдем чай попьем… - предложил L, обращаясь к Лайту, который вытирал волосы на своей голове полотенцем.
- А? Ну, я не против позавтракать… - Согласился Лайт, перестав вытираться, и одарил его своей улыбкой.

Эпилог.

Ну, что еще сказать, в этой истории все закончилось благополучно, Лайту придется выучить английский, чтобы можно было общаться с местными обитателями. И для этого Рюдзаки специально начал говорить с ним только на английском, и подговорил Рюука и Ватари.
- Ё-моё! Я вас не понимаю! – Рассердился Лайт, уже пожалев, что сказал, что хочет выучить этот язык. – С вами я свой родной язык забуду…
Рюук и L только рассмеялись, о чем-то говоря на английском, а Лайт полез рыться в словарь, изучая его.
- Щас специально выучу русский, и буду только на нем и разговаривать! – Пригрозил им Лайт, желая ответить тем же.
- No… - произнес Рюдзаки и рассмеялся, издеваясь над Лайтом.
Но ничего такого не подумайте, они ведь всегда так, а иначе было бы скучно… И Рюук бы покончил жизнь самоубийством от скуки и переизбытка яойя. А так всегда есть над кем можно подшутить, и этой жертвой не всегда является Лайт…
Хотя, без Киры мир, наверное будет скучать...
HAPPY END.

0

15

наслаждайтесь

0


Вы здесь » Blood+ » Фанфики » Яойный фанфик по Death Note